«Чернобыль» в Горном? Что известно о проекте завода по уничтожению опасных отходов в Саратовской области

Оценить
«Чернобыль» в Горном? Что известно о проекте завода по уничтожению опасных отходов в Саратовской области
Иллюстрация – Анастасия Писаренко
Корреспондент «Свободных новостей» выяснила, какие отходы хотят перерабатывать в Краснопартизанском районе, кто будет этим заниматься, могут ли возникнуть проблемы и почему правительство поддерживает эту идею.

В поселке Горный Краснопартизанского района собираются запустить производство по утилизации отходов наивысших классов опасности. В сети запустили две петиции против создания опасного производства, коммунисты созывают всех на митинги, а депутат облдумы Николай Бондаренко назвал строительство завода «закладкой атомной бомбы» и предположил «второй Чернобыль».

Вместе с экспертом – промышленным экологом Ильей Чугуновым – рассказываем все, что известно о заводе на данный момент.

Кто и что собирается строить?

В Краснопартизанском районе Саратовской области (райцентр – посёлок Горный) планируют создать «производственно-технический комплекс по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов наивысших (I и II) классов опасности». В год здесь собираются обрабатывать до 50 тысяч тонн отходов. Предприятие должно быть введено в эксплуатацию к 2023 году.

Заказчик объекта – госкорпорация «Росатом», а застройщик – ГУП «Предприятие по обращению с радиоактивными отходами «РосРАО». О проекте стало известно из постановления Правительства РФ, опубликованного 30 апреля.

Почему именно в Горном?

В Горном находится объект по уничтожению химического оружия (УХО), запущенный в 2002 году. В конце 2014 года тогдашний полпред президента в ПФО Михаил Бабич заявил, что все запасы химоружия на заводе полностью уничтожены. Долгое время власти не знали, что делать с заводом дальше. Собирались наладить производство аммиака, подумывали о производстве минеральных удобрений с участием китайских компаний. Дело двигалось плохо. Между тем, на ликвидацию последствий деятельности завода направлялись миллионные субсидии.

В 2017 году в стране закрылись все предприятия по уничтожению химоружия, и их решили приспособить под другие нужды. Недавно объект в Горном включили в федеральный проект по перепрофилированию четырех заводов УХО в комплексы по переработке опасных отходов. Помимо Горного, в проект попали химзаводы «Марадыковский» (Кировская область), «Камбарка» (Удмуртия) и «Щучье» (Курганская область).

А что такое отходы I и II классов опасности?

Все отходы производства и потребления делятся на пять классов опасности по степени негативного воздействия на окружающую среду. К отходам I и II классов опасности относятся самые разные отходы, всего их 444 вида.

В качестве сырья для нового производственного комплекса Росатом рассматривает:

  • свинецсодержащие отходы (аккумуляторы),
  • ртутьсодержащие отходы (градусники, люминесцентные лампы),
  • отходы химических источников тока (батарейки, источники бесперебойного питания),
  • отходы химических и нефтеперерабатывающих производств,
  • отработанные растворы кислот и солей.

Сюда же относятся типографские чернила, эпоксидный клей и даже просроченная краска для волос.

50 тысяч тонн опасных отходов в год – много ли это или мало?

«В промышленном масштабе 50 тысяч тонн – не такая уж большая цифра.В 2017 году в области образовался 71 миллион тонн промышленных отходов, из них почти 70 миллионов – фосфогипс на заводе минеральных удобрений в Балакове. Твердых бытовых отходов в регионе тогда образовалось почти 1,1 миллиона тонн», – говорит промышленный эколог, замдиректора ООО «Промышленная безопасность» Илья Чугунов.

Откуда будут свозить отходы в Горный? (сейчас неизвестно)

Важный вопрос: будут ли это опасные отходы с территории региона или со всей России? Возмущенные жители настаивают, что производство необходимо перенести в малонаселенные субъекты азиатской части страны.

В Росатоме говорят, что отходы приедут с промышленных предприятий, «максимально удобно расположенных с точки зрения логистики». Потом добавляют, что ничего конкретного сказать не могут – пока не утверждена Федеральная схема обращения с опасными отходами. Что касается способа перевозки – это будут транспортные средства. Их собираются оснастить аппаратурой ГЛОНАСС, что, по мнению заказчика, «исключает риски возникновения угрозы как населению, так и окружающей среде».

В региональном минпроме отмечают, что пока не разработана проектная документация, говорить о конкретных схемах движения рано.

Нам правда грозит «новый Чернобыль»?

Как говорит Илья Чугунов, радиоактивные отходы не подпадают под классификацию отходов производства и потребления, и их обращение регулируется отдельным законодательством.

«Чернобыль – это все-таки выбросы в атмосферу и распространение по ветру, а при утилизации опасных отходов возможны утечки и попадание в почву и воду. Если рассматривать с точки зрения механизма выбросов, то, я думаю, более уместно сравнение не с Чернобылем, а с ядерной аварией на ПО «Маяк» и сбросами радиоактивных отходов в реку Течу. Но в Горном планируется именно обработка, утилизация и обезвреживание отходов I и II классов опасности, а не радиоактивных отходов.

Думаю, сумятицу внесло то, что работами по перепрофилированию завода в Горном будет заниматься ФГУП «РосРАО» (предприятие госкорпорации «Росатом»). Меня и самого это очень насторожило, хотя когда я начал изучать этот вопрос, оказалось, что РосРАО проводят, например, работы по рекультивации городской свалки в Челябинске», – объясняет эколог.

Но какие-то угрозы всё равно возможны?

Опасные отходы поэтому и называют опасными. По словам Чугунова, в первую очередь, в зоне риска оказываются работники предприятия, которые имеют дело с опасными веществами.

«Что касается населения, то на предприятиях должны быть предусмотрены различные защиты от аварий, а также санитарно-защитная зона. Но, как показывает практика, защитные зоны определяются исходя из штатного, а не аварийного режима работы предприятия. К сожалению, стопроцентная гарантия безаварийной работы невозможна, и в этом случае возможен выход поражающих факторов за пределы предприятия и даже санитарно-защитной зоны.

Поэтому необходимо широкое обсуждение проекта с общественностью с предоставлением подробного анализа воздействия предприятия на окружающую среду как при штатном режиме работы, так и в случае возникновения максимальной аварии. Необходимо предусмотреть дополнительные меры защиты персонала и населения», – говорит специалист.

Ну а что-нибудь хорошее будет?

Региональные власти видят в строительстве комплекса по переработке опасных отходов одни плюсы. За четыре года на перепрофилирование завода из федерального бюджета поступит почти 5,12 миллиарда рублей, из них 75 миллионов – уже в этом году.

В Росатоме обещают, что будут соблюдены самые жесткие требования безопасности, гарантировано непопадание опасных веществ в окружающую среду «даже на уровне допустимых значений». По расчетам Росатома, загрязняющих веществ в воздухе будет в 1500 раз меньше, чем при утилизации химоружия.

Меньше вредных выбросов в 1500 раз – серьезно?!

«Мне кажется, это просто красивая цифра. Как математически оценить размер опасности?! Может, не в 1500 раз, а в 1456 – и ведь никто не оспорит.

То, что переработка батареек намного безопаснее уничтожения химического оружия, это правда. Но пока еще нет проекта – и непонятно, что же там будет перерабатываться на самом деле», – говорит Илья Чугунов.

Так что все-таки вреднее: перерабатывать опасные отходы или так, как сейчас?

Отходы I и II классов опасности нельзя размещать на полигонах твердых коммунальных отходов, только на специализированных полигонах. До открытия мусоросортировочных заводов в регионе на полигоны ТКО все равно попадали опасные отходы (батарейки, лампы).

«Естественно, просто захоронение отходов любого класса опасности более негативного сказывается на окружающей среде, чем их переработка. Зачастую при переработке из отходов извлекаются полезные компоненты и понижается класс опасности отхода. Хочется надеяться, что в Горном будут все-таки перерабатывать аккумуляторы и люминесцентные лампы, так как есть острый дефицит предприятий такой направленности.

Но повторюсь, что строительство любого опасного производственного объекта должно сопровождаться широким обсуждением с независимым научным и экспертным сообществом, а также с населением. На обсуждении должны быть подробно представлены все опасности, которые могут возникнуть при эксплуатации предприятия, и предложены меры защиты как персонала, так и населения. Ведь в процессе строительства таких объектов самый опасный враг – это отсутствие и замалчивание информации», – уверен эколог.

Еще можно что-то изменить?

Итак, пока нет информации, какие конкретно опасные отходы будут перерабатываться в Горном и откуда свозиться.

В РосРАО заявляют, что они готовы обсуждать проект с жителями даже на стадии разработки проектной документации. К началу июля собираются провести большую встречу с общественниками, депутатами и экспертами. Обсуждать будут то, каким будет будущий завод, а не то, быть или не быть заводу. По всей вероятности, этот вопрос уже решен. Но, как показывает практика последних дней, общество в России еще может что-то менять.