«Подпольный» протокол и «незначительные» ошибки

Комментарии:1
Просмотры: 457

Елизавета КосмачёваЕлизавета Космачёва,
студентка

Место действия: Саратов, УИК № 4, гимназия № 2, председатель – Ольга Васильевна Карпова

В ТИК, по-видимому, члены комиссии отвезли совершенно другой – «подпольный» – протокол, потому что цифры в системе ГАС «Выборы» в несколько раз отличались от тех, что были в протоколе, который был у меня на руках, что и послужило основной причиной отмены итогов голосования на этом участке.


Выборы 10 сентября – первые выборы в моей жизни, раньше даже голосовать не доводилось. С избирательным процессом я вообще не была знакома, и хотя посетила несколько лекций по подготовке наблюдателей, мало что было сказано конкретно и мало что удалось уяснить. Но я слышала, как проводятся выборы в России и как к ним относятся граждане.

На избирательном участке я была зарегистрирована в качестве члена комиссии с ПСГ. Помещением для голосования был большой коридор гимназии на втором этаже. В этом помещении находились сразу две УИК, моя № 4 и еще № 5, одна напротив другой. Это немного усложняло задачу, так как было труднее следить за тем, куда идёт избиратель, из толпы наблюдателей было непонятно, кто относится к моей УИК, и члены одной УИК переговаривались с членами другой. Оба участка были оснащены КОИБами.

Председатель Ольга Васильевна оказалась очень приятной женщиной, совершенно не расположенной к конфликтам, она не могла оскорбить или накричать на кого-нибудь. Секретарем же был мужчина, который и «держал порядок» на участке.

Некоторыми из наблюдательниц были преподавательницы этой же школы, которые автоматически являлись помощницами членов УИК.

Первое нарушение было замечено уже после появления избирателей на участке: не были опломбированы переносные ящики для голосования. Секретарь сказал, что так и должно быть, но на помощь поспешила председатель соседней УИК. Она принесла пломбы, сообщив, что «это вам от нас, мы поделимся».

На протяжении дня вопиющих нарушений замечено не было, не было и «каруселей», которым была посвящена почти половина времени обучения перед выборами. Голосовать приходили в большинстве своем люди пенсионного возраста, некоторые из них во всеуслышание заявляли: «мы против действующей власти», молодых людей было совсем мало. Я не понимала, в чём же подвох. Одна из наблюдательниц заметила, что председатель комиссии периодически спускается вниз с папкой в руках, по её предположению, в папке были чистые бюллетени из сейфа. К сожалению, точно установить не удалось, что же она носила в этой папке. Можно было только предполагать, что внизу в них проставлялись галочки и передавались избирателям.

О надомном голосовании непосредственно перед выходом всем не объявляли. О том, что с ящиком собираются уходить, становилось понятно только тогда, когда к столу председателя подходил кто-то из наблюдателей, и, скооперировавшись с одним из членов УИК, они уходили. Возвращение с надомного голосования для всех было праздником. Самый первый ящик после этого даже хотели передать «на хранение» полицейскому, к счастью, такого нарушения не произошло.

Как уже было понятно с самого начала дня, с законом о выборах члены УИК знакомы не были.

В один момент на избирательный участок пришел мужчина-избиратель, который вынес бюллетень, может, и не один, да не просто вынес, а демонстративно порвал его. Сразу поднялся шум, секретарь сказал, что «вы нарушаете закон», но почему-то больше всего беспокоилась председатель соседней УИК № 5, она сказала, что «это провокация и мужчину необходимо задержать, а порванный бюллетень вернуть». Полицейский, скорее всего, понимал, что задерживать не имеет права, но всё равно спустился за мужчиной на первый этаж.

Сразу после окончания голосования все бросились к КОИБам. Почему-то производить все операции соседняя УИК стала быстрее, наша УИК, наверное, хотела посмотреть и перенять опыт. Я понятия не имела, можно ли вбивать в КОИБы какие-то данные вручную и может ли после совершения таких действий быть распечатан протокол. После того, как члены УИК совершили какие-то непонятные операции с КОИБом, КОИБ был «накормлен» бюллетенями из ящиков с надомного голосования.

Потом проводилась работа со списками избирателей. Я видела, как одна из членов УИК писала на одной из страниц что-то карандашом, потом стирала и снова писала. Естественно, никакие посчитанные по книгам данные оглашены не были. Так же начался подсчёт неиспользованных бюллетеней, считали и председатель, и секретарь. Наблюдатели всё видели, за всем следили. Итоговое количество бюллетненей не огласили, в увеличенную копию протокола на стене ничего не внесли. Неиспользованные бюллетени погасили и убрали в несколько мешков, по видам голосования. Сверху на мешке цифра – по нашим подсчётам, верная.

Насколько я помню, после этого в работе комиссии был перерыв больше часа, председатели и члены обеих УИК совещались на глазах у наблюдателей и уходили совещаться в классы, также разговаривали по телефону.

Когда был распечатан протокол, все просто поразились: посчитанное количество погашенных бюллетеней не ­совпадает с тем, что в протоколе. 

Один мужчина-наблюдатель и я стали сильно возмущаться, просили пересчитать эти бюллетени и исправить протокол. Мы подошли к мешкам сверить цифру, но они уже были перемотаны скотчем, а сверху была бумажка уже с другой, «нужной» цифрой. Вместе с этим члены УИК наотрез отказывались вносить какие-либо данные в увеличенную копию протокола на стене.

Пересчитать бюллетени тоже отказывались, пока мужчина-наблюдатель не закричал: «Я член комиссии с ПСГ, и это моя просьба». После этого секретарь всё-таки согласился оказать нам милость и пересчитать, мешок был ювелирно вскрыт, чтобы ни в коем случае не показать наблюдателям цифру, изначально написанную на мешке, мешок забрала председатель и не выпускала из рук. Изнурительный подсчёт подтвердил их «ошибку», мы требовали перепечатать протокол. Секретарь отказывался, объясняя тем, что на итоги выборов этот незначительный промах никак не повлияет и «мы впервые с КОИБами работаем, ошиблись». В итоге на своём осталась стоять только я. Мое требование выполнить отказались. Я и ещё одна наблюдательница писали жалобы, а члены УИК подписывали неверные протокол и копии. К тому времени соседняя УИК уже давно закончила работу, оставив протокол на стене совершенно пустым.

Никакого итогового заседания не состоялось, даже намека на него не было, члены УИК, наверное, и не знали, что его проводить нужно. Количество принятых жалоб в протокол тоже не внесли.

Наблюдателям раздали копии протоколов, а секретарь с горем пополам пошёл заполнять протокол на стене, напевая советские песни, заполнил всего половину. Кстати, я удивилась, с какой лёгкостью они раздали всем копии, потому что слышала о том, что наблюдателям зачастую приходится самим изготавливать копии, либо их им отказываются выдавать вообще. Этому, кажется, нашлось разумное объяснение. В ТИК, по-видимому, члены комиссии отвезли совершенно другой – «подпольный» – протокол, потому что цифры в системе ГАС «Выборы» в несколько раз отличались от тех, что были в протоколе, который был у меня на руках, что и послужило основной причиной отмены итогов голосования на этом участке.

Ключевые слова: выборы губернатора
Оцените статью
1

ВЫБОР РЕДАКЦИИ

24.11.2016
Банкротство как спасение
Как россияне избавляются от огромных долгов по кредитам.
архив
выпусков
1
Премьер обещает, что через шесть лет мы заживем хорошо
Правительство России обещает коренное улучшение жизни через 6 лет, когда будут реализованы нацпроекты. В майском указе президента говорится о необходимости сокращения бедности и увеличения продолжительности жизни, но в нацпроектах об этом – ни слова.
Не занесло – так смоет. 13 тысяч жителей Саратовской области могут пострадать от паводка
После «аномальной зимы» Саратов и область готовят к такому же паводку. Большой воды ждут в Аткарске, Петровске, Заволжье и в самом Саратове. Мы поговорили с людьми, пострадавшими в прошлогоднем паводке. Похоже, его уроки не выучены.
12
Не надо поднимать панику! 10 напастей Саратовской области этой зимой
Крыши падают, трамваи стоят, жители протестуют, даже тухнет вечный огонь. Министров судят. Депутатов арестовывают. Разбираемся, какие напасти обрушились на наш регион нынешней зимой и кто в этом виноват.
13
«Я работаю в психбольнице». Рассказ старшей медсестры о буднях специализированного медучреждения
Медсестра областной психиатрической больницы рассказала о травле со стороны руководства, «тайном морге», расположенном на территории медучреждения, использовании труда пациентов и даже фотографиях пациентов, которые сотрудники выкладывают в Интернет.
12
Владислав Сурков обещает долгую жизнь «государству Путина»
Помощник президента Путина Владислав Сурков написал статью, в которой предрек долгую жизнь «государству Путина», а также удивил утверждениями том, что наша власть понимает народ, а «государство Россия» держится на доверии народа к власти.
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Из-за повышения НДС с 1 января эксперты прогнозируют заметный рост цен. Повышение цен на какие товары и услуги вас беспокоит больше всего?
Проголосовало: 3553
3


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ