МИД подтвердил подлинность попавшей в СМИ диппочты об убийстве российских журналистов в ЦАР

Оценить
МИД подтвердил подлинность попавшей в СМИ диппочты об убийстве российских журналистов в ЦАР
Издание «Московский комсомолец» сделало из документов вывод, что ни российская, ни африканская стороны не проявляют активности в проведении расследования.

МИД РФ частично подтвердил аутентичность переписки российских дипломатов по делу об убийстве в Центральноафриканской республике журналистов Орхана Джемаля, Кирилла Радченко и Александра Расторгуева, которая вчера была опубликована «Московским комсомольцем». Об этом сегодня, 22 января, сообщает радиостанция «Эхо Москвы».

Ранее радиостанция направила в дипломатическое ведомство соответствующий запрос, в котором, в числе прочего, был задан вопрос о подлинности опубликованной переписки. Кроме того, журналисты интересовались, действительно ли генпрокурор ЦАР в сентябре 2018 года приезжал в РФ по приглашению частной военной компании, как утверждается в переписке; находился ли в ЦАР на консульском учете во время убийства гражданин РФ Александр Сотов (согласно расследованию, проведенному центром «Досье» Михаила Ходорковского, он мог быть одним из возможных организаторов убийства); удалось ли вернуть из ЦАР личные вещи убитых.

В российском МИДе в ответ на запрос «Эха Москвы» сообщили, что оба номерных письма российского посольства в ЦАР, которые приведены в статье «Московского комсомольца», являются подлинными. Что касается электронной переписки, которую опубликовало издание, то в министерстве ни ее содержание, ни даже наличие подтвердить не могут.

Не было, как сообщили в министерстве, и официального визита в Россию генерального прокурора ЦАР. О частных же визитах надо спрашивать непосредственно тех, кто приезжает, посоветовали дипломаты журналистам. МИД также не может подтвердить, находятся ли в Центральной Африке фигурирующие в журналистских расследованиях Александр Сотов и Валерий Захаров, которые могут быть связаны с так называемой «ЧВК Вагнера», и могут иметь отношение к убийству. На консульском учете они не состоят, и с вопросом, бывали ли они в регионе, стоит обращаться к ним самим, полагают в МИДе. Вопрос о том, удалось ли вернуть в Россию вещи убитых журналистов, в том числе телефоны и ноутбук, в МИДе переадресовали к следователям.

Орхан Джемаль, Кирилл Радченко и Александр Расторгуев по заданию ныне закрытого Михаилом Ходорковским Центра управления расследованиями попытались снять документальный фильм о деятельности в ЦАР так называемой «ЧВК Вагнера», однако вскоре после прилета в страну, в ночь на 31 июля прошлого года, были расстреляны неизвестными по пути из города Банги в город Сибю.

По официальной версии, россияне подверглись нападению с целью ограбления со стороны лиц негроидной расы, говоривших по-арабски, и были убиты при попытке оказать сопротивление. В начале января этого года стали известны результаты неофициального расследования, авторы которого утверждают, что с момента прилета в ЦАР журналисты были под наблюдением центральноафриканского жандарма Эммануэля Котофио, который вместе с еще двумя африканцами и тремя европейцами как минимум был на месте убийства незадолго до него. Жандарм, по их информации, постоянно находился на связи с водителем съемочной группы, бывшим служащим жандармерии. При этом он также координировал свои действия с Александром Сотовым, сотрудником одной из структур предпринимателя Евгения Пригожина, которого называют «поваром Путина» и хозяином «ЧВК Вагнера».

Вчера «Московский комсомолец» опубликовал статью, в которой приводилась переписка российских дипломатов по поводу убийства журналистов, из которой издание сделало вывод, что ни российская, ни африканская стороны не проявляют активности в проведении расследования этого преступления. Так, российские дипломаты ознакомились с протоколами допросов свидетелей только на восьмой день после убийства, следователи из России приехали в ЦАР лишь примерно через месяц после убийства, хотя местные власти заявили о готовности принять их и обеспечить безопасность уже через неделю после произошедшего. Спустя 56 дней после совершения преступления по делу все еще не был назначен судебный следователь.