ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 7 (235) от 26.02.2013
общество

Не только «ковать золото, серебро и бронзу»

Через год в Сочи стартуют зимние Паралимпийские игры. Саратовцы готовятся участвовать в них, несмотря на финансовые проблемы
Комментарии:0
Просмотры: 1094

В Саратове уже десять лет работает областной спортивный центр развития адаптивной физической культуры и спорта. Здесь занимаются более двадцати спортсменов. С Паралимпийских игр в Лондоне воспитанники центра привезли серебряную и бронзовую награды. Три человека намерены принять участие в Сурдлимпийских играх, которые пройдут летом нынешнего года в Болгарии. Десять человек готовятся к летней Паралимпиаде 2016 года в Рио-де-Жанейро. Кроме того, в нынешнем году в центре планируют возобновить работу массовых физкультурных групп, причем для людей с тяжелыми ограничениями в состоянии здоровья, в том числе «колясочников». Как поясняют специалисты центра, адаптивный спорт призван не только «ковать золото, серебро и бронзу», но и служить для социальной и физической реабилитации людей с ограниченными способностями. Такие группы здесь уже работали, в них занимались почти 300 детей и молодых людей. Однако в 2010 году эта работа была приостановлена в связи с изменением спортивного законодательства.

Повесть о настоящем человеке

С Игорем мы познакомились во время подготовки материала об обеспечении жильем выпускников интернатов. В 2009 году в Саратове был опробован метод компактного поселения сирот – им выделили сто квартир в девятиэтажке на улице Тархова. За четыре года пестрый фасад дома на Тархова слегка поблек. Некоторые квартиры по-прежнему кажутся нежилыми. Во дворе из сугробов выглядывают банки из-под алкогольных коктейлей. На стене объявление: «Выкуп квартир за одни сутки». Как рассказывают в местном домоуправлении, опыт «гетто» оказался не слишком удачным: сохранить квартиру и приспособиться к жизни в обществе сумели всего несколько человек. «Для некоторых жилье, полученное бесплатно, стало основным источником дохода: четыре человека сдают квартиры, все вместе живут у пятого. На вырученные деньги празднуют без остановки», – говорит домоуправ Евгений Калякин.

Выпускники детдомов, как и прочие представители человечества, – люди разные, и каждый строит жизнь по-своему. У крайнего подъезда стоит «Ока» с инвалидной наклейкой на стекле. Это «ведро с болтами» Игорь купил за 30 тысяч рублей (бесплатные автомобили инвалидам перестали выдавать после монетизации). Еще 12 тысяч стоило ручное управление и 2,5 тысячи – установка. Для сравнения: пенсия по инвалидности со всеми льготными выплатами составляет около 9 тысяч рублей.

ИгорьИгорь – очень обаятельный и улыбчивый молодой человек. Не спрашивая редакционных удостоверений, приглашает в гости. Наверное, это не только доверчивость, но и уверенность сильного мужчины: Игорь – мастер спорта по пауэрлифтингу, пять лет жмет штангу, и бицепсы у него – на радость фотографу. Парень вырос в интернате для детей с поражением опорно-двигательного аппарата, окончил саратовское училище для инвалидов и училище олимпийского резерва. Сейчас учится в медицинском колледже на зубного техника, сам оплачивает свое обучение. Подрабатывает менеджером по продаже услуг Интернета и цифрового телевидения.

Как подчеркивают спортивные наставники Игоря, он настоящий спортсмен и большой оптимист по жизни: «Ежедневные тренировки, учебно-тренировочные сборы, соревнования различного уровня – это, пожалуй, самая важная часть его жизни». В этом году в рамках программы «Доступная среда» спортсмены-пауэрлифтеры получили новейшее, разработанное специально для паралимпийцев оборудование – скамью паралимпийскую для жима лежа (она шире и длиннее, чем скамья для обычных спортсменов, с удобной регулировкой высоты), гриф, диски и т. д.

Игорь из года в год занимает призовые места на чемпионатах России. Но даже «иконостас» медалей и кубков, занимающий всю стену комнаты, не спасает от бюрократических и бытовых трудностей. По закону бесплатная квартира должна предоставляться сиротам, не имеющим закрепленного жилья, сразу после выпуска из образовательного учреждения. Первый раз документы, поданные в областное министерство строительства и ЖКХ, потерялись где-то в недрах ведомства. Со второй попытки, после обращений в прокуратуру и суд, молодой человек наконец получил ключи. Как говорит Игорь, самой сложной была первая зима: «Температура в квартире не поднималась выше 10–12 градусов. В деревянных окнах щели были в палец. Сырость, стены заплесневели, диван пришлось ставить на кирпичи – конденсат на полу скапливался лужами» (квартира у парня на первом этаже). Своими руками он зачищал грибок, укладывал утеплитель, гипсокартон и плитку. В этом он весь – не обращает внимания на трудности, в жизни старается видеть только хорошие стороны, с улыбкой преодолевает жизненные неурядицы.

Как говорит Игорь, обустроиться в новом жилье ему помогли обычные люди, увидевшие репортажи о заселении «сиротского дома» по телевизору: мебельный салон подарил диван, кухонные шкафчики и два комода, бабушки из соседних домов принесли ложки. Государственные инстанции в свою очередь на протяжении нескольких лет обеспечивают жильца макулатурой: Игорь показывает пачки ответов от министерств и депутатов, которые неописуемо хотят поддержать сирот и инвалидов, но все время что-то мешает – то закон не прописан, то бюджет пуст. Как шутят спортивные наставники, «вот здесь-то и пригодился парню его спортивный характер! Раз сумел наши российские бюрократические препоны преодолеть, то и медали у него практически в кармане!»

Все равны, но некоторые равнее

Тамара ВарюхинаИгорь – один из воспитанников областного спортивного центра развития адаптивной физкультуры и спорта. Как рассказывает директор Центра Тамара Варюхина, Игорь – «очень перспективный спортсмен», но он не входит в число победителей Паралимпийских игр, чемпионатов мира и Европы, то есть не может рассчитывать на премиальные выплаты, президентскую стипендию и прочие материальные поощрения. Областных стипендий для талантливых спортсменов-инвалидов в Саратове пока не существует (но должны появиться в этом году для победителей чемпионатов и первенств России и победителей и призеров Паралимпийских и Сурдлимпийских игр, чемпионатов мира и Европы). Единственное, что могут предложить Игорьку на сегодняшний день, – полставки инструктора в Центре с зарплатой 3 тысячи рублей в месяц. «Деньги, конечно, небольшие. Но ведь при этом осуществляются все расходы, связанные с учебно-тренировочным процессом и участием в соревнованиях различного уровня, расходы на медико-биологическое восстановление спортсмена. В Центре есть свой врач, который контролирует тренировочный и соревновательный процессы, режим питания, спортивные нагрузки», – поясняет Тамара Варюхина.

Случай Игоря – не единственный. Многие спортсмены-инвалиды по объективным причинам никогда не смогут подняться на паралимпийский пьедестал, да ведь это и не главное: в адаптивном спорте даже более, чем в спорте здоровых, актуален старинный принцип о победе и участии. Для кого-то путь на Паралимпиаду закрыт по формальным причинам: не все виды спорта, которыми занимаются инвалиды, входят в программу игр. Это относится, например, к бадминтону, армспорту, шахматам для спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата, к пауэрлифтингу для слепых спортсменов. Кроме Паралимпийского и Сурдлимпийского движения существует еще Специальная олимпиада для людей с интеллектуальными нарушениями. Но Спецолимпиада не внесена в государственный реестр видов спорта, то есть участники – физкультурники, а не спорт­смены. Все непаралимпийские и несурдлимпийские виды спорта финансируются в целом по остаточному принципу.

Материальное поощрение для пара– и сурдлимпийцев составляет достойные суммы: 4 миллиона рублей за золотую медаль, 2,5 миллиона за серебро, 1,7 миллиона за бронзу, плюс президентская стипендия (32 тысячи рублей), плюс ставка спортсмена в федеральном центре спортивной подготовки, плюс премии и поощрения от региональных властей и от спонсоров. Как признают эксперты, увеличение денежной поддержки дало спортсменам мощный стимул к новым победам. Но каждая медаль имеет обратную сторону.

Проблема в том, что для российского инвалида спорт высших достижений остается практически единственным социальным лифтом и способом заработать приличные деньги (найти обычную работу с хорошей зарплатой человеку с особыми потребностями весьма сложно). Иногда ситуация напоминает гонку за медалями и будущим вознаграждением. По наблюдениям некоторых тренеров, большие деньги принесли негативные моменты, ранее не присущие адаптивному спорту: не товарищеские, а конкурентные отношения в команде (вплоть до того, что на старте можно недосчитаться важной детали экипировки), тот же допинг. «Не всегда понятно, что движет спортсменом: думает он о спортивном результате или о деньгах. Это вредит подготовке, – поясняет Тамара Олеговна. – В этой связи в Центре большое внимание уделяется моральной стороне дела. Мы хотим воспитать настоящих патриотов своего города и области. Поддержание командного духа – неотъемлемая часть работы Центра. Здесь царит почти семейная атмосфера. Каждый спортсмен может позвонить своему тренеру и даже директору в любое время суток и стопроцентно рассчитывать на понимание и помощь».

Любопытно, что на Западе премиальные выплаты для олимпийцев и паралимпийцев гораздо скромнее. В США за золотую медаль платят 25 тысяч долларов, за серебро – 15 тысяч, за бронзу – 10 тысяч (на играх в Лондоне суммы были увеличены в десять раз за счет внебюджетного фонда). Канада вообще не платила своим атлетам до Ванкувера-2010, с тех пор вознаграждение за медали составляет 20, 15 и 10 тысяч канадских долларов.

Еще после Паралимпиады в Ванкувере глава Паралимпийского комитета России Владимир Лукин подчеркивал, что «число медалей, особенно золотого достоинства, – это до какой-то степени вещь лотерейная». «Само развитие паралимпийского спорта имеет смысл не только для того, чтобы несколько человек получили медали, хотя они герои и мы их все поздравляем, сколько для того, чтобы подать пример людям начать активный образ жизни», – говорил Лукин в беседе с представителями российских СМИ. По его словам, из 13 миллионов инвалидов занимаются спортом три-четыре процента. Глава комитета выражал надежду, что общественный резонанс от удачного выступления паралимпийцев даст толчок для развития материально-технической базы адаптивного спорта.

К вопросу о вертикали

Пару лет назад в саратовском Центре работали группы разных этапов подготовки. В них занимались около 270 детей и молодых людей. Были налажены связи с коррекционными учреждениями (в области работают три школы-интерната для глухих и слабослышащих, по одной – для слепых и детей с поражением опорно-двигательного аппарата, и более двадцати учреждений для учеников с нарушениями интеллекта). Для кого-то это была просто физкультура (а главное, бесценная возможность жить полной жизнью), для кого-то – ступень к большой спортивной карьере, ведь призеры и победители не падают с неба в готовом виде.

В 2010 году из-за юридических коллизий сферу спорта, как это принято в нашей стране, «вертикализировали»: каждое учреждение должно было решить, заниматься ли начальной подготовкой (клубы, ДЮСШ и их аналоги) или сосредоточиться на чемпионах (аналог ШВСМ – школы высшего спортивного мастерства). Массовые группы сократили. «Какой шок был для мам и бабушек наших воспитанников», – вспоминает Тамара Варюхина. Предполагалось, что отделения для особых спортсменов откроются в каждой спортивной школе. Но и сегодня лишь немногие имеют специализированные отделения для детей с ограниченными возможностями здоровья. Уникальна в этом смысле муниципальная спортшкола Саратова для подготовки лыжников, где занимаются дети с проблемным зрением. Кстати, сейчас эти юные спортсмены готовятся к участию в Первой зимней спартакиаде России.

Как рассказывает Тамара Олеговна, перспективных ребят из виду не потеряли – тренеры центра всё равно ведут их, так сказать, на общественных началах. Как и в других сферах, наличие энтузиастов помогает государству экономить казну. После того как юный спортсмен отличится на стартах всероссийского уровня (займет не ниже пятого-шестого места среди взрослых или первое-третье место среди юношей), его официально могут зачислить в Центр.

Примечательно, что центр не имеет собственной спортивной базы. «Мы всегда либо снимаем спортивные сооружения, либо выпрашиваем», – улыбается Тамара Олеговна. Это дает неожиданные плюсы: в спортивном обучении уже свершилось торжество инклюзии – большинство тренировок проходит совместно со здоровыми спортсменами: «Это значит – один спорткомплекс, профессиональный тренер, общие раздевалки, близкие интересы, дружеские отношения», – говорит Тамара Варюхина. В практике спортсменов Центра – участие в самых обычных соревнованиях для обычных (не ограниченных возможностями здоровья) спортсменов и на областном, и на российском уровне. Недавно саратовец Денис Палин вернулся с международного Кубка шахматной федерации Москвы (среди здоровых) и уже готовится принять участие в чемпионате Поволжья (опять же среди здоровых) в Пензе.

Аида и Галина

АидаК летней Паралимпиаде в Рио-де-Жанейро готовится легкоатлетка Аида. Она выросла в Пугачеве, училась в школе-лицее № 3, не пользуясь льготой, поступила в СГУ на мехмат, подрабатывает росписью керамических изделий. Аида с детства занималась дартсом и теннисом, затем бегом, в итоге выбрала метание диска и толкание ядра. Сейчас занимает шестое место в мировом рейтинге. «Очень талантливая», – говорят об Аиде спортивные наставники. Она часто выступает на легкоатлетических стартах с обычными спортсменами. «Ну и что, что проигрывает? У здоровых старт на 200 человек. Если сумеешь справиться в такой ситуации, то на старте в адаптивном спорте, где всего 50 человек, тем более справишься», – полагает Тамара Олеговна.

Галина окончила школу-интернат в Базарно-Карабулакском районе. В центре эту школу называют «базовой» – здесь было найдено и выращено немало звездочек. «Это лесная зона, великолепные климатические условия, сама школа стоит в сосновом бору. Естественно, это лыжи, причем не короткие дистанции. Замечательные подрастают детки», – говорит Варюхина. Галина занималась гимнастикой, бегом и лыжами. После окончания интерната вернулась в Саратов к родителям, учится в ПТУ № 20 на штукатура. Девушка не особенно разбирается, чем отличаются друг от друга Пара-, Сурд– и Спецолимпиады, но намерена дойти до вершин спортивной карьеры, потому что «хочется стать кем-то». Как говорит тренер спортсменки Марина Бочкарева, «у Галочки огромное количество друзей, и любят ее вместе с ее особенностями».

ГалинаУдивительно, что, несмотря на разговоры о поддержке адаптивного спорта на самом высоком уровне, главной проблемой Центра остается недостаток финансирования, в первую очередь – на подготовку к Пара– и Сурдлимпиаде. Подготовка одного спортсмена к главным спортивным стартам четырехлетия стоит около 500 тысяч рублей в год. На 2012 год, когда к играм в Лондоне готовились 11 человек, Центру было выделено 1,7 миллиона рублей. Впрочем, эта сумма кажется почти роскошной по сравнению с расходами на участие в соревнованиях и проведение физкультурно-массовых мероприятий для широкого круга инвалидов (в сумме немногим более 500 тысяч рублей). Дополнительно на приобретение оборудования и инвентаря и спортивной экипировки было выделено 1,5 миллиона рублей. Для сравнения: одна спортивная коляска отечественного производства для игры в бадминтон стоит почти 100 тысяч рублей.

«Спортсмену-колясочнику нужны две таких коляски и две обычных, чтобы добраться до места проведения соревнований. Посчитайте, сколько стоит такой спортсмен? Примерно 250 тысяч рублей. И это без ракеток, без экипировки. А у кого забирают эти деньги? Так нас и воспринимают в большинстве случаев», – говорит Варюхина.

Ежедневное, рутинное вложение материальных, кадровых, временных ресурсов в развитие адаптивного спорта – совсем не зрелищное мероприятие, которое можно показать по госканалам в интерьерах Большого Кремлевского дворца. Именно поэтому спортсменам и специалистам этого удивительного – маленького, но такого большого – Центра нужно понимание и помощь. Как говорят здесь, «ваш добрый взгляд всегда будет оценен на миллион!».

Среди спортивных болельщиков в последние годы распространилась шутка: «Чем дольше следишь за выступлениями российских олимпийцев, тем больше гордишься паралимпийцами». Адаптивный спорт оказался в центре государственного внимания: премиальные выплаты призеров и победителей Паралимпиады и Сурдлимпиады приравнены к олимпийским, президент встречается с атлетами в Кремле и вручает ордена, церемонию показывают центральные каналы.

Оцените новость
0
Новости партнеров
6 (420)
от 21
февраля
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Под вой сирен-2
Есть такая грубоватая поговорка, всю ее мы приводить не будем, только вторую часть. Поговорка эта тем более к месту, что речь опять пойдет о медицине, вернее, о саратовской «Скорой помощи». Так вот, вторая часть нашей поговорки: «...так золотуха».
«Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы...»
Безопасно ли в Саратове переходить через железнодорожные пути?
1
«Пирог» для афганцев. Со скандалом
Санаторий для реабилитации инвалиды локальных войн теперь будут выбирать самостоятельно.
Хоть где-то мы в «лидерах»
Саратовская область вошла в первую треть регионов по социально-экономической напряженности в трудовой сфере.
Спорные фигуры
Депутаты Саратовской городской думы собрались на общее заседание в 13-й раз.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Победительница проекта «Большая опера» Ксения Нестеренко о хейтерах в интернете
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ