ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 27 (255) от 23.07.2013
былое

Саратовский потомок Чингисхана

Душевный мир ученого сложился рано и прочно
Комментарии:0
Просмотры: 537

Февраль 1922 года… С саратовского вокзала уходит состав на Москву. В одной из теплушек – семья Чегодаевых: отец, мать и трое детей. Старшему из них – Андрею Чегодаеву – прямо в дороге предстоит встретить семнадцатилетие.

Его дальнейшая жизнь была долгой и сложилась удачно. Андрей отказался от учёбы на физико-математическом факультете Московского университета, поступил на отделение теории и истории искусств. Женился на Наталье Михайловне Гершензон, дочери известного историка литературы. Ещё студентом начал работать сначала в музее Л. Н. Толстого, а потом в Музее изящных искусств, где занимал должности учёного секретаря, а позднее сотрудника гравюрного кабинета и занимался комплектованием коллекции советской графики. С 1936-го по 1941 год – художественный редактор в издательстве детской литературы.

В начале Великой Отечественной войны стал участником народного ополчения, потом вернулся в музей, принимал участие в перемещении трофейных произведений искусств из Германии. С 1948 года работал в Институте теории и истории изобразительных искусств Академии художеств, с 1957 года до конца жизни – в Научно-исследовательском институте искусствознания, где заведовал сектором классического искусства Запада.

Андрей Дмитриевич преподавал, написал около трёхсот статей и тридцати книг по истории классического искусства, современного искусства Западной Европы, Америки, России. Он стал автором монографий о Владимире Фаворском, Александре Дейнеке, Юрии Пименове, Дмитрии Шмаринове, Рокуэлле Кенте, Джоне Констебле, Жаке-Луи Давиде, Эдуарде Манэ, об искусстве США. В числе его близких друзей было много известных художников, режиссёров, музыкантов.

Сильной стороной искусствоведческих работ Чегодаева считалось тонкое ощущение обусловленности творчества спецификой личности художника. А как сформировалась личность самого Андрея Дмитриевича? Какой след оставили в нем события и встречи детских и отроческих – саратовских – лет?

Родители Андрея познакомились и поженились на рубеже XIX и XX веков. Юлия Матявина проявила незаурядную решительность, выбрав в мужья студента, исключенного из университета за участие в организации нелегального студенческого кружка и высланного в Саратов под надзор полиции. У истоков старинного рода Чегодаевых стоял один из потомков Чингисхана. В детях же от брака Дмитрия и Юлии фантастическим образом перемешались греческая, итальянская, немецкая кровь.

Андрей Дмитриевич вспоминал, что сложение его душевного мира произошло рано и прочно. Свою роль в этом сыграла умная и добрая бабушка со стороны матери Пелагея Алексеевна, в доме которой на Константиновской улице, близ Волги, Андрей и родился. Мать, художник-любитель и прекрасная музыкантша, привила ему безукоризненный художественный вкус и любовь к природе: «Начиная с ранней весны и до глубокой осени мы не только жили на разных дачах недалеко от Саратова, но и много странствовали по Саратовской губернии, то в телеге, устланной душистым сеном, а то и на великолепном белоснежном пароходе компании «Самолет» по Волге. Я запомнил многие названия деревень, маленьких городков или рек: Аткарск, Ельшанка, Гусёлка, Аркадак, Вертуновка, Кумысная поляна, Базарный Карабулак, да и Зеленый остров, и Покровская слобода на другом берегу Волги против Саратова, но в зрительных воспоминаниях они перепутались и слились в одно общее ощущение прекрасной саратовской природы». Яркий штрих детских воспоминаний: чудный магазин скобяных изделий, владельцем которого был немец Онезорге: «Без заботы» – какая фамилия! Подлинный волшебный мир, где в бесчисленных аккуратных ящичках лежали всевозможные гвозди, шурупы, гайки, инструменты!»

В четыре года он начал читать. Любимые книги детства «Маленьких дикарей» и «Приключения Рольфа» Сетон-Томпсона перечитывал и в глубокой старости. Книжный шкаф заполнялся стараниями родителей и крёстной Андрея – подруги матери актрисы Марии Каспаровны Яроцкой. Учёба в Коммерческом училище не оставила особого следа в жизни мальчика, зато успешные занятия музыкой стали той самой школой воспитания чувств, которая так пригодится в дальнейшем.

Сознательное детство Андрея прошло в огромной квартире в двухэтажном доме на Немецкой улице, между консерваторией и католическим костёлом. Запомнились любимый матушкин рояль, географические карты, на которых отмечали передвижение войск на фронтах Первой мировой войны, приходивший в гости молодой студент-медик, а в будущем светило хирургии Александр Бакулев, собственный «зверинец» – коллекция игрушек. Её пришлось распродать в голодные послереволюционные годы: «Прощание с этим «зверинцем» было прощанием с моим детством». В семье сохранился только большой мягкий медведь и целлулоидный носорог, уцелевший, потому что был с трещиной на ноге и без одного уха.

Отец перебрался в Москву в 1918 году. А Юлия Николаевна с детьми четыре года скиталась по съёмным квартирам, поступила на службу в Губздрав­отдел. Андрей тоже начал работать в противотуберкулёзной здравнице, ведя канцелярские записи. Летом жили на Трофимовском разъезде, на бывших хановских дачах. Зимой ходить на работу приходилось через весь город. Андрей щеголял в валенках, у которых оторванные подошвы были крепко привязаны накрест толстыми красными шнурами с первомайских знамен. Весной 1920 промокшие от ледяной воды валенки и жесточайшая простуда едва не погубили будущего талантливейшего ученого. Но ему суждено было дожить до 94 лет и оставить, кроме искусствоведческих исследований, замечательную книгу воспоминаний «Моя жизнь и люди, которых я знал».

Ключевые слова: история, Андрей Чегодаев
Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
НАШИ РУБРИКИ:
7 дней с Дмитрием Козенко, pro & contra, «Саратовские страдания», а где-то есть тёплые страны, банковская отчётность, беседы с инсайдером, билет до детства, блогосфера, былое, вы можете помочь, гадание на символе, город, граффити, деду Морозу и не снилось!, деловые женщины, день работников ЖКХ, залп хлопушек, интервью, информация, итоги года, итоги года: культура, итоги года: политика, каталог, конфетти, краем глаза, кстати сказать, максимальное приближение, нам отвечают, ничего смешного!, новости, новости вековой давности, новости полувековой давности, новости полуторавековой давности, общество, объявление, печальные итоги: экономика, письмо в редакцию, политика, получите подарочек!, примите наши поздравления!, путешествия, Радаев. Итоги, разговор у ёлки, регион, реклама, репортаж, с Новым годом!, с праздником!, с юбилеем!, серпантин: день за днём, сновидения, события, спорт, удивило!, фейерверк, фото недели, фоторепортаж, экономика
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ