ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 42 (318) от 02.12.2014
блогосфера

Леся Рябцева как зеркало российской жизни

Блогосфера об очередных правилах для журналистов
Комментарии:0
Просмотры: 4411

Журналистам-блогерам придумывают очередные правила. За «золотой стандарт» поведения журналистов в Сети отвечает, по собственному признанию, Леся Рябцева, помощница главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова. Перспектива появления подобных правил совершенно не радует блогосферу.

Цена Плющева

Идея свода правил поведения журналиста в соцсетях возникла, конечно, не на пустом месте. В начале ноября журналист «Эха Москвы» Александр Плющев позволил себе не совсем корректный вопрос в «Твиттере» по поводу гибели сына Сергея Иванова. Впрочем, потом Плющев принес свои извинения читателям и твит удалил. Но сам факт появления такого высказывания в Cети возмутил руководство холдинга «Газпром-Медиа». Журналиста попытались уволить в обход редактора, что противоречит Уставу радиостанции. Венедиктов вступился за Плющева и сам оказался под угрозой увольнения. Всё решила итоговая встреча главы «Газпром-Медиа» с коллективом редакции радиостанции. Плющев остался на работе, но условием его возвращения как раз и стали пресловутые поправки в устав редакции о поведении журналистов «Эха Москвы» в соцсетях.

Леся и «золотой стандарт»

С одной стороны, где внутренний документ радиостанции, а где все остальные журналисты, ведущие свои блоги в соцсетях? Но всё оказалось не так просто. Разработку этих стандартов Венедиктов поручил своей 23-летней помощнице Лесе Рябцевой, которая взялась за дело с ярым энтузиазмом. О чем и предупредила всё журналистское сообщество в своем блоге на сайте «Эха Москвы»:

«Проект регламента поведения журналистов в соцсетях будет подготовлен до конца этого года. А это значит, что я бросаю почти все свои остальные проекты и рвусь в бой. Задача максимум – создать общие правила для всех. Всех и каждого журналиста. Радиостанции, холдинга или страны – не важно.

В рабочую группу помимо сотрудников Эха и юристов Газпром-Медиа также войдут представители Минкомсвязи, Роскомнадзора и представители комиссара ОБСЕ по вопросам свободы СМИ. Короче, я позвала всех своих друзей, с которыми мы делали Закон о блогерах.

<...> Затягивать нельзя. Потому что на кону свобода слова».

Взрыв

В заявлении помощницы Венедиктова всех сразу же зацепили два момента. Например, Ольга Бакушинская, московская журналистка, недавно эмигрировавшая в Израиль, на своей странице в «Фейсбуке» пишет: «Сегодня я узнала две впечатлившие бабушку русской журналистики вещи.

1. Что закону о блогерах блогеры обязаны Лесе Рябцевой, как она говорит, «с друзьями».

2. Что цена незакрытия Эха – зафиксированные правила поведения журналистов в соцсетях. Всех. И разрабатывать эти правила будет та же Леся Рябцева. С друзьями.

<...> Это чудесная история, просто чудесная. Вряд ли мне доверят писать историю отечественной журналистики, а я бы сделала это центральной главой».

Блогер и писатель Олег Козырев просит юную разработчицу регламента умерить свой размах: «Уважаемая Леся Рябцева, у меня большая к вам просьба, вы с Лесиным можете о чем угодно договариваться о вашем внутреннем регламенте поведения ваших собственных журналистов в соцсетях. Можете их хоть в шортах заставлять писать в твиттер, хоть в юбочках фоткаться в инстаграм. Это ваше внутреннее дело. Но не надо пытаться ограничивать свободу журналистов всей страны, не надо лезть в мою свободу. У вас нет для этого полномочий, мы вас референдумом не выбирали для того, чтобы вы нам новый ошейник придумывали с намордником. Иначе, если вы будете причастны к вводу цензуры в Интернете, к еще большим ограничениям гражданских свобод, вам придется сидеть на одной скамье с Лесиным и многими другими и объясняться, что вы не то имели в виду и вас не так поняли и вообще вы не причастны к преступлениям режима, а просто запись такую хлесткую сделали в блоге в далеком том 2014-м году».

Про международный опыт

Понятно, что переписка блогеров и Леси на этом не закончилась. 25 ноября, вечером, на TJ (tjournal.ru) появилась колонка Рябцевой, которая начинается со слов «Закончилось бурление масс?» В ней помощница Венедиктова предлагает читателям ознакомиться с международным опытом введения подобных регламентов. «Например, – пишет Леся, – в BBC существует правило: «Журналист Би-би-си ни при каких обстоятельствах не может быть подписчиком, другом или «фолловером» политика или активиста, – причём неважно из какой страны – его собственной, Британии или какой-то ещё. В качестве журналиста Би-би-си вы несете определенную ответственность, вы должны соблюдать принципы беспристрастности, объективности в освещении новостей».

Например, в Reuters существует правило: «Мы также должны помнить, что, добавляя кого-то в друзья, мы можем выдать наши источники. Всё зависит от того, насколько мы сможем удерживать к себе доверие».

Но, как справедливо заметил журналист Алексей Ковалев в своей колонке на ресурсе «Йод» (yopolis.ru): «Обычно «международный опыт» встречается в пояснительных записках к очередному законопроекту, авторы которого хотят что-нибудь ещё запретить: дескать, видите, вон даже в Швейцарии нельзя. Это всё, конечно, враньё, которое опровергается за три минуты, но врать всегда тактически выгоднее».

Инструкции для сотрудников BBC лежат в открытом доступе, и все, кто владеет языком, могут с ними ознакомиться. Ссылки на них встречаются в нескольких журналах, но мы приведем тут краткий пересказ правил, сделанный всё тем же Ковалевым.

«Вкратце правила BBC для журналистов сводятся к следующему: добавьте в профайл фразу в духе «Я высказываю в этом блоге личное мнение, которое не имеет отношения к официальной позиции BBС, ретвиты не означают согласия с написанным», а если есть сомнения насчет конфликта интересов, обратитесь к своему редактору за советом».

«Дальше Леся Рябцева: «Например, в Associated Press существует правило: «Дружба или подписка на аккаунт политического кандидата могут создать восприятие среди незнакомых с протоколом соцсетей людей, что так вы показываете свою симпатию».

Это тоже, конечно, феерическая ересь. Достаточно заглянуть в профайлы всех московских корреспондентов любых зарубежных информагентств, газет и телекомпаний и убедиться, что все они фолловят (часто взаимно) пользователя @navalny. Потому что у них работа такая – следить за высказываниями важного ньюсмейкера, в том числе через соцсети. Более того, памятка для сотрудников AP прямо рекомендует делать им именно это».

«Правила для сотрудников AP, Reuters, BBC и так далее – это инструмент защиты репутации независимого издания. А «регламент» Леси Рябцевой – это результат каких-то неприятных и мутных аппаратных интриг в стране, где сам институт репутации, в общем-то, отсутствует», – резюмирует Ковалев.

С точки зрения права

Понятно, что эмоциональный накал журналистов и блогеров был вызван не личностью и не возрастом разработчицы «регламента» (хотя в Сети Леся Рябцева получила прозвище «второй Светы из Иваново, просто в хипстерских очках»). А тем, что регламент, особенно распространенный вдруг (а в нашем обществе такой вариант развития событий вполне возможен) на всё журналистское сообщество, вторгается в личное пространство каждого участника этого сообщества.

Так, директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл – Россия» Елена Панфилова на своей страничке в «Фейсбуке» объяснила свою позицию в связи с разработкой «регламента поведения в соцсетях для журналистов»:

«1. Слово «регламент» к журналистам хоть в соцсетях, хоть где-то ещё вне производственного процесса никак относиться вообще не может. Регламент – это (см. словари, «Википедию», что угодно) нормативный акт, закрепляющий порядок работы чего бы то ни было (как правило, в государстве или в каком-то отдельном процессе деятельности). Ударение на слова «нормативный» и «работы».

2. То, что, как я подозреваю, имеется в данном, Эховском, случае в виду, т. е. «поведение вне рабочего процесса», описывается не «регламентами», а этическими правилами или кодексами (стандартами) профессиональной и/или корпоративной этики. Опять таки, смотрим словари и специальную литературу. Но, чтоб вам далеко не лазить, процитирую: речь идёт про «систему правил или этических принципов, управляющих поведением членов определенного сообщества (социальной, профессиональной или иной группы), выражающих понимание достойного поведения в соответствии с этическими принципами, моралью данного сообщества».

3. Из чего следует, что «правила поведения» (ещё раз, не «регламент», а правила или стандарты) разработать можно. Но к их разработке никаким боком не могут иметь отношения люди из госструктур. В данном случае Минсвязи и Роскомнадзора. Просто не могут. Ибо иррелевантны.

4. В идеале процесс разработки «правил поведения» (в хорошем смысле) может/должен выглядеть так: собирается широкое или не очень широкое профессиональное сообщество (например, журналисты конкретного коллектива), обсуждает, что для данного сообщества приемлемо или не приемлемо с точки зрения «достойного поведения». Руководство вполне может участвовать, как часть того же сообщества. Обсуждение может быть долгим, может быть разложено на фокус-группы, может идти при участии приглашённых специалистов по этике, может вообще потребовать общего собрания коллектива, и не одного. А может быть коротким – собрались, обсудили, согласились. Точка. Далее формируется некий перечень стандартов, которые ещё раз обсуждаются, шлифуются и оформляются в свод правил. Потом этот свод правил (кодекс, стандарты, называйте, как хотите) закрепляется как общепринятый документ и становится руководством к действию.

5. Самое главное: тот, кто берёт на себя бремя лидерства в формулировании для кого-то другого этических правил, то есть правил поведения, должен понимать, что от него самого требуется просто тысячепроцентная безукоризненность поведения – в каждом шаге, в каждом вздохе, в уважительности интонации, в своевременности, в выборе слов и формулировок, вообще каждый миг и без исключений. Особенно в начале процесса. Особенно когда закладывается краеугольный камень «доверия» – и к процессу, и к последующему своду/документу/кодексу. Если же этого нет, то можно и не начинать. Всё равно выйдет (автомат Калашникова – зачёркнуто) очередная бессмысленная бумажка, на которую все буду плевать ровно так же как плевали на «Моральный кодекс строителей коммунизма». Даже если её назовут «регламентом» и прибьют гвоздями к монитору каждого журналиста».

Вместо шефа

Пока другие рассматривали разработку регламента с эмоциональной и юридической точки зрения, бывшая участница проекта «KermlinRussia» Катя Кермлин подвела итог этой истории, к сожалению, неутешительный для нас всех:

«Когда мы возмущаемся тем, что Леся Рябцева пишет кодекс поведения журналистов в соцсетях, мы забываем, что в нашей стране Леся Рябцева написала вообще всё.

<...> Коллективная леся рябцева произвела на свет всё, что создано в России в гуманитарной сфере. Вы думаете, законы пишут сумасшедшие депутаты? Нет. У каждого из них есть толковая помощница с похожим на Лесин уровнем компетенций и понимания вопроса. Пока она извлекает из головы правила, по которым мы потом живем, набивая синяки, ее начальник тусуется на приеме.

<...> Если бы важные документы писали те, кого берут на работу их писать, мы бы не видели в центре Москвы топчущихся водителей S-классов, прислюнявливающих бумажки к номерам, чтобы не платить 100 рублей за парковку, пока дяди в костюмах обедают и обсуждают судьбу России. Господам начальникам просто некогда было бы.

<...> Все накинулись на Лесю, но Леся не виновата, что ей скинули судьбу свободы слова между расписанием эфира и завариванием чая. Когда трехлетнему ребенку мама предлагает помыть посуду, он так же сияет, гордится, бросает все свои детские игрушки и рвется во взрослый бой. Весь детский сад с замиранием будет слушать завтра, как он, полагаясь на международные стандарты, перемыл целую гору тарелок.

К Лесе никаких вопросов нет. К Венедиктову вопросов полно, но он обычно банит всех, кто ему их настойчиво задает. Надеюсь, Леся не забудет отразить это право главных редакторов в своем кодексе».

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, удивило!, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ