ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 18 (246) от 21.05.2013
былое

Убежденный сторонник закона

Первый декан юридического факультета Саратовского университета не ужился ни с большевиками, ни – позднее – с колчаковцами
Комментарии:0
Просмотры: 473

Георгий Густавович Тельберг, автор более 30 монографий по юриспруденции, в начале 1900-х годов имел всероссийскую известность как адвокат. Родился он в 1881 году в Царицыне в семье обрусевшего шведа и русской дворянки.

Окончив местную гимназию, Георгий стал студентом юридического факультета Московского университета, сочетая учебу с работой в газете «Русские ведомости». Потом стал доцентом Московского университета и параллельно преподавал в очень популярном Народном университете имени генерала Шанявского – не требовавшем для поступления документов об уровне образования и не выдававшем никаких дипломов, но дающем широкие возможности для самообразования. Позднее Георгий Густавович состоял в должности профессора Томского университета. И наконец, осенью 1917 года получил приглашение на открываемый в Саратовском университете юридический факультет.

Хотя в ноябре 1917 года в Саратове была провозглашена советская власть, кругом «бушевали страсти и политические раздоры, и новые советские чиновники накладывали свои руки на все общественные учреждения, университет оставался как бы счастливым оазисом: в аудиториях читались лекции, в лабораториях шла своя научная работа». Время от времени около университетских подъездов появлялись часовые, которые перед каждым входящим скрещивали винтовки и требовали предъявить удостоверение личности. Малограмотные представители новой власти принимали любую предъявляемую студентами бумагу – от расписки о взносе учебной платы до квитанции библиотеки о том, что читатель вернул взятые книги. Профессоров выручали факультетские сторожа, дежурившие в подъездах и кричавшие часовым «Это наш, наш!».

В феврале 1918 года Саратовский совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов назначил «комиссаром университета» одного из университетских лаборантов, фармацевта по специальности. Комиссар организовал два союза – сторожей и служителей, фельдшеров и фельдшериц – и потребовал, чтобы их представители вошли в состав университетского правления, состоявшего, согласно университетскому уставу, из ректора, проректора и деканов. Тогда студенты, чтобы поддержать профессоров, попросили ректора включить в правление также и представителей студенческого союза. После первых же заседаний правления в новом составе (одно из заседаний вел Тельберг) новые представители потеряли к этому всякий интерес, поскольку увидели, «что здесь нет ни прикарманивания, ни расточения средств, а есть бережное до скрупулезности отношение к тощему университетскому кошельку».

Тельберг, как декан только что открывшегося факультета, вел большую организаторскую деятельность. Необходимо было создать факультетскую библиотеку, добыть мебель для своего кабинета, комнаты профессоров и студенческой аудитории. Требовалось примерно шесть тысяч рублей – огромные деньги. «При прежних порядках, когда действовали бюджетные правила, канцелярские формальности, – вспоминал Георгий Густавович, – такой расход потребовал бы длительной переписки, сношений с государственным контролером и министерством финансов, и последний, наверно, урезал бы смету». Теперь же всё было решено с революционной быстротой и простотой. Правление одобрило составленную Тельбергом смету, а главное – комиссар-фармацевт поставил свою резолюцию «Быть по сему». И банк выдал Георгию Густавовичу необходимую сумму.

Весной 1918 года эсерами, членами закрытого большевиками Союза фронтовиков и прочими недовольными новой властью в Саратове был поднят бунт против советов. Здание, где заседал Саратовский совет (ныне ул. Советская, 44), подверглось артиллерийскому обстрелу. Мятеж продолжался несколько дней, «население жило в эти дни в трепете и панике. К тому же нельзя было высунуть нос из дома, нельзя было сходить ни в аптеку, ни за провизией. Всегда был риск, что или смельчака подстрелит шальная пуля, или его уведут в казармы латышские патрули (Совдеп тогда опирался на их организованную силу)».

В один из тех дней латышский патруль обыскивал квартиру директора коммерческого училища (ныне старый корпус аграрного университета на Советской улице). Там по любезному приглашению хозяина проживал и Тельберг, прибывший в Саратов без семьи. На глаза обыскивавшим попался бюллетень областного съезда партии кадетов, членом которой состоял Густав Густавович. Тельберга отвели в штаб для допроса. Густаву Густавовичу самому довелось увидеть, как «после пяти минут допроса полуграмотному конвойному выдавали лоскуток бумаги размером с блюдечко, на котором было нацарапано имя обвиняемого и роковое слово «Расстрел». А расстреливали прямо во дворе коммерческого училища.

Тельберга спас случай. Проводивший допрос латыш оказался бывшим слушателем университета имени генерала Шанявского. И хотя Георгий Густавович его не вспомнил, бывший студент узнал своего преподавателя и велел проводить профессора домой, посоветовав ему не выходить дня два. «Теперь много случается на улицах», – сказал он двусмысленно. Под случайностью в то время понималась человеческая жизнь».

Вскоре Тельберг вернулся к семье в Томск. В Сибири ему еще предстояло занять одновременно три поста в правительстве генерала Колчака – вице-председателя Совета министров, министра юстиции и главноуправляющего делами. Но, убежденный сторонник соблюдения закона, он здесь пришелся не ко двору. Тельберг эмигрировал в Корею, затем в Китай и, наконец, во время Второй мировой войны перебрался в США, где и написал интереснейшие воспоминания, часть которых посвящена саратовскому периоду его жизни.

Юлия Майорова, сотрудник Государственного архива Саратовской области

Ключевые слова: Георгий Тельберг, история
Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, удивило!, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ