ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 39 (315) от 11.11.2014
экономика

Жизнь за розовым забором

Российский фермер сам создал себе условия в неприветливом мире Саратовской области
Комментарии:0
Просмотры: 619
Владимир Сиротин, внук Егор и собака Оскар

Осень, туман, грязь, разбитая асфальтовая дорога. На дороге пусто, только наша машина стоически преодолевает щедро раскиданные на остатках асфальта колдобины. Вдруг из тумана выплывает яркое пятно: посреди всего этого депрессивного великолепия появляется одинокий ухоженный домик с розовым забором и красной крышей. За домом – пара строений, за строениями раскинулось поле, усеянное ржавыми машинами и механизмами. Хорошее начало для какого-нибудь фантастического фильма... Но это – не покинутая людьми планета и не затерянный мир, а Екатериновский район Саратовской области, посёлок Юбилейный, наши дни. В этом фантасмагорическом пейзаже вполне по-земному живёт и работает фермер Владимир Сиротин.

Восемь лет Сиротин прослужил мичманом на подводной лодке. После отставки пошёл работать в колхоз, а в 90-е годы возглавил местный сельскохозяйственный производственный кооператив «Земледелец», где старался быть хорошим и принципиальным руководителем. Но очень быстро выяснилось, что это не всем выгодно. «Тогда вокруг шёл крах, а у меня наоборот – и мельницу приобрели, и маслоцех сделали, и технику подновили, – рассказывает Сиротин. – На других руководителей люди стали недобро посматривать: вот, мол, «Земледелец» был дыра дырой, а сейчас там люди гораздо лучше жить стали! На этом фоне я стал невыгодно смотреться – меня нужно было убрать, к чему со временем подключилось и руководство района. Меня вызывали в администрацию, а в кооператив засылали комиссии, которые настраивали людей против меня...» В конечном итоге Сиротину всё-таки пришлось покинуть директорское кресло, попутно пропала и всякая охота занимать руководящие должности.

Предложение с продолжением

В 2003 году ситуация изменилась. «К этому времени хозяйство в соседнем селе Упоровка уже практически разваливалось, – вспоминает Сиротин. – Долгов там было немерено, поля запущены, всё в плачевном состоянии, люди кругом тащат... В общем, ужас. Начальник управления сельского хозяйства целую неделю меня терроризировал: давай, принимай хозяйство! Я поначалу не хотел с этим связываться: у меня уже было 150 га земли, на которой я сам работал, и два трактора. Выращивал, продавал, свиней разводил – более сотни голов было... Этого моей семье вполне хватало. Успевал и трудиться, и отдыхать». Но всё-таки естественная тяга к саморазвитию и вполне человеческое желание добиться большего, видимо, сделали своё дело: в конечном итоге бывший мичман согласился встать у руля идущего ко дну хозяйства.

Предстояло решить массу проблем, одна из которых – воровство, ставшее для хозяйства настоящим бедствием. «Вот человек пять лет не получает зарплату, а ведь на что-то жить ему надо, – рассуждает Сиротин. – Он там утащил, здесь утащил, продал – вот и копейка в дом. Эту ситуацию надо было преломить. Но как? Ведь сколько ни кричи, сколько ни ставь сторожей, пока не дашь возможность людям заработать, толку никакого не будет».

У хозяйства было в наличии немного семян – посеяли, стали ждать урожая. Постепенно работы появлялось всё больше и больше. Конечно, восстановление шло нелегко, рассказывает председатель историю о том, как работники полгода бастовали из-за маленькой зарплаты. «Но я ведь тоже не мог ниоткуда эти деньги взять! – объясняет Сиротин. – Мне не жалко было заплатить больше, если человек действительно работал, но не с чего было – хозяйство столько ещё не заработало! Мне советовали любыми путями повысить зарплату тысяч до десяти, просто чтобы все успокоились, но я пошёл на принцип: если сейчас заплатить незаработанное, потом это уже не остановишь».

На следующий год хозяйство собрало урожай, выручило деньги, и вот тогда уже люди получили причитающиеся им суммы – к своему удивлению, вполне неплохие. «Как начали зарплату выдавать, люди глаза вытаращили: много! – рассказывает Сиротин. – Я говорю: ребята, сколько заработали! Теперь есть с чего заплатить. И всё, с этого момента люди поверили, что никто никого не собирается обманывать».

Земля взаймы

Сейчас проблем с кадрами в хозяйстве нет: в нём занято почти четыре десятка человек, и, как поясняет Сиротин, желающих устроиться на работу даже больше, чем требуется. Что касается распространённого мнения о пьянстве и отсутствии нормальных рабочих рук в российской деревне, то собеседник разъяснил так: «Если у человека есть стимул, то он будет стараться. И когда есть какой-то порядок, то нарушать его человеку тоже уже не с руки: если в коллективе никто не пьёт, то и он не станет. А ещё, когда у мужика под задницей техника на 9 миллионов, то пить вообще уже преступление!»

В хозяйстве насчитывается около 25 единиц сельхозтехники – более двух десятков тракторов и несколько комбайнов. Комбайны новые, известной немецкой фирмы, хоть и собраны в Краснодаре. Замечу, что единого мнения том, какая техника выгоднее и лучше, наша или зарубежная, среди российских аграриев нет. «Когда всё это только начиналось, у импортных, конечно, качество лучше было, – делится своим опытом Сиротин. – Но сейчас они стали что-то химичить, и их техника тоже стала ломаться. Ну и наши тут немного поднялись... В этом году мы как раз хотим взять отечественный ростсельмашевский комбайн, уже проплатили аванс. Там государство дотации даёт, поэтому цена на него получается в три раза меньше, чем на тот же немецкий».

Хозяйство логично делает упор на наиболее востребованные на рынке культуры – выращивает в основном пшеницу и подсолнечник, но также возделывает и ячмень, овёс, лён. «Под ячмень и овёс у нас отведены совсем небольшие площади, – поясняет Сиротин. – Они больше на корм скоту идут, так как особенной прибыли от их реализации нет. Люди ведь всё равно держат скотину, а у нашего хозяйства пайщиков много – им и отдаём натуроплатой». Из 4,5 тысяч га земель хозяйства 4 тысячи как раз арендованы у пайщиков.

«Нет задачи скупить землю, – разъясняет свой подход собеседник. – Если кому-то из пайщиков сильно нужны деньги, то тогда у него землю выкупаем. Конечно, на своей земле работать лучше. Но, я считаю, всё равно полезнее, чтобы люди вокруг тебя тоже работали и от этого что-то получали. Чтобы заинтересованность у них была! Вот мы лучше сработаем – и они за свою землю натуроплатой нормально получат. А если у нас ничего не будет, то и им мы ничего дать и не сможем».

Поле металла

У сельхозбазы беспокойно бродят индюки, председателя сопровождает верный Оскар – овчарка, по каким-то причинам ещё щенком выбракованная в питомнике и теперь ставшая членом семьи Сиротиных. Мне показывают хозяйство. Под треугольной крышей склада высятся горы семечек и зерна, из вмонтированной в стену трубы аккуратно ссыпаются отходы с мельницы. Мельница находится в соседнем помещении: в беловатой дымке с гулом делает незамысловатые движения массивный механизм, рабочие покорно подставляют по его рукава мешки, наполняющиеся свежемолотой мукой. Сиротин ведёт меня в мастерскую, плотно набитую всякой всячиной, которую хозяйственный председатель не позволяет себе выбросить – вдруг пригодится: «Своими руками всё чиним. Восстанавливаем старые тракторы, ставим на них кондиционеры, чтобы люди могли в жару нормально работать... Кстати, в мастерской я сделал отопление на биотопливе. Остаются же у нас всякие отходы от мельницы и так далее. Вот теперь они идут в дело». Такую же биопечку хозяин строит и на расположившемся рядом току, а в будущем, возможно, на биотопливо перейдут и другие помещения. «Так много экономнее будет», – поясняет собеседник. Спорить с ним сложно – я вспоминаю о ежегодно растущих ценах на газ.

За производственным помещениями расположилась целая выставка отживших своё механизмов: поеденная ржавчиной стрела крана, красный кузов «Лады», видавший виды трактор, разноцветные металлические бочки и ещё много, много, много всего. «Если что-нибудь захотим сделать, сюда идём и что-то здесь берём, – смущённо улыбаясь, объясняет Сиротин. – Ведь если всё покупать, хозяйство перестанет быть выгодным...»

Я смотрю на приветливый яркий домик с розовым забором. Всего жилых домов здесь два – председателя и его сына Вячеслава, тоже успешного фермера. Остальные дома посёлка расположились за близлежащей лесополосой, но если этого не знать, кажется, что ухоженные жилища Сиротиных – единственный признак разумной жизни на этой холодной, покрытой туманом земле.

«В советское время, когда ещё ничего не распадалось, здесь хотели построить семь домов, – рассказывает председатель. – Фундамент и остовы для двух домов возвели, на этом всё и закончилось – с каждым годом жизнь становилась всё хуже и хуже, денег ни у кого не было. Мы заселились сюда году в 94-м и уже своими руками всё доделывали». Стараниям Сиротина со временем возле дома выросли производственные помещения, появилась асфальтовая площадка.

Среди людей

Кабинет главы хозяйства устроен весьма причудливо: это очень большая комната, с одной стороны которой – длинный обеденный стол для рабочего коллектива, с другой – небольшой уголок в офисном стиле со столом и диваном. За столом сидит семилетний внук Сиротина Егор и наблюдает за происходящим на экране ноутбука: там он управляет фермой, собирает урожай, покупает и водит технику... Пока – виртуально. К слову, на настоящем комбайне он тоже уже успел поездить. Рядом по хозяйству хлопочет жена председателя Нина Александровна, вырастившая и выпустившая в люди пятерых детей. Хозяин внимательно поправляет что-то кочергой в металлической печке с причудливой длинной трубой (печка сконструирована им лично). «Проблемы в нашей жизни всегда есть, – рассказывает председатель. – Я стараюсь особенно на государство не надеяться. Знаете, когда на них не надеешься, оно как-то лучше получается... Думаешь, что от них ничего не будет, а тебе вдруг что-то раз – и дали, и красота! А если рассчитывать на помощь, то, естественно, её получается мало».

На полке над рабочим столом выстроились рамочки с грамотами: благодарственные письма от администрации района, депутата областной думы и даже федерального министерства сельского хозяйства «за многолетний добросовестный труд». Но, как и некоторые другие успешные фермеры, многие вещи Сиротин делает не ради благодарностей, а просто потому, что их нельзя не сделать. Например, за свой счёт отсыпал щебнем дороги в посёлке, а одну дорогу восстановил полностью. В Упоровке вода промыла овраг у прудовой плотины – его тоже засыпал щебнем. Если где-то в деревне прорывает водопровод, починку опять же берёт на себя хозяйство. На плечах председателя лежит и очистка близлежащих дорог, что особенно важно в сильные снегопады, когда непогода грозится окончательно отрезать местных жителей от цивилизации. В текущем году отец и сын помогли сделать капитальный ремонт в спортзале местной школы. «Без этого никак нельзя, – поясняет глава хозяйства. – Люди-то здесь живут наши, и надо понимать, что на помощь им никто больше не придёт».

Визит в гостеприимную семью Сиротиных оставил у меня противоречивые впечатления: то ли пожалеть сельчан, что им приходится жить в таких средневековых условиях, то ли порадоваться, что в сёлах остались такие ответственные и хозяйственные председатели. Не знаю. Но пока такие люди есть, российской деревне, бесспорно, можно на что-то надеяться.

Жизнь за розовым забором

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, удивило!, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ