Мовчан: Нормальных людей власть делает «отгороженными невидимой стеной своего превосходства»

Оценить
Мовчан: Нормальных людей власть делает «отгороженными невидимой стеной своего превосходства»
Финансист Андрей Мовчан. Фото со страницы Андрея Мовчана в Facebook
Финансист подчеркивает, что гражданам не стоит ожидать возможности помогать людям от чиновничьих или общественных должностей, но надо продолжать делать то, из-за чего их пытаются этими должностями подкупить.

Российская власть «в смысле омертвления, извращения человека» не отличается от советской. Об этом в своем блоге на страницах радиостанции «Эхо Москвы» пишет финансист, колумнист журнала «Сноб» Андрей Мовчан.

Автор отмечает, что для него уже «умерли» многие знакомые, перешедшие во власть. Сначала эти люди были  «молодые, энергичные со светлой головой, с нормальной этикой и эстетикой, но - с небольшой, малозаметной точкой слабости, червоточинкой». Затем государство нашло их «точку слабости».

«Жаждущему денег вдруг предлагается большая позиция в большом бизнесе - только вот надо соблюдать интересы привластных структур (или даже возможность развивать свое дело, причем - небо вам пределом, дерзайте, но только государев интерес в виду имейте). Неуверенному в себе - дается власть, «вот вы нас критикуете - хотите сами поуправлять?» - только власть, конечно, ограничена государственным интересом, субординацией и (сперва об этом не говорят) - людьми в погонах. Мечтающему о славе, оппозиционному, рвущемуся спасти мир и плачущего ребенка - предлагается известность, «правильная позиция» типа «оппозиционера на окладе», члена какой-нибудь общественной палаты по подаче правильных советов и распределению правильных денег», - описывает Мовчан способы соблазнения властями активных людей.

Финансист подчеркнул, что клюнувшие на подобную приманку активные граждане быстро втягиваются в вязкую среду государственной машины, довольствуясь помощью некоторым людям, не обращая внимания на фальсификацию выборов и лоббирование чьих-то интересов. Однако ожидаемая помощь конкретным людям и финансирование инноваций становится фейком. В итоге обещанных денег получается в разы меньше обещанного, а инноваторы, либо оказываются жуликами, либо «их атакуют все те же в погонах».

Постепенно пришедшие к власти светлые люди, по мнению Мовчана, превращаются в чужих, «отгороженных невидимой стеной своего превосходства». И начинают говорить «то что надо», делать замечания, переносить унижения со стороны начальства.

«Как по команде они проникаются квасным патриотизмом, их начинает более всего заботить «уважение» к их персонам (которое они постоянно путают с «уважением к стране») а не то, как в этой стране живут люди, и есть ли за что их самих уважать. Их должны сажать в первый ряд, в президиум, в первый класс, давать слово и встречать стоя. Они начинают опаздывать на свои выступления на пару часов, и ждут чтобы ради них прервали другого оратора. Выступив с бесцветным докладом ни о чем по бумажке, они ждут бурных аплодисментов и уходят быстрым шагом, не отвечая на вопросы. Каждый из них уверен, что делает много великих дел «во благо страны»», - отмечает автор, добавляя, что постепенно эти люди вовсе перестают что-либо делать.

В конце концов, подчеркивает финансист, часть из таких пришедших к успеху граждан садится в тюрьму, часть убегает заграницу, часть остается у власти - «хамоватая, врущая, как положено». Мовчан резюмирует, что подобный исход ожидает любого попавшего во власть человека.

«Нельзя мне туда ходить, и никому тоже нельзя. И другой иллюзии иметь не советую - даже если вы готовы продать душу, вы не сумеете «принести много пользы»; вы вообще не сумеете принести пользу, хотя самообмана в процессе у вас будет много. Пользу вы на самом деле принесете, если, не подходя к власти и ее структурам (даже фейковым «народным» типа общественных палат) на пушечный выстрел, продолжите делать то, за что вас власть пыталась кооптировать. Она потому вас и пыталась заполучить, что так вы ей опасны, а внутри она вас переварит и превратит в продукт пищеварения», - подчеркнул финансист.