ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 41 (269) от 12.11.2013
репортаж

Не дожидаясь отложенного паралича

Хоть покататься на трамваях, пока их окончательно не обесточили...
Комментарии:0
Просмотры: 617

Из-за долгов Саратовгорэлектротранса движение трамваев и троллейбусов будет прекращено. Сообщения о грядущем параличе городского транспорта стали появляться в СМИ в конце октября – начале ноября. Обещали, что с 11 ноября предприятию отключат электричество. Причина банальна: долги, 11 миллионов рублей. Пока электрический транспорт еще на ходу, надо успеть покататься на нем, вдруг потом и правда будет поздно, подумала я и пересела из машины на трамвай.

Маршрут № 11 идет прямо под нашим домом. Потому сообщаю: днем трамвай ходит регулярно, в позднее время суток – примерно раз в час или чуть реже. Но рассчитывать на трамвай вечером лучше не стоит, так как срабатывает закон подлости – когда он нужен, его не дождешься. Решили мы с мужем съездить на трамвае в Солнечный. Время – девять вечера. Стоим на остановке, дышим свежим воздухом. Погода отличная. Проходит час. Трамвая нет. Стоим еще полчаса. Мимо идет один вагон, но в сторону центра. Из любопытства мы решили стоять до победного. Прошло еще полчаса. Любопытство закончилось, мы собрались было вызывать такси. Но вдалеке замаячили фонари. Наконец-то подъехал трамвай. Двери открываются. Вагоновожатая предупреждает, что проезд в Солнечный закрыт, вагон идет до диспетчерской. А это – одна остановка от нас.

Утро. Еду на трамвае в центр. Несколько лет назад, когда я добиралась на трамвае в университет, народу на остановке было прилично, а в самих вагонах – тесно, иногда приходилось даже стоять на ступеньках. Сейчас в трамвае утром довольно просторно. Если повезет, можно даже доехать сидя.

Большинство пассажиров – люди средних лет и многочисленные бабушки. Молодежи немного, пара школьников и студентов. Еще едут молодой отец с ребенком и дама с собачкой.

В вагон заходит кондуктор: «Кто еще не обилечен?» – и движется к «хвосту» вагона. Народ дружно предъявляет проездные и пенсионные. Платят за проезд всего двое – я и молодой отец с ребенком. «Правда, что вы со следующей недели работать перестанете?» – спрашиваю я. «Не известно пока», – отвечает кондуктор и, пробурчав что-то даме в шляпе по поводу ее собачки, удаляется. Чуть подальше народ тоже интересуется судьбой трамваев. «Посмотрим», – говорит им кондуктор.

Сидящим пассажирам смотреть в трамвайное окно одно удовольствие. Широкие большие стекла, никаких занавесочек, которые так любят водители маршруток. Стоящим пассажирам ростом повыше среднего смотреть в окно не очень удобно – их глаза упираются в многочисленную рекламу. Кстати, реклама в трамваях располагается сейчас не только на стеклах, но и на поручнях у выхода, к которым прикреплены небольшие пластиковые конструкции. Тематика довольно разнообразна и не всегда соответствует целевой аудитории: здесь вам и пластиковые окна, и белорусская обувь, еще норковые шубы, банковские вклады, компьютерная техника и даже байкерская одежда.

Рядом висят объявления. «Саратовгорэлектротранс призывает быть бдительными в связи с возможными террористическими актами – о подозрительных вещах сообщать кондуктору или водителю». А еще приглашает на работу диспетчеров конечных станций трамваев и троллейбусов. Платить им обещают 8–10 тысяч рублей, плюс бонус – бесплатный проезд на электротранспорте.

На одной из остановок забегает в вагон запыхавшаяся женщина. Видимо, за трамваем она бежала. «Вы, наверное, из больницы?» – обращается к ней стоящий рядом мужчина. И улыбается. В её глазах полнейшее удивление. Минутное молчание и робкий вопрос: «А как вы узнали?» Вагон хихикает. Мужчина издает многозначительное: «Ну-у-у...» Взгляд женщины опускается вниз, на синие бахилы, которые забыла снять, и тогда она начинает громко смеяться вместе со всеми.

Сколько стоит сдать экзамен?

Обед. 11 ноября – день обещанного коллапса. Выхожу на остановку, мимо со свистом пролетают два вагона. Значит, не всё так плохо, проносится в голове. И я жду следующего трамвая. Через семь минут он подходит. Второй вагон, как это обычно бывает в обед, двери не открывает, поэтому сажусь в первый.

Мне повезло, сиденья не жесткие деревянные, как обычно в «одиннадцатом», а мягкие. Половина мест свободна. В салоне стоит традиционная пыльная взвесь.

Трамвай набирает скорость, вагон усиленно качается из стороны в сторону, колеса грохочут, и я вспоминаю детство. Тогда мы жили далеко-далеко в Забайкалье. К бабушке в Саратов приезжали на лето. Трамваев в нашем маленьком городке, конечно же, не было, поэтому мы с братом очень любили кататься на этих грохочущих монстрах.

«Да он 20 тысяч цену заломил, я лучше сам попробую», – возвращает меня к реальности фраза сидящих рядом молодых людей. Я скоро понимаю, что говорят они об автошколе и экзаменах. Трамвай останавливается, открывает двери. Идущие рядом машины несутся еще быстрее. Женщина, стоящая на нижней ступеньке, высовывает голову на улицу, ждет и с большой осторожностью выходит из вагона. Не иначе как водители, усиленно выжимающие педаль газа, а не тормоза при виде открывающего двери трамвая, тоже платили энную сумму денег, вместо того чтобы учить правила дорожного движения.

Солнце нещадно слепит глаза, пересаживаюсь на другую сторону. В этот момент подходит кондуктор. Вынимая деньги, интересуюсь судьбой электротранспорта. «Всё нормально. Будем работать», – весело отвечает женщина. Перекинувшись парой слов с вошедшими пассажирами, кондуктор садится на свое место и начинает подсчитывать выручку. Сначала вынимает мелочь. Записав что-то на маленьком листочке, складывает «железки» в пакет. Приходит черед бумажных денег. Посчитав что-то на калькуляторе и записав на ту же бумажку, перевязывает пачку резинкой и убирает в отдельный карман сумки.

Отъехав от Сенного рынка, вдруг останавливаемся. На путях стоит машина. Аварии нет, простая поломка. Пассажиры машины выталкивают ее в сторону, мы едем дальше. Неожиданно останавливаемся у Губернского рынка. Водитель выходит из кабины на улицу. «Нас за долги, что ли, отключили как обещали?» – заволновались бабушки. «Нет-нет. Электричество нам дали. Просто машина на рельсах», – успокаивает их кондуктор. В салоне трамвая нас десять человек. Все сидят, ждут.

Возвращается водитель. Звонит диспетчеру. Сообщает, что на путях стоит зеленый «Гетц», номерной знак такой-то. «Авария. Будут разбираться», – констатирует кондуктор. «Охренеть! Да полицию часа три ждать. Они после праздника в запое все», – недовольно восклицает бойкая женщина и выходит.

«Может, и мы пойдем?» – предлагает одна пенсионерка другой. «Вот мы сейчас выйдем, а он поедет», – отвечает та. «Все подряд машины накупили, едут как хотят, дорогу друг другу не уступают. Смотрите, какая королева за рулем сидит!» – начал переходить на личности народ, указывая на хозяйку «Гетца».

Появляется машина ГИБДД, люди с надеждой на скорое решение проблемы продолжают сидеть в трамвае. Машина на минуту останавливается, полицейские что-то уточняют и уезжают. Пассажиры понимают, что сидеть им придется долго, и потихоньку покидают вагон. «Подождите, пока зеленый зажжется», – кричит им вслед кондуктор.

Выхожу из вагона и я. Вижу, что за нашим трамваем собралась огромная очередь из «троек», вагоны которых тоже потихоньку и с неохотой покидают пассажиры.

Чего хотели водители двух машин, уже упомянутого «Гетца» и стоявшей за ним «Нивы», непонятно. Вмятин или каких-то еще следов аварии ни на одном из автомобилей я не заметила. Они запросто могли оформить ДТП по европротоколу, не затрудняя движение машин и не парализуя работу электротранспорта. А то глядишь еще пара аварий на путях – у трамваев снова долги вырастут, и тогда мы их уже точно больше не увидим.

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, удивило!, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ