Политолог: Диагноз российской власти - неспособность править даже при отсутствии угроз

Оценить
Политолог: Диагноз российской власти - неспособность править даже при отсутствии угроз
Лилия Шевцова. Фото Страница Лилии Шевцовой в Facebook
По мнению Лилии Шевцовой, в этом году российская система власти всех уровней самообнажила себя, показав «гадливое» зрелище.

Российский политолог Лилия Шевцова дала оценку 2018 году с точки зрения действий руководства РФ и реакции на них населения. Свои мысли она изложила в блоге «Власть ставит себе диагноз» на сайте радиостанции «Эхо Москвы».

«Диагноз неутешительный и, видимо, окончательный: мы работаем только на свои интересы; мы коррумпированы и циничны. Да, мы становимся жалки и смешны - но нам плевать на то, как мы выглядим, и мы никуда и никогда не уйдем!» - пишет эксперт, подчеркивая, что 2018 год стал годом «самообнажения российской системы власти на всех уровнях».

Шевцова считает, что теперь «гадливое зрелище» не исчезнет, и делает вывод: «Власть продемонстрировала неспособность даже не к жизни при демократии. Российская власть продемонстрировала неспособность править при гарантированном единовластии и отсутствии для неё любых угроз».

В качестве примеров такого самообнажения политолог приводит скандал с отравлением Скрипалей, аварию «Союза», а также «комичное» правительство Дмитрия Медведева, «прохиндеев-губернаторов», назначенных Кремлем «олигархов», бюрократов в роли иерархов РПЦ и «прикормленных интеллектуалов».

Главным примером она считает президента, который подменил собой все институты и тратит свою невосполняемую легитимность на имитацию работы распадающейся и заржавевшей вертикали власти.

Швецова замечает, что новым для страны стал консенсус среди широких слоев населения в критичном отношении к действующей власти. Она ссылается на исследование Комитета гражданских инициатив, которое показало, что еще до объявления пенсионной реформы протестные настроения в российском обществе сильно возросли.

«Однако драма все же не в деградации российской власти и созданных ею механизмов правления. Мало ли в мире было режимов и лидеров, которые деградировали и превращались в пыль, - утверждает автор. - Драма в том, что российская власть в отличие от беспозвоночной советской элиты не уйдет добровольно и готова защищаться. Внешняя изоляция и западные санкции, которые будут только расширяться, закрывают для правящего класса возможность передислокации в западный мир. А кто же из этих ребят захочет искать убежища в Китае? Значит, они будут драться у себя дома и драться до последнего росгвардейца!»

Политолог в связи с этим предрекает, что и «выход» из путинской России будет не столь мирным, как распад СССР, так как сейчас у власти находится «тип политических животных, привыкших иметь дело с жестью» и блокирующих мирные перемены.

Шевцова перечисляет ключевые вызовы, с которыми придется столкнуться России, когда «появится шанс выйти из этой беспросветности»: разрыв между бедняками и 10% населения, контролирующего 90% национального богатства; дискредитация в стране норм, ограничивающих человеческую агрессию; слияние собственности и власти в руках репрессивного аппарата (политолог убеждена, что такого феномена еще никогда не было в российской истории); превращение неких «либералов» в опору системы; превращение России в мирового изгоя.

«Некоторые из этих вызовов есть и в других недемократических обществах. Но ядерный статус России и готовность власти использовать его для самозащиты делают нашу ситуацию беспрецедентной, - заявляет эксперт. - Конечно, растущее стремление общества к переменам внушает надежду. Но будем готовы к тому, что власть попытается вновь загнать Россию в ловушку военного патриотизма».

Шевцова напоминает о присоединении Крыма в 2014 году, спровоцировавшем волну поддержки действующей власти.

«И кто сказал, что те, кто наверху, вдруг остановятся? Им ведь некуда деться, и они сами загнали себя в угол… - резюмирует она. - В этом контексте возникают два вопроса. Первый: попадется ли Россия в ту же самую ловушку? Ведь иной идеи нейтрализации растущего недовольства у власти нет. Второй: когда возникнет сила, которая предложит народу выход из путинского времени и получит его доверие?»