Фельдшер «скорой помощи»: в очередях в ковид-госпитали было по 30-40 человек!

Оценить
Фельдшер «скорой помощи»: в очередях в ковид-госпитали было по 30-40 человек!
Почему нуждающихся пациентов ставят «в очередь», почему скорая приезжает через 6-12 часов после вызова, почему бригады работают сутки через сутки, и почему не стоит вызывать скорую при только появившейся температуре 37.5.

Об этом  «Свободным новостям» рассказала фельдшер городской службы скорой медицинской помощи.

Женщина попросила не называть её фамилии. 

- Насколько сложнее стало работать на скорой в период коронавируса? 

- С такой нагрузкой мы раньше никогда не сталкивались. Сейчас, заступая на смену, мы садимся в машину в восемь утра и только через сутки из машины выходим. Все время занято работой. На подстанциях не хватает людей, поток пациентов колоссальный. За сутки на подстанцию поступает порядка ста вызовов. Примерно семьдесят из них – на высокую температуру и признаки ОРВИ. Самый пик вызовов приходится на время с десяти часов вечера до двух часов ночи.

В смену выходит от четырех до семи бригад. Но за смену мы не всегда успеваем объехать все адреса. 

- Почему? И какое время ожидания пациентов от момента вызова до приезда машины скорой помощи? 

- Если все бригады заняты, то людям, конечно, приходится ждать и ждать долго. Пять-шесть часов, иногда двенадцать. Бывают задержки даже по 24 часа – и тогда адрес берет следующая смена. Все от того, что нам приходится стоять в очередях, когда мы госпитализируем пациента с пневмонией, или с температурой и подозрением на ковид. В инфекционке – то есть, в ковид-госпиталях – одного пациента оформляют примерно час. В очереди бывает от четырех до 11 машин. Самые длинные очереди – у энгельсской городской больницы №2. Там мы, обычно, проводим больше всего времени. 

- Какое количество вызовов на признаки ОРВИ у вашей бригады бывает в сутки и сколько человек из них нуждаются в госпитализации?

- На температуру и признаки ОРВИ за сутки наша бригада выезжает на 12-15 адресов. Конечно, не все эти пациенты нуждаются в госпитализации. У кого состояние не тяжелое, мы оставляем дома. А тяжелых, их из этих 12-15 вызовов бывает человек пять, госпитализируем.

Тяжесть состояния определяют температура, сатурация, дыхательная недостаточность, общее состояние пациента. Проще всего принять решение о госпитализации, конечно, когда у человека на руках уже есть все анализы и рентген лёгких. 

- Сколько из этих пяти вы реально можете госпитализировать? 

- Вы знаете, смена на смену не приходится. Иногда за сутки никого не ставишь «в очередь», а сразу везешь в инфекционку. А бывает, что и все нуждающиеся остаются дома, ждать, когда в госпитале освободится место. 

- То есть, мест в ковидных госпиталях действительно не хватает? 

- Не хватает. Помню, одну пневмонию мы везли в больницу, и наш пациент занял последнюю койку. Другим бригадам уже говорили: «мест нет». Конечно, совсем тяжелых мы стараемся как-то пристраивать, договариваться. А тех, кто еще может потерпеть, оставляем дома, ждать, когда освободится место. 

- Как вы узнаете, что места закончились? 

- Перед тем, как везти пациента в больницу, мы звоним старшему врачу. Тот уже узнает в стационарах, есть ли места.

В июле-августе очереди на госпитализацию были по 40 человек. 

- Вы ковидная бригада? 

- Нет, мы обычная бригада. Специальных ковид-бригад больше нет. Сейчас все машины ездят на любые вызовы. 

- Но защитные костюмы-то у вас есть? 

- Есть, конечно. Если мы едем на вызов, где есть подозрение на коронавирус, то мы надеваем СИЗ. А после того, как возвращаемся с такого вызова, из очереди к госпиталю, машина уходит на обработку. 

- А как машины обрабатывают? 

- Честно говоря, ни разу не видела, как это происходит. Это делается без нас. 

- Вызовы как-то делятся по важности, экстренности? 

- Конечно. Мы стараемся в первую очередь выезжать к самым тяжелым пациентам. 

- Можно как-то определить тяжесть состояния человека по телефонному звонку? 

- Диспетчеры этому обучены. Есть симптомы, которые просто нельзя игнорировать. Но, знаете, бывают и пациенты хитрые, которые наговаривают себе тяжелую симптоматику. Приезжаешь, а там у человека 37,2 и даже кашля нет.

Вообще, огромное количество времени уходит на бестолковые вызовы. Например, родители звонят в три часа ночи и вызывают скорую к ребенку, у которого сыпь или небольшая температура – проконсультироваться. Хотя такой случай терпит до утра и требует вызова участкового педиатра. 

- Неужели диспетчер – там же тоже работают медики – не может просто дать консультацию по телефону? 

- Проконсультировать может, конечно. Но не послать на этот адрес бригаду он не имеет права. Сейчас такая ситуация сложилась, что диспетчеры даже не отменяют вызов. Например, пациент вызвал скорую, потом ему стало лучше и он позвонил повторно,  отменил вызов. Но нас все равно к нему посылают. Мало ли и что? Ты приезжаешь, пациент удивляется, но в дом все равно приглашает. И ты снова тратишь время на бесплатное обследование: давление, ЭКГ, и так далее. 

Если диспетчер не может не отправить бригаду, то мы, в свою очередь, не имеем права отказать в госпитализации, если человек настаивает, что ему нужно в больницу. Конечно, мы объясняем, что если у пациента двое суток температура 37,2 и даже кашля нет, то госпитализация не требуется. Что ни рентген, ни КТ на таком сроке заболевания в легких ничего не увидят. Но если он настаивает, то все равно, конечно, везём. Не знаю, что руководит такими людьми? Может быть, страх?

И у нас опять начинается рутина: оформляем документы, везем пациента в больницу, стоим в очереди, пока коллеги убиваются на вызовах. Они работают, машин не хватает, а мы стоим. У нас был такой случай: мы шесть часов простояли в очереди в ковидный госпиталь, а у пациентки даже бронхита не было. Она просто простыла! Когда вернулись на подстанцию, то там было огромное количество адресов, которые мы потом всю ночь расхлебывали. 

- А есть проблемы с госпитализацией пациентов не с признаками ОРВИ? Недавно мы рассказывали о пациенте с приступом аппендицита, которого три дня не могли госпитализировать – больницы не принимали. У вас было такое, что человека с инсультом, инфарктом или другими нековидными хворями приходилось катать по городу в поисках стационара, который не бы закрыт на карантин? 

- С подобными случаями наша бригада не сталкивалась. Обычно мы заранее выясняем, в какую больницу можем отвезти пациента. Со сложностями в плане госпитализации мы сталкиваемся, когда у нас на руках пациент с пневмонией и подозрением на ковид. Потому что мест не хватает. 

- Вы сказали, что на скорой не хватает людей. В чем это выражается? 

- Некому дежурить. Мы работаем по графику «сутки через трое». Но часто просят выходить в параллельные смены. То есть, ты сутки работаешь, сутки дома, потом снова выходишь на сутки на подмену, потом еще 24 часа дома. И снова заступаешь на смену, уже на свою. Я стараюсь не часто на такое соглашаться. Потому что это чисто физически невыносимо. А так звонят и просят выйти часто, конечно. 

- Но вам платят за подработки и за работу с ковидными пациентами? 

- Платят. 

- Сами вы болели коронавирусом? 

- Нет, кстати, сама не болела. Да и коллеги не часто заражаются. Наверное, это потому, что иммунитет закален всевозможными вирусами и инфекциями – потому что на этой работе с чем только не сталкиваешься. 

- Зачем вы вообще пошли работать в скорую? 

- Потому что я училась на фельдшера скорой помощи. Потому что мне нравится эта работа – тут такой адреналин! Никакой рутины – каждый день что-то новое. И при этом колоссальный опыт! Плюс, характер закаляется – ты уже не теряешься в экстренных ситуациях, не впадаешь в панику. Хотя, конечно, работать бывает непросто. Особенно сейчас. 

- Почему? 

- Из-за нехватки людей. Из-за того, что пациенты озлоблены. Ты заходишь на адрес, а тебя уже встречают в штыки. Конечно, сказывается ожидание. Люди злятся потому, что мы долго едем. То, что скорость доезда далеко не всегда зависит от нас, их не убеждает. Процентов восемьдесят уверены, что мы сидим в тепле и чаи распиваем. И сами никуда ехать не хотим. Редко, когда скажут – «мы всё понимаем». Плюс сама ситуация – карантин, ковид, безработица – очень многие сейчас остались без работы – тоже радости людям не добавляет. Им надо на ком-то сорвать свою злость. Вот и срывают ее на нас.

Им не объяснишь ни про очереди в госпитали, ни про тяжелых пациентов. Многие до сих пор считают, что нет никакого коронавируса. И не представляют, насколько серьезная ситуация в Саратовской области.  

- Почему руководство никак не защищает медиков со скорой помощи от «бестолковых вызовов»? 

- Ой, это тема бесконечная. Я не знаю, почему так. Пациенты иной раз пишут жалобы даже за то, что ты не так посмотрел. И если руководство на подстанции все понимает и входит в положение, то вышестоящее начальство всегда на стороне пациента, даже если он и не прав.