Сотрудник саратовской тюремной больницы сравнил ее с концлагерем

Оценить
Сотрудник саратовской тюремной больницы сравнил ее с концлагерем
Фото sonnik.biz
Заведующий столовой ОТБ-1 намерен с помощью правозащитников передать в управление собственной безопасности УФСИН жалобы заключенных.

Сотрудник туберкулезной больницы №1 саратовского управления ФСИН Дмитрий Шадрин заручился помощью правозащитников и намерен передать в службу собственной безопасности ФСИН жалобы заключенных, сообщает «Газета.ru».

По словам Шадрина, заключенным, содержащимся в исправительных заведениях Саратова, известно о том, что пациентов ОТБ-1 регулярно избивает охрана, и они стараются не попасть туда на лечение.

О ситуации в больнице Дмитрий Шадрин рассказал в пятницу на заседании рабочей группы Госдумы РФ по развитию общественного контроля в местах принудительного содержания, куда он прибыл по приглашению проекта Gulagu.net

«У нас не лечат, а калечат. Сейчас люди боятся попасть туда. Это концлагерь», - заявил он.

Также Шадрин сообщил о давлении, оказываемом местными сотрудниками УФСИН на него лично. Его телефон был поставлен на прослушку, а по пути в Москву сотрудники управления собственной безопасности ФСИН пытались силой снять его с поезда.

«Я подтверждаю факты физического воздействия на осужденных со стороны исполняющего обязанности начальника Гаценко Павла Анатольевича. За время его работы случаев таких было много», - рассказал Дмитрий Шадрин.

Вместе с ним в Москву приехала также вдова осужденного Алексея Степанова, который в марте этого года умер в ОТБ-1 от побоев.

Напомним, в настоящее время в Саратове идет судебный процесс по факту еще одного убийства заключенного. В 2012 году в исправительной колонии №13 погиб заключенный Артем Сотников, которого также неоднократно избивала охрана колонии. По делу об убийстве Сотникова проходят пять человек. Мать погибшего — Лариса Сотникова возглавляет в Саратове Совет по правам заключенных. Она неоднократно высказывала опасения, что виновные в гибели ее сына не понесут заслуженного наказания. Несмотря на тяжесть преступления, обвиняемые не содержатся под стражей. Одному из них избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, еще четверо находятся под домашним арестом.