Экс-зампред ЦБ высказал четыре гипотезы в связи с делом «Тройки Диалог»

Оценить
Экс-зампред ЦБ высказал четыре гипотезы в связи с делом «Тройки Диалог»
Экономист Сергей Алексашенко. Кадр видео YouTube-канала «Эхо Москвы»
Сергей Алексашенко отмечает, что финансовая организация успешно занималась уводом средств клиентов от налогов, нарушений в ней не найдут, но Сбербанк приобрел её зря.

Экономист, бывший зампред Центробанка Сергея Алексашенко высказал несколько профессиональных гипотез в связи с резонансным журналистским расследованием, посвященным участию инвестиционного банка «Тройка Диалог» Рубена Варданяна в схеме по легализации примерно девяти миллиардов долларов США.

Свои размышления эксперт опубликовал на страницах собственного интернет-блога.

Экономист подчеркивает, что сомнений в подлинности опубликованных журналистами из международного проекта по расследованию организованной преступности и коррупции (OCCRP) документов нет ни у кого, и даже юристы Варданяна, требуя от СМИ удалить публикации, заявляют лишь, что в них неправомерно называется фамилия из нанимателя.

В ответ на вопросы читателей Алексашенко высказал три гипотезы по делу «Тройки Диалог».

«Не секрет, что в 90-е и в начале 2000-х годов уход от налогов был широко распространен в России - платить налоги сполна считалось чуть ли не признаком тупости и глупости. Естественно, что уходить от уплаты налогов в массовом порядке и в больших объемах без помощи финансовых организаций невозможно, - отмечает он. - В этой связи, моя гипотеза состоит в том, что «Тройка» вполне могла оказаться конкурентоспособной на этом специфическом рынке, и, зная многих своих знакомых, бывших клиентами, не вижу причин, почему она не могла быть одним из крупных игроков в этом сегменте».

Согласно второму его предположению, в России, в отличие от других стран, банки которых упомянуты в материалах OCCRP, никаких последствий информация СМИ не вызовет.

«И связана эта моя гипотеза вовсе не с тем, что Рубен Варданян отстроил «конструктивные» отношения со значительной частью российской политической и силовой элиты, а с тем, что по моим представлениям в «Тройке» работали достаточно квалифицированные и аккуратные сотрудники, способные оформить любые операции так, что «комар носа не подточит», - заключает он.

В качестве примера экономист приводит схему, по которой некий российский губернатор, желая получить взятку, предлагает взяткодателю отнести деньги во вполне респектабельный инвестиционный банк, «отдать конкретному менеджеру, произнеся кодовые слова (например, «для инвестиций в драгметаллы» или «для игры на валютном рынке»), и обязательно (!!!) подписать все необходимые документы, подтверждающие желание инвестировать и готовность взять на себя все риски».

В результате эти деньги быстро будут «проиграны» инвестором, а какая-нибудь родственница губернатора получит через фирму-однодневку многомиллионный кредит для покупки виллы за границей.

«Единственным участником, кто может в этой схеме пострадать, является получательница кредита, она же владелица прекрасной виллы, поскольку невозвращенный кредит есть доход, с которого нужно заплатить подоходный налог», - замечает он, добавляя, что даже в этом случае подоходный налог 13% - вполне приемлемая доля от взятки, чтобы поделиться ей с бюджетом.

«Честно говоря, в такой конструкции, что описана выше, даже к западному банку, через который проходили сделки, трудно будет предъявить какие-либо претензии, если компания-кредитор давно обслуживалась в банке, имеет респектабельных и хорошо известных владельцев», - подчеркивает Алексашенко.

Третьей гипотезой экономиста является утверждение о том, что «Греф купил дырку от бублика», когда Сбербанк приобрел «Тройку Диалог». Суть этого подозрения в том, что банкиры «Тройки» могли брать комиссионные за свои сомнительные услуги и отражать их в отчетности. В итоге такие доходы стали одним из оснований для определения цены кредитной организации, по которой её приобрел Сбербанк.

«Когда Сбербанк купил «Тройку», то он приобрел дырку от бублика, заплатив собственникам «Тройки» за тот бизнес, от которого Сбербанк должен был бежать как от чумы», - подчеркивает автор.

Последняя гипотеза Алексашенко касается персоны Рубена Варданяна и гласит: «графа Монтекристо из него не вышло». Автор считает, что заявление юристов банкира о том, что тот был не в курсе операций одного из подразделений компании, лишь сослужили ему медвежью услугу.

«Чтобы поверить в это, я вынужден сформулировать еще одну гипотезу от имени этих юристов: Рубен Варданян - плохой менеджер, который не знал, что творится в его компании, - подчеркивает Сергей Алексашенко. - Или, если Рубен Варданян посчитает, что такая гипотеза его оскорбляет, выдвинуть альтернативную: он - прекрасный менеджер, который прекрасно знал, что происходит в его компании, просто его юристы немного соврамши (или оказались не в курсе)».

Экс-зампред ЦБ считает, что история вокруг «Тройки Диалога» получит продолжение, и время покажет, насколько оправданными оказались четыре его гипотезы.