ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 13 (473) от 17.04.2018
Спорт

Подарить им крылья…

Паралимпийский вид спорта в регионе развивает энтузиаст
Комментарии:0
Просмотры: 511

Местная власть пока не горит желанием помогать проекту. Сергей Родионов, руководитель АНО «Центр ледовых видов спорта «Крылья», придумал развивать адаптивный хоккей еще в 2010 году, когда вместе со своей семьей стал тренировать ребят из социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Надежда». В 2014-м он зарегистрировал некоммерческую организацию, а в конце 2017-го выиграл Президентский грант на свой проект «Хоккей без барьеров».

В этом проекте три направления: следж-хоккей для детей с проблемами опорно-двигательного аппарата, флорбол (хоккей в зале) для детей с ментальными нарушениями и инклюзивный хоккей для детей и подростков, попавших в сложную жизненную ситуацию. Воспитанник Родионова, следж-хоккеист Михаил Батузов в конце апреля первым среди саратовцев поедет на тренировочные сборы детской следж-хоккейной лиги в Сочи.

Мишины тренажёры

Миша Батузов живет с родителями в пятиэтажке на улице Шелковичной, почти на самой горе. Через дорогу – частный сектор. Несмотря на тёплые дни, лёд на дороге до конца не растаял. При продаже квартир в таких домах риелторы обычно пишут – этаж первый, высокий. То, что считается преимуществом для покупателей, для Миши и его мамы неудобство. Крутые, щербатые ступеньки к подъездной двери, узкая неудобная площадка. За железной дверью с домофоном под лестницей первого этажа стоит инвалидная коляска. Батузовы живут на четвертом. Лифта нет.

Дверь мне открывает Мишина мама Елена. Хрупкая на вид женщина с доброй, открытой улыбкой. Они с сыном только что вернулись с городского праздника, а после нашей встречи собираются на игру «Автодора». Миша увлеченный болельщик.

– Наша ужасная лестница для нас как тренажёр, – объясняет Елена. – Если бы у нас в доме был лифт, то некоторые мальчики (выразительно смотрит на сына) катались бы туда-сюда. А чтобы реабилитация шла успешно, нужно двигаться. Движение – это жизнь. Вариантов нет – мы эту лестницу каждый раз преодолеваем. В первый раз было очень страшно – мы поднимались с Мишелем в квартиру минут сорок. С нас пот тёк градом. А когда дошли, просто рухнули и уснули. А теперь, можно сказать, летаем.

Восемь лет назад Миша Батузов неудачно перебежал дорогу. Ребёнка сбила машина. Он упал, ударился головой об асфальт. Несколько месяцев мальчик провёл в коме. Прогноз был очень плохой.

– Когда Мишанька лежал в Санкт-Петербурге на лечении и я его уговаривала: «Миша, скоро 1 сентября, скоро в школу, надо выздоравливать», врач мне твердила: «Не давайте ребёнку ложных надежд, никакой школы у него больше не будет». А мы через год взяли и пошли учиться. Конечно, это большая работа и сына, и наша, и врачей. Никогда не стоит опускать руки.

Следж-хоккей, или хоккей на санях – командная спортивная игра на льду, аналог хоккея с шайбой для людей с ограниченными возможностями. Следж-хоккей входит в программу зимних Паралимпийских игр.

Лет шесть назад, находясь на реабилитации в Москве, Миша познакомился с девочкой из Красноярска. Семьи подружились, общаются в интернете. Осенью прошлого года Мишина подруга выложила в соцсетях ролик – она на льду катается на специальных санках. Так Батузовы впервые услышали о следж-хоккее. И подумали: вот было бы здорово, если бы что-то подобное появилось и в Саратове.

– Вы не поверите, но буквально через две недели позвонил Сергей Родионов и сказал, что хочет открыть в Саратове секцию следж-хоккея. Он собрал нас в детском фонде на разговор, мы долго это всё обсуждали, и было непонятно, что в итоге из этого выйдет. Сергей не понимал, какие у нас дети, мы не понимали, что такое следж-хоккей. Но месяца через полтора после нашей встречи появилась информация, что есть санки и нужно приезжать на тренировку. Всю амуницию нам выдали. Только шлем мы купили свой – во-первых, Миша хотел именно свой, а во-вторых, наш 14-летний мальчик выглядит на все восемнадцать. И детский шлем застревает у него в районе ушей.

Тренировки проходили в течение двух месяцев в Энгельсе, на базе крытого катка «Ледовая сказка», каждое воскресенье в восемь утра. Подъем в шесть, завтрак, сбор амуниции, Елена с Мишей на такси добираются до улицы Московской, где их подхватывают товарищи по секции, и к назначенному времени все вместе они попадают на каток.

– На первой тренировке мы, родители, были испуганные и трясущиеся. Очень страшно, как твоего ребенка забирают на лёд и ты пока не знаешь, что там будет происходить.

– Женщины все трусихи, – смеётся над мамой Миша. Ему нравится хоккей. Когда мы начинаем говорить о тренировках, у парня загораются глаза. – Я люблю болтать с друзьями, кататься тоже люблю. Шайбы в ворота забивать.

Тренировки даются Мише непросто – обычно следж-хоккеисты отталкиваются ото льда двумя руками. После травмы у Миши плохо действует правая сторона. Так что на льду он управляется одной левой. Лена надеется, что и здесь будет как с лестницей – если развивать руку, рано или поздно она заработает.

В конце марта в Саратове состоялось торжественное открытие II Кубка Приволжской железной дороги по хоккею с шайбой. Михаил открывал этот турнир символическим вбрасыванием шайбы. А также – пока единственный из саратовцев – он получил возможность поехать на тренировочные сборы детской следж-хоккейной лиги в Сочи.

– Семь дней обширной программы, – рассказывает Елена. – Дети будут заняты с утра до вечера. Тренировки на льду, в бассейне, в зале, занятия в классе по стратегии и тактике. Для нас это всё звучит пока фантастически. Как будто это не про нас. А самое главное, мы с сыном впервые едем куда-то далеко не на лечение.

Через тернии

Зачем дарить детям из детских домов конфеты с апельсинами на праздник, если можно сделать для них что-то действительно полезное, подумал в 2010 году Сергей Родионов и оплатил аренду льда в энгельсском крытом катке, чтобы научить ребят из приюта «Надежда» кататься на коньках. Тренировки стали традицией. Потом из этого вырос проект «Хоккей без барьеров».

– Барьеры в хоккее – это не только малое количество катков, общее безденежье и дороговизна экипировки. В обществе, к сожалению, существует неприятие детей со стигмой неполноценности – будь то особенности физического или ментального развития, детей в трудной жизненной ситуации – сирот, опекаемых. И это не надуманная вещь. Эти барьеры надо устранить в первую очередь. Мне недавно попалось стихотворение, смысл которого в том, что у детей с особенностями развития, с особенностями здоровья взамен утраченного приложены крылья. И наша задача – научить их летать. А еще сделать так, чтобы общество перестало воспринимать их как чужих.

Зарегистрировав некоммерческую организацию, выучившись в Академии хоккея в Санкт-Петербурге на тренера, Родионов стал разрабатывать свой проект адаптивного хоккея – он стал частью их реабилитационной программы. С 2014 года подавал заявки в Фонд президентских грантов. И только в 2017-м наконец выиграл 1,5 млн рублей. Часть денег должна была быть потрачена на аренду ледового поля в энгельсском крытом катке. Но оказалось, что забронировать поле в удобное для ребят время нереально. Владелец катка, как сказали Родионову в администрации района, уважаемый человек, депутат городского собрания, не стал жертвовать вип-клиентами ради детей. Хотя Родионов не просил скидок, только удобное время. Чиновники, впрочем, тоже отнеслись с «Хоккею без барьеров» с прохладцей.

– Делать нечего, мы взяли время, которое вообще никому не нужно – в воскресенье, в восемь утра. В Энгельс к восьми утра едут дети из Саратова с ДЦП и с нарушениями после травм. Для других своих воспитанников я проводил тренировки на открытых площадках. Мы даже турниры устраивали. Зато теперь я могу апеллировать к исполнительной власти – мы не можем реализовать интересные проекты, потому что у нас нет доступных объектов.

Родионов не теряет оптимизма – он уверен, что при желании и умном менеджменте можно развивать детский инклюзивный и адаптивный хоккей, можно строить самоокупаемые спортивные сооружения, можно привлекать волонтеров, готовых возиться с детьми не за деньги, а для души. Тем более что у него уже есть такие помощники.

Оцените новость
0
архив
выпусков
3
Второе пришествие Шинчука. Послужной список нового главного общественника Саратовской области
20 марта Борис Шинчук был избран председателем Общественной палаты Саратовской области. Вспоминаем его «боевой путь» – от директора обойной фабрики до главного общественника региона.
7
Студенты-африканцы: Слово «негр» звучит грубо из уст белого
Депутат Госдумы Николай Панков считает, что за границей дела настолько плохи, что «негры» сидят «в клетке», – так он написал в своем telegram-канале. Так ли это? Мы поговорили с африканскими студентами в Саратове об их странах, расизме и патриотизме.
2
Испанский стыд. В России угрозы убийством саратовскому журналисту не восприняли всерьез. Испанский суд, кажется, готов докопаться до правды.
Журналист Владимир Спирягин провел расследование о преднамеренной банкротстве завода. Один из фигурантов дела стал ему угрожать. Российские правоохранительные органы не сочли угрозу серьезной, зато испанский суд решил разобраться в деле.
8
Саратовские полицейские ожидали много крови на концерте IC3PEAK
Полицейские приходили на концерт группы IC3PEAK в Саратове, опасаясь страшных песен, громких аплодисментов, луж крови и шарфа с черепами. Они знакомились и фотографировали паспорта участников перед началом концерта.
1
Обыкновенный ад. Как живет общага на улице Азина: без света, газа, отопления и при полном равнодушии чиновников
Дом на Азина, 37 – бывшее общежитие химкомбината – был построен в середине 50-х годов прошлого века. «Здесь был рай», – вспоминают старожилы. Шли годы, и под равнодушными взглядами чиновников жизнь в этом доме превратилась в ад.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ