Саратовского тюремного провокатора расстреляли после смены руководства НКВД

Оценить
Саратовского тюремного провокатора расстреляли после смены руководства НКВД
Фрагмент протокола допроса
ИА «Свободные новости» публикует статьи о репрессированных саратовцах.

Как пострадал после смены власти в НКВД тюремный провокатор, получавший показания от арестованных саратовцев в период Большого террора, рассказал в очередной статье о репрессированных горожанах журналист и краевед Алексей Голицын.

Автор провел исследование о сотрудничестве одного из саратовцев с НКВД, когда герой публикации играл роль доносчика и провокатора, на тюремном жаргоне - «наседки».

«В обмен на разного рода льготы «наседка» либо выведывает у сокамерника детали дела, нужные следствию, либо склоняет его к сотрудничеству и признанию. По всем законам - и тюремным, и человеческим - стукача ждет незавидная участь, но главная ошибка подсадного заключается в наивной вере в начальство - что уж оно-то точно не кинет, что потребность в осведомителе будет всегда», - пишет Голицын.

Он отмечает, что в публикации не называл имя провокатора, а называет его А.Л., так как в Саратове до сих пор живут его потомки, а сам герой публикации внесен в Книгу памяти Саратовской области. При этом Голицын отмечает, что не будет делать выводов о мотивах сотрудничавшего со следствием, так как не знает, «что с ним делали для того, чтобы он согласился продавать и предавать вчерашних товарищей по партии».

Голицын также приводит протокол допроса героя его статьи, который сам попал в тюрьму по обвинению в содействии «троцкистам», а потом начал содействовать тому, чтобы его товарищи по несчастью предоставляли НКВД нужные сведения и показания.

«Есть большая трудность в моей работе - это то, что у арестованных появляются рецидивы раскаяния. … Желание отказаться от показаний. Я забыл Вам сказать, что я сидел с Шиповым. Я его очень удачно сломал, он дня 3-4 не давал никаких показаний. Этот человек ужасные вещи выделывал в камере - и плакал, и головою о стенку бился, но я его с большим трудом успокоил, и он дал показания, но может от них отказаться. Я на этот счет уже информировал Зарицкого, так как заметил, что Шипов в камере готовит заявление на имя следствия в форме отказа», - приводит Алексей Голицын фрагмент протокола допроса героя публикации в связи с делом Якова Агранова, начальника Главного управления государственной безопасности НКВД СССР.

Агранов в мае 1937 года был назначен на должность начальника управления НКВД Саратовской области для «зачистки» региона от троцкистов, но в июле Агранова арестовали и доставили в Москву, а 1 августа 1938 года - расстреляли.

«Допрашивал А.Л. новый начальник УНКВД Саратовской области Альберт Стромин, который вскоре будет всенародно избран депутатом Верховного Совета СССР первого созыва. Что, впрочем, не помешало и его расстрелять в Москве 23 февраля 1939 года», - отмечает Голицын.

О подробностях биографии провокатора и последствиях его сотрудничества с НКВД читайте в статье Алексея Голицына «История репрессий. Откровения тюремного провокатора»