ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 12 (472) от 10.04.2018
регион

Паводок. Пробуждение

Талые воды залили окраину Энгельса
Комментарии:1
Просмотры: 510

Фото Матвей Фляжников

В Энгельсском районе отменен режим чрезвычайной ситуации, введенный в конце прошлой недели из-за затопления городских улиц талыми водами. Из-за паводка в течение нескольких дней не работал миграционный центр областного ГУ МВД в поселке Пробуждение: подъезды к учреждению оказались залиты, в здании было отключено электричество. Большая вода пришла в жилой квартал на проспекте Строителей, заполнив подвалы пятиэтажек. Местные дороги превратились в реки. Чтобы перебраться через двор дома, жильцы ходили по трубам теплотрассы, как по мосту.

Журчат ручьи, слепят лучи...

Поселок Пробуждение – дальняя окраина Энгельса. По обе стороны дороги – заборы и заводские корпуса. Справа – кладбище. Слева – поворот в жилой квартал. Несколько серых хрущевок и четыре разноцветные новостройки, где дают квартиры сиротам, переселенцам из аварийного жилья и другим льготникам. На месте пятого дома стоит желтый подъемный кран. Со стройплощадки течет река. Залиты дорога и тротуар. Деревья лесополосы стоят в гигантской луже, по размерам побольше иного озера. Под окнами пятиэтажек – болотце с плавающим мусором. На пороге СТО, работающей в пристройке, курят мужики в спецовках – вода покрывает всю площадку перед станцией.

Водитель редакционной машины, выбрав сухой пятачок, категорически объявляет, что дальше не поедет. На другом «берегу» проезжей части в нерешительности останавливается мама с двумя детьми – она и дочка-школьница смогут перепрыгнуть поток, если хорошенько разбегутся, а вот маленького сына нужно как-то перенести. «Опять течет!» – взвизгивает девочка. Пока семейство искало брод, как будто открылся невидимый шлюз, и вода в ручье прибывает на глазах.

«Я 35 лет здесь живу. Никогда такого не было!» – разводит руками женщина. Как рассказывает Наталья, наводнение началось в среду. «В 14.00, перед обедом, я послала дочь за хлебом. Она вернулась из магазина, было еще сухо. Через 15 минут я выглянула в окно – мама дорогая, вода кругом!». Ночью подмораживает, воды становится меньше, но с 10 утра половодье возобновляется. Жители гадают: не повредили ли при строительстве новых домов какую-нибудь трубу? «Хотя ни в какой трубе столько воды не может быть», – говорит Наталья, оглядываясь на залитый квартал. Спрашиваю, есть ли на здешних дорогах ливневая канализация. Собеседница смеется: «Да у нас и дорог-то нет! Зимой приезжал Стрелюхин, обещал благоустроить территорию, отремонтировать подъезды. Ну вот теперь нам, может, повезет, асфальт сделают».

Поток на дороге уменьшается так же неожиданно, как и наполнился. Пользуясь случаем, перепрыгиваем на другую сторону. Вдоль дома насыпана свежая щебенка. Вода камень точит – здесь и там пешеходную дорожку пересекают ручейки и, журча, текут к стене пятиэтажки. Впереди – самый мощный поток с пеной и бурунами мчится между хрущевками во двор.

Паводок. Пробуждение

Следить за маленькими и пьяненькими

Из-за угла пытается выехать ВАЗ-семерка. Вода полностью скрывает колеса. Мотор рычит и фыркает. Машину натурально сносит течением. На том берегу появляются трое пацанов с мороженым. Старший, не прекращая закусывать, за шкирку перетаскивает товарищей над бурлящими волнами. Бабушка без резиновых сапог, стоя на куче песка, просит крепыша помочь, и тот одной рукой переправляет через дорогу малыша в очках.

«В первую ночь мы здесь до 4.00 утра стояли. Во вторую – до 2.00. Совместно с МЧС насыпали дамбы, направляли воду по проезжей части, – рассказывает мастер по благоустройству УК «Коммунал-сервис» Людмила Балукова. – Жильцы ругаются, но ничего больше тут не сделаешь: пусть лучше по дороге течет, чем под дом». Три сотрудницы УК, дежурящие на обочине, организуют нечто вроде переправы. «Помогаем переходить через дорогу. Вчера машину выталкивали. Бордюры корчевали, чтобы вода уходила. Вы не смотрите, что мы прекрасный пол, мы всё можем», – с некоторым вызовом заявляет юрист компании Наталья Лысова. Как говорят барышни, за спасательные работы им не доплачивают. «Мы альтруисты, – смеются собеседницы.– Ой, опять вода пошла. Давайте отойдем». Со стороны лесополосы слышится шум, как от ветра, через газон перекатывается волна и за полминуты заливает клочок асфальта, где мы только что стояли.

Как объясняют коммунальщицы, талая вода идет с полей за мясокомбинатом. «Ребята из МЧС запускали дрон, хотели посмотреть, откуда течет. Говорят, на полях – корка льда. Вода не впитывается и катится сюда».

Из проулка появляется мужчина в одежде неопределенного цвета. По колено забредает в «реку» (ничего странного в окружающей действительности он явно не замечает), шатается под напором течения, чудом удерживается на ногах и по дуге уходит налево. «Мы за таких переживаем, – понизив голос, сообщают организаторы переправы. – На Смоленской на днях был прискорбный случай: пьяный упал в лужу и захлебнулся. А здесь в основном такой контингент живет. Знаете, как этот райончик называют? Кильдим!».

Вторая причина для беспокойства коммунальщиц – дети. «Они здесь с утра до вечера. Глубину меряют, камешки кидают. Вдруг что случится? И ни одного родителя. Чем мамы заняты? Пьют. Потом приходят сюда и орут на нас, что мы паводок отменить не можем. А я в мокрых сапогах без выходных их детей из воды вылавливаю», – с обидой говорит одна из сотрудниц.

«Жить можно. Но есть нюансы»

Двор домов № 41 и 41а полностью залит водой. Потоки бурлят под качелями и горками, с двух сторон огибая островок гаражей. На дереве над крышей гаража прибита табличка «Осторожно, злая собака». С островка слышен сумасшедший лай, отраженный металлическими стенами боксов. Вряд ли хозяева наведывались сюда в течение последних трех суток. Вода уходит под запертые заводские ворота. С верхнего этажа облупленного корпуса выглядывают, открыв окно, обалдевшие сотрудники.

Жильцы переходят через двор по теплотрассе, как по мосту. Трубы проложены невысоко, но идти по ним страшно. Особенно если смотреть вниз, на крутящуюся воду.

«Эй, командир, сфотографируй нас, мы из дома выйти не можем!» – кричат парни в ядовито-зеленых майках, высунувшись из кухни четвертого этажа. Судя по количеству взрослых людей, находящихся дома в будний день, трудоустроенных жильцов здесь немного.

Из общежития выбегает запыхавшийся усатый мужчина. «Вот здесь вчера всё было залито, – показывает он на крыльцо, – а подвал до сих пор полон воды». Из темного подвального окна пахнет гнилью. Прямо сквозь кирпичную стену тонкими струйками сочится вода. Жилец приглашает в подъезд (от входной двери не осталось даже петель), распахивает дверцы электрощитка, стоящего буквально на полу под лестницей: «Вчера вода была под щитком! Да и без наводнения кто угодно может сюда залезть, ничего же не запирается!». Если с проводкой что-то случится, жильцы не смогут выбежать из подъезда, так как щиток загораживает чуть не половину лестничной клетки.

«А мусор как выкидывать? Копить?» – возмущается собеседник. От подъезда к бакам тянется цепочка обломков строительных блоков. Самодельную дорожку захлестывает волной – во двор пытается въехать УАЗик с красным крестом.

С фасадной стороны общаги работает безымянный магазинчик. На светящейся вывеске мигают красные буквы «Круглосуточно». «Мы вчера в семь вечера закрылись! Здесь только на лодках можно было плавать. Ад. Люди даже за хлебом не могут прийти», – продавщица Катя в зеленом фартуке возвышается на крыльце вверенной торговой точки, как капитан корабля. Из-за затопления здание вчера обесточили. Холодильники отключились. Чтобы продукты не испортились, морозильную витрину накрыли фольгой. Воду из подвала управляющая компания обещает откачать, когда половодье пойдет на спад. «До лета теперь сырость будет. Комары, мошки-блошки!» – машет рукой Катя.

«Инженерные войска надо вызывать! Колбасный цех поплыл. ТЭЦ-3 топит. «Хенкель» мешки с песком готовит», – мрачно перечисляет местный житель Валерий Гоев. В общаге он живет почти 30 лет, с тех пор как бежал с семьей от межнационального конфликта в Азербайджане. «Как микрорайон? Да так, пьяницы живут», – собеседник (в поселке его уважительно называют дядей Валерой) тычет пальцем в одичавший скверик. Посреди кустов на заброшенном канализационном колодце сидит гражданин, погруженный в дзен. Вокруг блестят осколки бутылок. «А вообще жить можно. Зелень. Чистый воздух. Но такие вот нюансы, – дядя Валера, обутый в болотные сапоги, любезно прокладывает курс через бескрайнюю лужу к редакционной машине. – Здесь мелко, не робейте».

Паводок. Пробуждение

«Паводковая ситуация стабилизировалась»

В конце прошлой недели власти Энгельсского района объявили чрезвычайную ситуацию. Был ограничен въезд в город со стороны Ершова. На несколько дней прекратил работу миграционный центр областного ГУ МВД.

Когда номер готовился к печати, режим ЧС был отменен, так как «паводковая ситуация стабилизировалась». Проводится откачка воды из подвалов домов. Глава района Александр Стрелюхин заявил о намерении создать в Энгельсе аналог саратовского муниципального предприятия «Водосток», обязанного следить за ливневыми системами города.

Ключевые слова: паводок, Энгельс, Пробуждение
Оцените новость
7
архив
выпусков
2
Изображая движение. Разговоры о реформах не имеют смысла, это лишь имитация политики
2019 год при отсутствии видимой политической активности начался с обсуждения необходимости глубоких реформ. Дескать, население устало. Так что же – назрела необходимость перестройки 2.0 или это очередной приступ имитации бурной деятельности?
Саратов под шубой. Из снега и мусора
Когда составлялись прогнозы на этот год, одной из главных назвали мусорную. Рост тарифов в сочетании с увеличением числа мусорных полигонов, а попросту свалок, может вызвать возмущение населения.
«Мне стало стыдно, когда увидел целующуюся парочку». Как Германия справляется с миграционным потоком
«Вал миграции захлестнул европейские страны», – любят пугать обывателей российские СМИ. Наш корреспондент побывала в пресс-туре в Берлине, организованном немецким Институтом миграционной политики, – вот ее рассказ.
3
Шиханы-Солсбери. Французский журналист изучает влияние «Новичка» на судьбу местных жителей
Поселок Шиханы Вольского района в прошлом году стал известен всему миру как место, где производили отравляющее вещество «Новичок». С этого же года с Шихан снят статус закрытого территориального образования. Как теперь живут Шиханы?
4
Как я ездила (с большими трудностями) на Большой Каньон и обратно
Есть два мнения: у нас всё процветает, у них все гниет. И точно наоборот: это у нас все развалилось, а у них везде – красота и порядок. Наш корреспондент на своем опыте убедилась, что и у них – «там» – случается бардак. Ровно так же, как и у нас.
Реклама
НАШИ РУБРИКИ:
(не) удивило!, 7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, Газета Недели в Саратове, год минувший, город, городские подробности, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, есть что вспомнить, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, новость недели, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, скорбим, сновидения, события, спорт, твоей помощи ждут, три соседа, удивило!, уходящая натура, факт недели, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, что там у других?, экономика

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Из-за повышения НДС с 1 января эксперты прогнозируют заметный рост цен. Повышение цен на какие товары и услуги вас беспокоит больше всего?
Проголосовало: 1178
3


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ