В день «избиения» Сергея Хмелева потерпевший сидел дома в одиночестве

29.03.2016, 11:34
Комментарии: 0
Просмотры: 798
Андрей Бовкуненко
Фото Константин Халин

В эти минуты в Кировском районном суде Саратова продолжается процесс по делу заключенного ИК №17 города Пугачев Сергея Хмелева. Он обвиняется в совершении ложного доноса на сотрудников УФСИН (статья 306 УК РФ) - работников колонии Андрея Бовкуненко, Павла Рыгалова, Сергея Александрова и замначальника исправительного учреждения Эдуарда Зейналова.

В прошлом году судья Кировского райсуда Дарья Богданова признала Хмелева виновным по статье 306 УК РФ (заведомо ложный донос о преступлении) и добавила осужденному к уже имеющемуся сроку еще год колонии. Однако 19 февраля судья облсуда Ирина Мыльникова отменила решение первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

В процессе помимо подсудимого и потерпевших участвуют адвокаты Маргарита Ростошинская, Светлана Белова и Николай Киселев, гособвинитель Алексей Трофимов и судья Михаил Новиков.

Суд продолжил допрос потерпевших сотрудников колонии (на предыдущем заседании показания дал Эдуард Зейналов).

Как, в частности, рассказал работник ИК № 17 Андрей Бовкуненко, в апреле-мае 2015 года он узнал о поступившем в правоохранительные органы заявлении Хмелева, когда был допрошен следователем. Свое участие в избиении заключенного (которое, по версии осужденного, произошло 22 января 2015 года) он отрицал, так как в указанный день вообще не находился на работе – у него был выходной, который он провел дома в одиночестве. Хорошую память относительно времяпрепровождение в этот день он объяснил тем, что его очень много раз про него спрашивали.

Также, отвечая на вопросы адвокатов, Бовкуненко сказал, что в свой выходной день сотрудник не может пройти в колонию (об этом ему известно со слов коллег, но кто именно проинформировал его о таком запрете, он не помнит).

На следующий день Бовкуненко видел Хмелева при этапировании в ОТБ и телесных повреждений на видимых частях его тела не наблюдал. Целью перемещения осужденного, как он потом узнал, была «язва желудка», а об оказании на Хмелева какого-либо давления для того, чтобы тот отозвал заявление о преступлении, ему ничего не известно.

Что касается результатов проверки по заявлению Хмелева об избиении, Бовкуненко пояснил, что не помнит, когда узнал о ее результатах. «Ко мне никто не подходил и ни о каких побоях не заявлял», - добавил он.

Защитник Николай Киселев спросил, совершал ли Бовкуненко звонки своим коллегам потерпевшим 22 января и последующие два дня. «Я не могу сказать, совершал или не совершал. Я много кому звоню», - уклончиво ответил сотрудник колонии.

Реклама
Оцените новость
0
Новости партнеров
Loading...
6 (420)
от 21
февраля
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Под вой сирен-2
Есть такая грубоватая поговорка, всю ее мы приводить не будем, только вторую часть. Поговорка эта тем более к месту, что речь опять пойдет о медицине, вернее, о саратовской «Скорой помощи». Так вот, вторая часть нашей поговорки: «...так золотуха».
«Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы...»
Безопасно ли в Саратове переходить через железнодорожные пути?
1
«Пирог» для афганцев. Со скандалом
Санаторий для реабилитации инвалиды локальных войн теперь будут выбирать самостоятельно.
Хоть где-то мы в «лидерах»
Саратовская область вошла в первую треть регионов по социально-экономической напряженности в трудовой сфере.
Спорные фигуры
Депутаты Саратовской городской думы собрались на общее заседание в 13-й раз.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Победительница проекта «Большая опера» Ксения Нестеренко о хейтерах в интернете
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ