ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 17 (245) от 15.05.2013
репортаж

В день особого поминовения

Вчера тысячи саратовцев навещали могилы своих близких. Для этого потребовалось организовать специальные автобусные маршруты
Комментарии:0
Просмотры: 727

Вторник, 14 мая. Православные отмечают Радоницу. День особого поминовения усопших. Могилки. Навий день. Родительское. Названий у девятого от Пасхи дня много. Смысл один: негоже христианам углубляться в переживания по поводу смерти близких и родных, радоваться нужно тому, что сменили они жизнь земную на жизнь вечную.

На часах восьмой час утра. Спешу на 3-ю Дачную. Постоять в очередях на автобусы, отправляющиеся на Елшанское и Сторожовское кладбища. Такое вот редакционное задание – оценить организацию пассажироперевозок. Где находятся эти кладбища, представляю смутно, так как мои родственники покоятся на Увекском.

Второй год подряд Радоница объявляется в Саратовской области нерабочим днем. Соответствующий закон региональные депутаты приняли чуть более года назад. Руководствовались благими намерениями – чтобы граждане могли нормально на кладбища съездить, а не нестись туда и обратно, отпрашиваясь с работы. Ожидая большого наплыва народа, власти даже попытались мобилизовать на кладбища дополнительные автобусы. Но первый блин получился комом. Давки, очереди и пробки получились в прошлом году страшные. Как сработали чиновники в этом году, я и иду выяснять.

Все там будем…

Для дополнительных автобусных маршрутов власти города определили несколько мест. С площади Ленина и перекрестка улиц Рахова и Вавилова возили на Сторожовское и Елшанское кладбища. От стадиона «Волга» – на Увекское. Время работы маршрутов – с восьми утра до семи вечера.

«Тебе к шести надо было приходить. Сейчас не протолкнешься, наверняка. Ты же знаешь наших пенсионеров, они очереди занимать горазды», – напутствует по дороге мама. И добавляет историю своей подруги, съездившей в прошлом на кладбище. Особой радости, которой предполагается в этот день делиться, женщина не испытала, а вот моральный и физический дискомфорт получила.

Остановка на 3-й Дачной – территория для неместных пугающая. На этом довольно внушительном отрезке вечные толпы народу – раз. Куча троллейбусов, больших и маленьких автобусов – два. Непонятно, где какой маршрут останавливается – три.

Приближаюсь к остановке, глаза натыкаются на информационный щит – «Отправление на новое кладбище». Рядом с указателем стоят несколько человек. Чуть поодаль суетится гражданин в голубой жилетке с надписью «Транспортное управление». Диспетчер подбегает к автобусам, раздает водителям бумажки. На бумажках написано: «Площадь Ленина – новое городское кладбище». Водители лепят новые маршруты на скотч к лобовым стеклам.

«Это на какое кладбище? На Елшанское?» – спрашивает женщина людей, собравшихся неподалеку от информационного щита. «Это на Сторожовское», – отвечают те и машут рукой в сторону, указывая женщине верное направление. Ситуация такая случалась часто. Одни подходили и спрашивали, стоящие в очереди отвечали. На довольно заметные информационные стенды народ внимание обращал редко.

К очереди из шести человек подошел ПАЗик. «Кто на новое кладбище, милости просим», – громогласно пригласил диспетчер. Через десять минут автобус, причем довольно свободный, отправился в путь. Давки не было. Очередей тоже. На часах еще не было восьми.

За порядком на этом маршруте следили несколько полицейских и один диспетчер. Мужчины в погонах вели себя вежливо, старались отвечать на многочисленные вопросы граждан, девушки были более отстраненными, и в девятом часу благородные коллеги отпустили их пить чай.

Время шло, число желающих посетить новое кладбище росло. Однако увеличивающиеся очереди «съедали» подъезжающие через каждые десять минут ПАЗики. В ожидании автобусов граждане вели беседы. Большинство этих бесед касалось транспорта и транспортной системы. Люди жаловались на автобус № 108, который как раз и ходит к Сторожовскому кладбищу. «Работает отвратительно. Иной раз и не дождешься. Я столько раз в диспетчерскую звонила – и спрашивала, и жаловалась. А они, знай, утверждают, что автобус ходит без нареканий. Проверяли бы хоть иногда свои слова…» – посетовала женщина с букетом ландышей. «Да если автобуса и дождешься, в него влезешь-то не всегда. Они переполненные идут», – поддержала собеседницу женщина с сиренью.

К очереди подошел полицейский. «Ты где потерялся?» – спросил у него дежуривший рядом коллега. «Я бабушку спасал», – гордо произнес тот. И пояснил: «Ей плохо стало, чуть кони не двинула». Тут справа раздался гул. В том месте, где шла посадка на Елшанское кладбище, стала возмущаться толпа. Начались громкие разбирательства из разряда: «Вас тут не стояло!» «Чего торопиться, все там будем», – философски произнес «потерявшийся» полицейский, кивнув в сторону толпы.

Нормально. Цивилизованно. Прилично

Очередь из желающих попасть на Елшанское кладбище была больше. И с каждой минутой она росла. В десять часов утра конец ее доходил до моста, по которому ходят трамваи.

Одна из причин, почему очередь была такой длинной, крылась вот в чем: как только в автобусе кончались сидячие места, граждане останавливались. Чтобы не гонять по пробкам полупустой транспорт и укоротить растущий людской хвост, диспетчеры и полицейские периодически выкрикивали: «Кто хочет ехать стоя? Проходите в автобус». Народ, что стоял далеко позади с удивлением узнавал, что длинная очередь – явление, отчасти искусственно созданное стоящими впереди, и с удовольствием заполнял пустующее пространство транспорта.

Возили граждан на Елшанское кладбище автобусы большой вместимости. Были среди них и двойные – с гармошкой посередине. Когда подошел один такой двойной, диспетчер начал двигать народ к тротуару. «Отойдите на пару метров назад. Автобус большой, не уместится», – громко попросил он. Толпа сделала вялый шаг. «Еще подвинуться надо», – настаивал диспетчер. Народ сделал шаг еще меньше – сдвигаться никому не хотелось, граждане боялись потерять свои места. «Пока до бордюра не отойдете, автобус не подъедет», – не выдержал диспетчер. Но народ стоял плотной стеной. И внимания на его слова не обращал. Транспорту удалось кое-как втиснуться. Водитель открыл одну дверь, а потом вторую. Толпа ринулась занимать места.

Так как желающих посетить Елшанское кладбище было в несколько раз больше, чем Сторожовское, то и полицейских с диспетчерами, следящих тут за порядком, было значительно больше. Порядок тут обеспечивали только мужчины. Вели себя полицейские по-разному. Кто-то пытался ситуацией управлять, организовывал народ. Ну а кто-то тихонько стоял в стороне, уткнувшись в свой телефон и отправляя задающих вопросы граждан подальше.

Я встала в конец очереди. Поинтересовалась у соседок, как им организация перевозок. «Нормально», «Цивилизованно», «Один за одним идут. Не сравнить с прошлым годом. Тогда ужас что было», – поделились мнениями люди. «А на цветы-то как деньги задрали. Бессовестные», – заметила чуть погодя одна женщина. «Вот он, капитализм», – нашелся мужчина в кепке.

«А автобусы платные?» – вдруг поинтересовался кто-то. «А кто их знает. Дойдем до начала, узнаем», – резонно заметили ему. В этом самом начале, кстати, когда я туда переместилась, произошел такой случай: вместо большого автобуса диспетчер пригнал маршрутку, стоявшая в самом начале бабушка принялась возмущаться, что в подобном транспорте льготы не действуют. «Им лишь бы людей ободрать!» – резюмировала она и стала ждать дальше.

В итоге – как со стороны наблюдавшая, но в автобусах не ездившая – могу отметить, что организация отправлений на кладбища получилась очень даже приличной. А вот с пробками, в которые погрузились дороги Ленинского и Заводского районов, справиться власти и правоохранителям не удалось.

Ключевые слова: Радоница, кладбище, транспорт
Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, удивило!, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ