Гудков: Характеристика нынешнего режима в России - «мусорная власть»

Оценить
Гудков: Характеристика нынешнего режима в России - «мусорная власть»
Политик Геннадий Гудков. Фото Страница Геннадия Гудкова в Facebook
После суда над экоактивистом Вячеславом Егоровым политик подчеркнул, что стране необходимы «покаяние и очищение» через суд, а также запрет на монополизацию власти.

Политик, бывший депутат Госдумы Геннадий Гудков прокомментировал судебный процесс по делу лидера коломенского «мусорного протеста» Вячеслава Егорова. Гражданский активист вчера, 2 февраля, был отправлен Коломенским городским судом под домашний арест на два месяца по делу о неоднократном нарушении порядка организации или проведения митинга. Ранее СМИ отмечали, что Егоров стал одним из немногих россиян, заподозренных в преступлении, предусмотренном статьей 212.1 УК РФ (Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования).

По итогам судебного заседания Гудков охарактеризовал российский режим как «мусорную власть».

«Он [режим] - отработанный материал, мешающий России нормально жить и свободно дышать», - подчеркнул политик.

Он рассказал, что судебный процесс по делу Егорова проходил «подло и тайно» в администрации Коломны в закрытом режиме. Заседание по делу начали на четыре чеса позже запланированного, держа всех посетителей на улице в мороз, родстеникам охраняющие здание полицейские запретили даже зайти в туалет. После заседания Егорова скрытно вывезли через запасной выход.

«Обвинения вздорны: написал статью - побудил людей выйти на пикеты, значит - призывал к «незаконному» митингу (меня бы за подобное тысячу раз можно было закатать в асфальт). Пришел на судебный процесс к коллегам по борьбе - снова «организация незаконного митинга», - оценил позицию правоохранительных органов политик. - Обезумевшие от холуйского рвения коломенские мусороохранители решили на самом деле реализовать на территории отдельно взятого подмосковного города принцип «Больше двух не собираться». Нездоровое рвение местных ФСБ-шников и полицейских, рьяно защищающих строящиеся полигоны и мусоросжигающие заводы, подхватывают безнравственные и бессовестные судьи и прокуроры. Словом, преступный сговор против народа налицо (…) Вся эта властная камарилья усиленно показывала, как она презирает и ненавидит народ, который борется против отравления Коломны и Подмосковья».

Домашний арест Егорова, который кормит семью работой в такси, Гудков назвал «полицейско-судебным людоедством, маскируемым под «гуманизм», за который в цивилизованной стране представителей закона самих отдали бы под суд, а их начальство – уволили бы.

В связи с процессом над Вячеславом Егоровым политик делает более общий вывод: «Без покаяния, суда истории над этой системой, наказания (исключительно по закону) организаторов и исполнителей подлых дел и расправ с народом новой России не будет Мы просто снова вернемся к очередному самовлюбленному диктатору или вождю, способного погубить страну».

Именно отсутствие такого «покаяния» и судов над КПСС автор считает главной ошибкой 90-х годов прошлого века. В вину коммунистам он ставит геноцид народа, Голодомор и «красный террор», миллионы напрасных жертв в войне и ГУЛАГе, фашистские методы умерщвления заключенных в отечественных концлагерях. Оппозиционер подчеркивает, что эти ужасные действия властей СССР не результат «перегибов на местах», а осознанная доктрина «превращения советского народа в безропотное стадо рабов».

Самим же советским властям Геннадий Гудков припоминает то, что в 50-е годы не произошло решительной десталинизации, в результате чего «палачи НКВД и ГУЛАГа, причастные к арестам, расстрелам, пыткам, истязаниям, ушли от ответственности и продолжили спокойно жить с руками по локоть в крови невинно замученных ими сограждан».

Именно из-за отсутствия такого «покаяния», резюмирует политик, сейчас в России неограниченная власть десятилетиями находится в руках одного человека, а репрессии становятся «визитной карточкой надвигающейся диктатуры».

«России нужна не только смена власти: нужно покаяние и очищение. А еще жесточайший конституционный запрет на царизм, вождизм, диктатуру и вообще монополию на власть любого пошиба. Только тогда у нас есть шанс стать достойной страной с дружелюбными соседями, добрыми отношениями со всем цивилизованным миром и искренней гордостью граждан за свою державу.  Суждено ли нам увидеть страну такой? Очень хочется надеяться на лучшее», - заключает Гудков.