ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 43 (319) от 09.12.2014
общество

Православие, Путин, Украина

Каким был и каким является цивилизационный выбор нашей страны?
Комментарии:0
Просмотры: 629

Дни памяти саратовского архиепископа Пимена,
служившего здесь без малого тридцать лет,
проходят в нашем городе со 2-го по 10 декабря

Пускай заголовок не смущает читателя: к ушаковской формуле «Православие. Самодержавие. Народность» он не имеет никакого отношения. Просто на пленарном заседании двенадцатых межрегиональных образовательных Пименовских чтений, посвященных теме «Князь Владимир. Цивилизационный выбор Руси», слова «Путин» и «Украина» звучали часто.

Владимир – Владимир

В самом начале митрополит Саратовский и Вольский Лонгин сказал, что эта тема станет центральной также для Международных рождественских образовательных чтений в Москве в январе 2015 года. Столь пристальное внимание к фигуре одного из самых известных Рюриковичей не случайно – в следующем году будет отмечаться тысячелетие со дня кончины святого равноапостольного князя. «Но дело не только в этой дате, – уточняет Лонгин. – К сожалению, мы видим, что в современном мире преобладают процессы разделения. Они проявляются на всех уровнях – от межличностного семейного до общественного. И их последствия всегда разрушительны... Во многом причина тому – утрата очень важного стержня, позволяющего человеку идентифицировать себя как носителя определенной цивилизационной культуры – религиозной традиции, делающей его внутренне цельным».

«Выбор святого князя, – продолжает Лонгин, – способствовал формированию единого народа, единого государства и определил направление развития всех сторон жизни – государственного устройства, политических взаимоотношений, содействовал возникновению глубоких духовных и культурных традиций».

Пожалуй, ключевым докладом заседания стало выступление епископа Каскеленского Геннадия «Святой равноапостольный великий князь Владимир и современность». Речь викария Астанайской епархии вызовет бурю аплодисментов, а директор Саратовского социально-экономического института Сергей Наумов назовет ее «феерическим выступлением».

Равноапостольного князя, по мнению епископа, трудно сравнить с кем-либо из европейских правителей: «настолько удивительный переворот он пережил в своей душе. Это было подлинное интимное и глубокое преображение, обращение к Христу. В меньшей степени, может быть, в совсем незначительной степени, какие-то политические соображения владели им». Так Владимир пришел к христианству, которое епископ назвал «единственными подлинными широкими (не в евангельском, в культурологическом смысле) вратами из варварства в культуру».

Отдельно викарий астанайской епархии остановился на том, как приходят к православию в Казахстане. Приходят неохотно, признался он, но все-таки крестить местное население приходилось, и всегда это были представители культурной интеллигенции. Пример: пришла одна женщина, деятель искусств, которая сказала: «Пошла я в мечеть, мне сказали: «Вот коврик для тебя. Становись». Пришла я к вам, а у вас Чайковский, Рахманинов. Этим обусловлен мой выбор».

От Казахстана епископ перешел к Украине: «Я боюсь об этом говорить, но может даже есть какое-то роковое совпадение в том, что 1000-летие преставления князя Владимира совпадает с трагическими событиями на Украине... То, что происходит там, сравнимо только с катастрофой XVI века и, возможно, является ее отражением. Я имею в виду Брестскую унию Михаила Рогозы 1596 года (в результате этой унии Киевская митрополия раскололась на униатов – грекокатоликов – и противников объединения с Римско-католической церковью. – Прим. авт.)... Процессы, происходящие на Украине, показывают ущербность национализма, возвышающегося над религиозным чувством».

Сергей Наумов, выступивший с докладом «Православие как цивилизационная основа Российского государства», предпочел сосредоточиться на России, говоря о решении князя Владимира принять христианство, сформировавшее «многоликую, но монолитную русскую нацию и централизованное российское государство, как вчера четко сказал в Кремле наш президент Владимир Владимирович Путин». Речь профессора была очень патетической, часто сопровождалась соответствующими цитатами историков: «видимо, хитрый славянин оказался проницательней своего доверчивого тюрка-соседа, ранее принявшего иудаизм, и предпочел ему союз с заморскими и, как казалось, безопасными греками», «московский царь хотел царствовать над рабами и не чувствовать себя связанным законом». В заключение Сергей Юрьевич всё же вышел за «пределы» России: «На наших глазах происходит кардинальная смена парадигмы внешнеполитического поведения страны. Вчера в Кремле прозвучали слова, которых ждали очень давно. Вслушайтесь в них: «Если для ряда европейских стран национальная гордость – давно забытое понятие, а суверенитет – слишком большая роскошь, то для России реальный государственный суверенитет – абсолютно необходимое условие ее существования» (и т. д. по Путину)... Народ, его большая часть, патриотически настроенная интеллигенция сегодня, кажется, оправились после великого предательства своих вождей на рубеже 80–90-х годов, практически отбросивших наше государство далеко назад в своем развитии».

После этого Наумов приводит знаменитые слова Ключевского о том, что сильный народ всегда поднимется с колен и с великим человеком вернется на дорогу. «Деятельность эту вместе с народом российским ведет наш президент Владимир Путин, прозорливо и эффективно воплощая в жизнь заветы еще одного князя, еще одного святого, сыгравшего огромную роль в истории России и в жизни церкви – заветы святого благоверного Александра Невского».

Юридический аспект

На следующий день, в субботу, в том же XII корпусе СГУ состоялись собственно Чтения. Я пошел в третью секцию «Российское государство, общество и Церковь: Взаимодействие на пути цивилизационного развития». Она была практически целиком юридической: «Равенство прав и свобод человека независимо от религиозных убеждений как проявление светскости государства», «Духовное развитие ребенка как элемент конституционной обязанности родителей заботиться о детях» и т. д.

Практически все доклады вызывали по-настоящему бурные дискуссии. Так, например, один из магистрантов спорил с коллегами о правовом моменте преподавания основ православной культуры: по его мнению, «государство обязывает определиться с одним из шести вариантов». На это докладчику возражали, что предмет является культурологическим, наконец, учащемуся предоставляется право выбрать и основы исламской культуры или, скажем, буддийской либо основы светской этики.

Весьма любопытным был доклад кандидата юридических наук Светланы Кордубы, предложившей законодательно ввести ответственность для родителей за духовное воспитание детей: «Религиозную духовность нельзя постичь как школьную дисциплину, поэтому надо на законодательном уровне сделать концепцию духовно-нравственного развития детей. Вернее, такая попытка уже предпринималась, но была связана исключительно с образовательным процессом, а нужен, скорее, единый закон, в который включались бы статьи о том, что обязан сделать родитель. Там и прописать, что такое духовно-нравственное развитие».

Разумеется, и это предложение тоже вызвало дискуссию – как прописать, что такое духовность, и вообще, прописываемо ли это, не извратим ли мы понятие; как мы определить духовность ребенка и как вообще можно осуществлять контроль духовно-нравственного воспитания и многое, многое другое. Так что доклад Кордубы стал, как заметили в комментариях, скорее, постановкой проблемы. Однако тем и интересны сами Чтения – рассматривая частности, они ставят точечные проблемные вопросы.

 


[кстати сказать]

Владимир был далеко не первым

Мы попросили доцента кафедры отечественной истории в новейшее время Института истории и международных отношений СГУ Владимира Хасина ответить на вопросы:

Владимир Хасин– Насколько сильно мифологизирована фигура Владимира Крестителя? Как вы относитесь к попыткам учёных переоценить мотивы, двигавшие князем при решении крестить Русь?

– Существует целая плеяда деятелей российской средневековой истории, чей образ весьма амбивалентен. Это не только Владимир, но и Александр Невский, Дмитрий Донской. Присутствуют они в двух ипостасях – как реальное историческое лицо и как сакральный образ, символ государственного могущества, властной добродетели и мудрости. Представляется странным, когда историческая объективность постепенно превращается в элемент церковного предания. То, что приемлемо для идеологии, не всегда релевантно для научных оценок.

Владимир был далеко не первым, кто принял на Руси христианство. Можно вспомнить Аскольда и Дира, крестившихся с частью знати еще в 60-е годы IX века. Тех самых, которых язычник Олег Вещий уничтожил при захвате Киева в 882 году. Приняла христианство и бабушка Владимира княгиня Ольга. Знаменательное событие 988 года практически не отразилось в византийских источниках, ведь для них Русь уже была христианской. Исторической заслугой Владимира стало то, что крещение стало не только личным выбором лидера государства, но и магистральным вектором развития страны. В тех исторических реалиях места христианскому смирению и доброте не было. И именно крайняя жесткость и бескомпромиссность Владимира в распространении христианства в древнерусском государстве привели к успеху массового обращения в православие.

– Насколько решение крестить Русь было наиболее очевидным с политической и культурной точки зрения? Возможно ли было альтернативное развитие истории?

– Важно понять, что для Владимира сыграло решающую роль – необходимость культурной унификации разномастных этносоциальных групп, проживавших на территории, не совсем «своей» для варяжской элиты, либо внешние обстоятельства. Реформированное и унифицированное язычество было вполне приемлемым для мягкой и безболезненной интеграции различных племён. Сам Владимир в начале восьмидесятых годов, в период «языческой реакции», поставил на Днепре капище, в котором объединил главных богов различных племен в иерархическом порядке. Однако участь язычества в современном Владимиру монотеистическом пространстве была предрешена. Либо в конечном итоге крещение, как это было с родственными князю северными скандинавами, либо уничтожение, как это произошло со славянским племенем пруссов. Языческое государство было не способно влиться в мировое пространство. Так что отказ от язычества был продиктован не только внутренними, но и внешними обстоятельствами.

Понятно и то, почему среди различных монотеистических религий выбор пал именно на христианство. Политические элиты древнерусского государства были ориентированы на Европу и Византию – как в экономическом и культурном, так и в политическом плане. Тесные отношения складывались у киевской аристократии и купечества с Константинополем. Важно отметить и то, что до 1054 года отношения между католиками и православными хотя и были напряженными, но западная и восточная церковь признавали друг друга. Поэтому принятие православия не привело к серьезным разногласиям с католической Европой.

Выбор религии носил для Владимира в достаточной степени утилитарный характер. Религия должна была играть роль идеологического регулятора и формы легитимации княжеской власти. Это подразумевало подчинение духовных институтов светским. Именно таким и было соотношение властных полномочий между басилевсом и патриархом в Византии, что импонировало русским князьям. Власть же папы римского, пусть эфемерная и гипотетическая, простиралась над светскими государями.

Одним из основных условий принятия христианства Владимиром была его женитьба на сестре императора Василия II Анне. Подтверждением этому служит история с захватом византийского Херсонеса в 988 году, принуждение византийцев выдать за Владимира принцессу, крещение там, женитьба в Корсуни и возвращение города грекам в форме брачного выкупа. В результате представитель династии «варварских» языческих князей становился признанным и полноправным членом европейской «семьи» государей, а его держава – частью этого культурного и политического пространства. При Ярославе Мудром Киевская Русь станет местом поиска невест для многих европейских домов.

Если не рассматривать какие-то насильственные формы обращения в иную веру, то Русь, ее политические элиты, скорее всего, пришли бы к принятию православия. Константинополь десятилетиями старательно «экспортировал» собственные культурные ценности. Византия была сдавлена со всех сторон различными, враждебными ей иноконфессиональными государствами. Поэтому Ромейская империя была заинтересована в формировании вокруг себя дружественного духовного и культурного пространства. Этим объясняется просветительская деятельность среди славянских народов и варяжских элит. Миссия, например, Кирилла и Мефодия, имела в первую очередь важное государственное значение. Распространяя православие, Византия обеспечивала лояльность «варваров» и свою безопасность, как это произошло с крещением Руси. С другой стороны, военная мощь древнерусского государства X-го века и непростое внутриполитическое и международное положение Византии позволяли Киевской Руси получить все плюсы культурного, духовного, политического и экономического сотрудничества, избегая при этом минусов вассалитета.

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, удивило!, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ