ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 19 (247) от 28.05.2013
былое

«Cудьбою утопленные в грязи»

Из жизни саратовских чиновников – «ленивых франтиков», «людей нетрезвых» и проч.
Комментарии:0
Просмотры: 495

Если речь заходит о российских чиновниках, то наверняка у многих в памяти всплывают образы, знакомые по классической литературе: поприщины, акакии акакиевичи, червяковы, всевозможные помощники бухгалтеров, толстые и тонкие… Эти персонажи способны вызвать целую гамму чувств – от жалости всех оттенков до отвращения. Такие они все разные, но что-то в них, несомненно, было общее, не зависящее от ступеньки служебной лестницы, на которой они находились…

Давайте присмотримся к лицу провинциального саратовского чиновника позапрошлого века глазами людей, оставивших свои воспоминания. Константин Иванович Попов много лет прослужил в канцелярии саратовских губернаторов и потому о чиновничьей братии знал не понаслышке. Своими наблюдениями о нравах, образе жизни и облике служащих он поделился в «Записках о Саратове».

Во время губернаторства Алексея Давыдовича Панчулидзева (1808–1826 гг.) в его канцелярии служило около 40 человек. Содержалась она за счет городских дум всей губернии. Рабочий день здесь начинался в 9 часов утра и длился до 2 часов дня, затем продолжался с 6 до 10 вечера. Правитель канцелярии, очень не любивший «ленивых франтиков», обращался с ними грубо, часто на них кричал, не стесняясь в выражениях. В случае отсутствия кого-то из чиновников на рабочем месте несколько часов без пре­дупреждения и уважительной причины у него урезалось жалованье. Вычитаемая из оклада сумма делилась между сотрудниками, которые «усерднее занимались». Тем не менее, служба в канцелярии губернатора считалась самой выгодной, и чиновники очень ею дорожили. Если кто-то из служащих был замечен в неблаговидных поступках, то его «передавали» в губернское правление, и это было самым настоящим наказанием для провинившегося.

В губернском правлении (основное административное учреждение в губернии) тоже трудился целый штат чиновников. Все они, по свидетельству мемуариста, кроме секретарей и посетителей, были «люди нетрезвые, с предосудительными наклонностями и характерами». На службу они являлись небрежно одетыми, зачастую в испачканных и протертых на локтях до дыр сюртуках. Летом они могли прийти в валенках. Это были люди, по выражению Попова, «судьбою утопленные в грязи». Уволить их не торопились, так как многие из них, будучи людьми умными, талантливыми, толковыми, помнили наизусть все законы со времен Петра I и были незаменимы при разборе важных и серьезных дел. За их хорошую работу начальники получали награды и должности.

Старшие чиновники обращались с подчиненными деспотично, «точно как помещики со своими крепостными, ругали их неприличными словами, а иногда задавали трепку». Практиковалась такая форма наказания, как «арест». У служащего отнимали тулуп, шинель (в зависимости от времени года), картуз и… один сапог. Чиновник ходил в одном сапоге весь день (другая нога у него при этом была босая), выставляя себя на посмешище посетителям. Наверное, такой вид взыскания, с явным оттенком самодурства и издевательства, оправдывался необходимостью держать сотрудника «в рабочем состоянии».

Служебные помещения соответствовали самим чиновникам. Столы были изрезаны, запачканы чернилами и беспорядочно завалены бумагами. Служащие сидели за ними на колченогих скамейках.

После службы большинство чиновников губернского правления шли в питейное заведение. У них был «свой» кабак на Армянской (в настоящее время Волжской) улице, недалеко от того места, где сейчас расположены «Липки», который в народе назывался «малый бумажный». Если в этот кабак заходил чиновник, скажем, из межевой конторы, то его выталкивали взашей, не дав выпить. Иногда между «конкурентами» разгорались драки.

Первым, кто обратил внимание на внешний вид саратовских чиновников и помещений, в которых они работали, был губернатор князь Александр Борисович Голицын (1826–1830 гг.). При нем сделали ремонт в здании губернского правления, приобрели мебель: стулья, шкафы, столы, покрытые темно-зеленым сукном. Для низших чиновников и присяжных были пошиты форменные сюртуки, с вычетом их стоимости из жалованья. Теперь дела стали вкладывать в картонные обложки и убирать их со столов в запирающиеся шкафы по окончании присутствия; были заведены реестры и описи. Документы начали писать на бумаге с угловыми штампами. Поднять внешний престиж учреждения удалось, но изменить коренным образом уклад жизни служащих, увы, не под силу оказалось и Голицыну. Князь был человеком очень крутого нрава, и потому проштрафившиеся чиновники не выходили с гауптвахты и из-под ареста.

Общественный деятель Иван Яковлевич Славин вплоть до 1917 г. избирался гласным Саратовской городской думы, с конца 70-х годов XIX в. и до 1891 г. проработал членом исполнительного органа думы – городской управы (ведала городским благоустройством, здравоохранением, школьным образованием и т. д.), а в 1883–1891 гг. еще занимал должность заступающего место (заместителя) городского головы. Из воспоминаний Славина видно, что его волновали не только дела городского хозяйства, но и удобство рабочего места и костюма чиновников управы. Гласные во время заседаний думы сидели не за столом, а ютились где придется, на венских стульях. Славин обеспечил всех гласных отдельными столами, а стулья, не пригодные для длительных заседаний, заменил креслами. Для низших служителей (курьеров, сторожей), ходивших на службу в своих часто «ужасных и неприглядных костюмах», за счет города была пошита специальная форма (мундиры для зимы и белые кителя и блузы для лета), а чай они стали подавать в нитяных перчатках.

Наталия Самохвалова, Государственный архив Саратовской области

Ключевые слова: история, чиновники
Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, удивило!, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ