ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 8 (284) от 04.03.2014
политика

Сигналы

Власть предпочитает говорить с обществом не впрямую, а намеками – впрочем, вполне прозрачными
Комментарии:0
Просмотры: 624

Это раньше у нас была страна советов. Теперь у нас страна сигналов. Согласитесь, что дождаться от власти каких-либо ясных и понятных слов о том, что будет в близком и далеком будущем, трудно. У нас популярна система сигналов, которые каждый волен истолковывать так, как ему приятнее и удобнее.

Ожидания после сочинской Олимпиады были разнонаправлены. Одни, потирая потные пухлые ручки, вещали: «Вот ужо закончится Олимпиада, и Путин всем либералам покажет». Другие – наивные – ждали, что после сочинского триумфа подобревший президент одарит нас невиданными свободами.

«Покайся, Иваныч! Тебе скидка выйдет»

Так советовала жена булгаковскому персонажу Никифору Ивановичу Босому, но не послушался он. Что с ним дальше стало, вы, должно быть, знаете...

Первым индикатором стало «болотное дело». Вынесение приговора специально отнесли на первый послеолимпийский день, чтобы подчеркнуть: началась иная жизнь. И вот приговор вынесен. Сергей Кривов получил 4 года лишения свободы, Андрей Барабанов – 3 года 7 месяцев, Степан Зимин, Алексей Полихович и Денис Луцкевич – 3 года 6 месяцев, Артем Савелов – 2 года и 7 месяцев, Ярослав Белоусов – 2 года 6 месяцев. Александре Наумовой (Духаниной) суд вынес условный приговор – 3 года и 3 месяца.

Жестокий приговор? Несомненно. Неправедный? Абсолютно. Давать реальные сроки лишения свободы за то, что некий омоновец испытал испуг и стресс, – это абсурд. Но абсурдом нас не удивишь. Впрочем, у приговора есть другой аспект. Судите сами: защитники осужденных подали кассационные жалобы. Мне лично представляется, что Верховный суд снимет со сроков «довески» в шесть или семь месяцев. Все узники Болотной провели в следственном изоляторе по полтора и более года. Вычитаем эти месяцы и дни из сроков приговора. Получается, что практически все, может, кроме Сергея Кривова, получают право на условно-досрочное освобождение. Но это самый важный аспект в данной ситуации – об условно-досрочном освобождении надо просить, признав свою вину. Готовы ли на это восемь политзаключенных, пока никто не знает. Тут коллизия еще и в том, что те, кто не сидел и не знает, что это такое, могут осудить прошение об УДО. Те же, кто хоть немного представляет себе российскую пенитенциарную систему, наверное, должны понять такой шаг.

И Дмитрий Песков приоткрыл перед узниками калиточку. Пресс-секретарь Путина заявил, что президент может рассмотреть ходатайства узников Болотной о помиловании, если таковые будут написаны. Такой вот сигнал: мы можем наказать строго, не обращая никакого внимания на реальные обстоятельства дела, но если склоните головы, покаетесь, мы, чем черт не шутит, можем и подобреть.

Вечер дня приговора тоже подал нам немало сигналов. В центр Москвы стянули столько сил, словно ожидали высадки вражеского десанта. Некоторые подсчеты давали такое соотношение: на одного манифестанта – десять омоновцев и солдат внутренних войск. Понятно, оппозиция истолковала этот сигнал в свою пользу: нас боятся. И тут же получила сигнал обратного свойства. Задержаны были буквально все, кто вышел на Манежную площадь. Милиция с привычным для нее презрением к правде отрапортовала, что задержано пятьсот двадцать человек из трехсот собравшихся. Сигнал о жесткости получен? Да, получен. Но, хотя задерживали жестко, никого не били дубинками, как делали это 6 мая на Болотной площади. И потом, из сотен задержанных административные аресты получили только лидеры – Алексей Навальный, Илья Яшин, Борис Немцов. Немцова задержали и дали десять суток, несмотря на то что он депутат Ярославской областной думы и на его задержание и тем более административный арест нужна санкция прокурора Центрального федерального округа. Еще сигнальчик: мы законы пишем, но нам соблюдать их вовсе не обязательно.

«Живой журнал» Навального как враг государства

В пятницу, 28 февраля, Басманный суд изменил меру пресечения Алексею Навальному с подписки о невыезде на домашний арест. Меру пресечения политику изменили на время расследования по делу о хищении средств фирмы «Ив Роше», которое продлили до 13 июня 2014 года. Во время процесса Алексей Навальный находится под административным арестом за неподчинение сотруднику полиции на акции в поддержку осужденных по «болотному делу» 24 февраля. Навальному запретили покидать пределы своей квартиры, пользоваться телефоном, почтой и Интернетом.

Оппозиционер на заседании отметил, что домашний арест и запрет на пользование Интернетом направлены против его политической и общественной деятельности. Похоже, записи в «Живом журнале» Алексея о многочисленных имениях, поместьях, виллах и апартаментах наших чиновников здорово достали власть. Но ведь у Навального достаточно сторонников, чтобы продолжить антикоррупционные расследования. С другой стороны, решение Басманного суда приближает для Навального замену условного срока на реальный. И ведь какие силы были задействованы, собрали всё, от справки из ЖЭУ до доклада контрразведки ФСБ о том, что Навальный на Новый год ездил в Московскую область и катался там на квадроцикле. Не знаю, как у вас, а у меня периодически возникает подозрение, что многие люди в нашей стране занимаются совершенно не своим делом.

И одновременно в тот же день министерство юстиции регистрирует Партию прогресса, которую возглавляет Навальный. Или это искусное издевательство, или два мнения в одной голове. Кстати, медики такое состояние считают шизофренией. Понять в такой ситуации, какой сигнал главнее, решительно невозможно.

Бить буду аккуратно, но сильно

Это, как помнится, из «Бриллиантовой руки». Этой строчкой журналист Антон Орех озаглавил свой блог о том, что происходит в стране. Я многое на эту тему перечитал, но решил предложить вашему вниманию только две цитаты. Одна как раз из блога Ореха, и его понимание ситуации совпадает с моим.

«Масштаб задержаний среди тех, кто пришел выразить солидарность с обвиняемыми по «болотному делу», достиг поистине олимпийских вершин. У здания суда, а потом в центре Москвы изловили шесть сотен человек. Эта тактика власти является прекрасным продолжением самого приговора по «болотному». Приговор был абсолютно несправедливым, зато куда более мягким, чем ожидалось. У здания суда и в центре ловили всех поголовно, но никого не покалечили. Получается эдакий авторитаризм с человеческим лицом. Сопротивление бесполезно, больше двух не собираться, наказание будет всеобщим и неотвратимым. Но и расстреливать мы вас тоже не станем. И на лесоповал на долгие годы не отправим тоже.

Допустить инакомыслие они не могут. Отдать власть не хотят. Но и масштабные репрессии устраивать как-то неловко. Значит, надо выбрать такую степень жесткости, чтобы, с одной стороны, было не очень больно, а с другой стороны, чтобы желание рыпаться пропало».

Другая цитата, из интервью главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова «Новой газете». О Венедиктове говорят, что он умеет читать мысли кремлевских владык или что ему эти мысли кто-то транслирует. Итак:

«Путин прекрасно понимает, что ригидная, жесткая система не способна ни к развитию, ни к сопротивлению. В начале Великой Отечественной войны генералы часто попадали в котел именно потому, что боялись отступать без приказа свыше. Когда они научились действовать по ситуации без постоянной оглядки, войну начали выигрывать. И сегодня система тоже ригидна, и Путин, постепенно передавая часть полномочий регионам, будет делать ее более гибкой. Это уже началось, кстати. Иное дело, что скреплять страну он намерен не столько административными, сколько культурными связями. Даже я не сразу понял, что ЕГЭ по русскому – тоже способ закрепить в едином пространстве все регионы, и Кавказ, и Казань, и Туву, и кого хотите. Но установки на абсолютную административную жесткость у Путина как раз нет – в конце концов, участие Навального в выборах было именно его решением. Никто другой здесь таких решений не принимает».

Внешний сигнал

Аксиома: если в стране жесткий внутренний режим, то и в делах внешних держава грозна. Мы не будем сейчас останавливаться на ситуации в Крыму. Туда от области послали Шинчука, значит, есть уверенность, что дело завершится точно так же, как и другие под его руководством. Нет, ну если шашлык организовать, то всё получится.

Тут расправил крылья родины министр обороны России Сергей Шойгу. На волне олимпийского и других патриотизмов он сообщил журналистам в среду в Москве, что Россия ведет переговоры с рядом стран, в том числе с Вьетнамом, Кубой, Венесуэлой, Никарагуа, Сейшельскими островами, Сингапуром:

«Мы планируем увеличить количество военных баз. Помимо Вьетнама и Кубы, мы планируем расширить их количество за счет таких стран, как Венесуэла, Никарагуа, Сейшельские острова, Сингапур и другие», – сказал министр.

Он подчеркнул, что переговоры ведутся, и Россия близка к подписанию документов. Этим порадовало нас РИА «Новости». Нет, вопросы, конечно, возникают – по мелочи. Такие, например. Разве не мы недавно демонтировали базы в том же Вьетнаме и на той же Кубе? В курсе ли министр обороны, что Венесуэла охвачена волнениями, и вполне возможно, что ее нынешний президент Мадуро скоро повторит судьбу Януковича? Вызывает сомнение и база на Сейшельских островах, мировом туристическом центре, – это, скорее, из репертуара экс-министра Сердюкова, не так ли? Но главный вопрос такой: в стране что, много денег? И почему тогда в 2013 году федеральный бюджет выделил – на всю страну – пять миллиардов рублей на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, а в 2014 году – только три миллиарда? Или сигнал такой: пушки вместо масла?

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, удивило!, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ