ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 28 (256) от 30.07.2013
общество

Приключения чемоданов в Европе

О пользе суеверий, понтификах оптом и в розницу и других путевых впечатлениях
Комментарии:0
Просмотры: 703

Нет, определенно, надо верить в приметы. Разве то, что шенгенские визы открыли нам в самый последний момент, не было предостережением? Разве тринадцатый номер вагона поезда Саратов – Москва не должен был насторожить? Увы, беззаботные отпускные настроения безраздельно владели нами. И дождались-таки удара судьбы, которого, как водится в таких случаях, никто не ожидал.

В пятом часу вечера мы устроились в креслах авиалайнера австрийской компании Niki. Но неподвижен наш самолет у домодедовского терминала. Двадцать минут, полчаса. Наконец стюард немного разъяснил причину стояния. «Технические проблемы», – сказал он, и мы продолжили ждать. Еще через полчаса по салону стоящего самолета разнесли бутерброды и напитки. Кто много летает, прекрасно понимает: дело плохо. На исходе второго часа пилот объявил, что пришел механик. Еще через тридцать минут последовало следующее коммюнике: «Механик всё починил, но надо подписать некие документы с администрацией Домодедово». Короче, взлетели мы с четырехчасовым или даже больше опозданием. И что странно: этот инцидент не вызвал никакого внимания средств массовой информации и прогрессивной общественности, в то время как в родном городе двадцатиминутное опоздание самолета местной авиалинии становится хит-новостью информационных лент.

Казалось бы, ничего страшного не произошло, ну прилетим мы в красавицу Вену с опозданием, никуда австрийская столица от этого не денется. Но вот важная деталь: мы транзитники, для нас Вена – только пункт пересадки, и опоздание самолета смешивало все наши планы. Ясное же дело, что самолет из Вены в Рим не будет ждать опоздавших россиян. (Хотя, как я думаю, мог бы и подождать.)

Хорошо, у меня есть опыт организации различных акций, потому уже в самолете я начал сколачивать общественную организацию опоздавших транзитников. Набралось нас девять человек: пятеро «римлян» и четверо «парижан».

Кар гоуз ту таун (Машина едет в город)

Наконец-то Вена. Дружной колонной идем в пассажирский сервис. Встречают приветливо. Да, они знают о наших проблемах. Да, авиакомпания приносит извинения. Сейчас все вопросы будут решены. Сначала нам предлагают переночевать в гостинице – за счет, конечно, Niki. Более того, в отеле нам подадут ужин и завтрак, и всё это – тоже за счет авиаперевозчика. Завтра же в 5:50 рейс на Париж, а пятью минутами позже – в Рим. А времени, между прочим, второй час ночи.

Говорю так спокойно: нельзя ли найти рейс попозже? А мне отвечают: у вас нет выбора. Заводясь, начинаю объяснять, что в ситуацию, в которой нет выбора, нас загнала ваша замечательная компания. Мне приносят еще раз извинения и объясняют, что выбора действительно нет: второй рейс в Рим только вечером. Увлекшись всеми этими дебатами, мы допускаем две ошибки – тактическую и стратегическую. Тактическая: не стали требовать разъяснений, что означает фраза «Car goes to town». Решили, что нас отвезут на любом такси. Ошибка стратегическая: согласились c советом пассажирского сервиса не брать багаж с собой, а перерегистрировать его на утренний рейс.

Выходим из аэропорта. Обращаемся к диспетчеру такси. Он вежлив, но абсолютно не желает понять, почему он должен вести девятерых русских бесплатно. Начинаем понимать: что-то не так. Вдвоем с девушкой Наташей – она из «парижан» – отправляемся на разведку. Но казус в том, что пассажирский сервис находится в чистой зоне аэропорта, туда без билетов и досмотра не пустят. Решили искать представительство Niki и, обойдя немаленький венский аэропорт, нашли. Там-то нам и пояснили, что «Сar goes to town» вовсе не объяснение ситуации, а название фирмы такси, и подсказали, как найти их офис. Что мы быстренько и сделали.

Приключения чемоданов в Европе

В фирме о нас знали, нас даже ждали. Показали водителя Стефана, который нас отвезет в предложенный нам отель. Стефан – по виду бывший братский югослав – оживленно болтал с товарищами. Мы же с радостной новостью поспешили к своим товарищам по несчастью. Порадовали их и стали ждать нашего драйвера. Пять минут, семь – нет его. Возвращаемся к офису – Стефан продолжает свои беседы. Наверное, выражение наших лиц было кровожадным – он стал сворачивать беседу. Мы опять вышли из аэропорта. Пять минут, десять – нет Стефана. Идем обратно. Выясняем, что Стефан отправился в подземный гараж, где и ждет нас. То, что мы о существовании гаража и знать не знаем, его не волновало. Все-таки поехали. Полчаса – и мы в гостинице. На прощание Стефан долго выяснял, во сколько за нами заехать утром. И со свойственной всем славянам необязательностью обещал подъехать на полчаса раньше. Утром, кстати, нас отвезли уже на двух микроавтобусах «Мерседес», но совсем другие водители.

Ужин, замечательные венские сосиски с замечательным венским пивом, короткий сон, переезд, и наш «Аэробус-320» берет курс на Рим.

Act na nepribytie bagava

Здравствуй, вечный город. Но сначала надо получить багаж. Идем, как и положено, к транспортерной ленте. Багажа на ленте мало, многие летают по Европе с портфелями или маленькими чемоданами, которые можно брать в салон. Ожидание было недолгим, а результат оглушающим: наших чемоданов, как, впрочем, и багажа еще одной женщины из нашей венской группы, не было. Отправляемся в «лост энд фаунд» – отдел, который занимается потерянными вещами. Красиво загоревшая синьора советует нам еще раз сходить к багажному транспортеру. Идем, еще минут десять гипнотизируем ленту и добиваемся того, что она останавливается. Снова идем к синьоре.

О, оказывается, у них всё поставлено на поток. Сначала, покопавшись в компьютере, она радует нас сообщением, что наш багаж улетел обратно в Вену. Потом достает специальную таблицу с тремя примерно десятками изображений чемоданов и сумок. Мы должны указать, на какой из образцов больше всего похожи наши вещи. Потом определяем и записываем цвет чемодана и сумки. Наконец получаем на руки документ, озаглавленный «Act na nepribytie bagava», и обещание в самом скором времени доставить багаж в наш отель. Скорое время не наступило ни вечером, ни следующим утром. Мы даже стали подозревать, что аэропортовые службы не могут отыскать наш отельчик, расположенный хоть и в центре Рима на Порте Пиа, но на маленькой боковой улочке Виа Виналли. Самостоятельно дозвониться в аэропорт с наших телефонов было невозможно. Стали просить милых девушек-портье. И вечером, накануне отъезда, они сказали нам, что багаж, возможно, прибудет ночью, а уже утром прощального с Римом дня обрадовали: чемодан и сумка ждут нас во Фьюмичино – это аэропорт так называется.

Чудная бумага «Act na nepribytie bagava», как выяснилось, заменяет авиабилет, и с ней можно пройти в чистую зону. После досмотра, конечно. Сотни чемоданов и сумок были расставлены по стеллажам в огромном помещении «лост энд фаунд». Стеллажи были маркированы по месяцам. Полнее других – июль и июнь. Но и на февральской полке одиноко стоял чей-то чемодан. Наверное, его хозяин где-нибудь в Сыктывкаре или Стокгольме до сих пор ждет, когда же ему привезут его поклажу.

Занимательная топонимика и другие проблемы Рима

Ну как вам описать Рим? Никак невозможно описать Рим, если ты не выдающийся художник слова. Как описать колоссальность Колизея, который по-итальянски так и зовется – Колоссео? Как описать спокойную величавость собора Св. Петра и площади перед замком Св. Ангела – Кастель Сант'Анджело (Castel Sant'Angelo)? Как описать невыразимую красоту мостов через Тибр, которые итальянцы зовут Тивери (Teveri)? Итальянцы вообще многое зовут не так, как мы привыкли: Рим – Рома, Неаполь – Наполи. Флоренция так вообще Фиренце. Как рассказать о кипении жизни на Виа дель Корсо? Нет у меня таких слов.

Еще дело в том, что прибыли мы несколько в растрепанных чувствах. И причина тут не в потерянных и найденных чемоданах. В вечный город прилетели мы, оглушенные российской действительностью. То с нетрадиционной ориентацией успешно борются, то чувства верующих защищают вплоть до лишения свободы. Понятно, захотелось посмотреть, как тут с этим делом, не загнили ли окончательно западные мораль и нравственность. Смотрю: нет на улицах однополых парочек. Думаю, что после сокрушительных ударов, нанесенных им российским парламентом, попрятались извращенцы по темным углам и скрежещут там зубами в бессильной злобе.

Но не долго радовался, ибо завела меня жена в магазин United colors of Benetton. А там прямо над кассой огромный – метра три на пять – плакат. А на плакате две девушки топлесс нежно друг друга обнимают. А ведь в магазине есть отдел детской одежды, и что станет с девочками, увидевшими этот плакат, не сможет предсказать даже депутат Баталина. Да, говорят, что этот самый Benetton отличается дерзкой, даже наглой провокационной рекламой. У них есть еще реклама, где целуются священник и монахиня, хорошо хоть католические. Думаю, нашим депутатам уже осенью надо к магазинам этой фирмы присмотреться и принять радикальное решение. Либо закрыть их совсем, а лучше потребовать себе дисконт. Как компенсацию за оскорбленные чувства.

Приключения чемоданов в Европе

Кстати, о чувствах. Вокруг Ватикана – оплота католической веры – бессовестные торговцы в массовом порядке продают сувенирные магнитики с изображением Папы Римского Франциска. Разве же это порядок, когда тебя хватают за руки и кричат, что один Папа стоит три евро, а если брать понтифика оптом по три-четыре штуки, то на каждом можно сэкономить по 50 евроцентов? Хорошо, что у нас вовремя приняли закон о защите чувств. А то ведь нашлись бы еретики – не исключено, по западной наводке – и стали бы делать магнитики с изображением протоиерея Чаплина, а то и – страшно подумать – самого патриарха.

Но чем хорош Рим – тем, что все эти глупые мысли разом выбивает из головы и кружит в водовороте своей вечной жизни.

P. S. В утешение О. В. Грищенко и А. Л. Прокопенко: в Риме тогда каждый день шли дожди. Улиц не затапливало, но затопило станцию метро Термини с выходом на железнодорожный вокзал. Так что у Саратова и столицы Италии есть общие черты.

Ключевые слова: Италия, Рим, багаж, Папа
Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, удивило!, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ