Hermitage Capital: В Гватемале вышла из заключения семья бизнесмена Биткова

Оценить
Hermitage Capital: В Гватемале вышла из заключения семья бизнесмена Биткова
Семья Игоря Биткова. Фото из документов, размещенных на сайте радиостанции «Эхо Москвы»
В России в отношении предпринимателя было возбуждено уголовное дело о преднамеренном банкротстве Неманского целлюлозно-бумажного комбината.

Семья российского бизнесмена, экс-владельца Неманского целлюлозно-бумажного комбината Игоря Биткова выпущена из тюремного заключения в Гватемале, где находилась по обвинению в использовании поддельных документов, под домашний арест.

Игорь Битков был выпущен 12 июня. Об этом сегодня, 15 июня, в блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» рассказал партнер фонда Hermitage Capital Иван Черкасов. Ранее, 8 июня, российские СМИ сообщали, что по решению суда отпущены из тюрьмы под домашний арест жена бизнесмена Ирина Биткова и дочь Анастасия Биткова.

«Успешный провинциальный предприниматель, не лучше и не хуже других, в деле с начала 90-х, достиг хороших результатов (пятое место по производству отдельных видов бумаги в мире). Своим трудом поднял из руин Каменногорский ЦБК, а затем и Неманский, вкладывая все свои и заемные средства. На реконструкцию Неманского ЦБК взял около 150 миллионов долларов под залог всего своего предприятия, стоимость которого превышала взятый кредит почти в три раза. Быстрый успех привлек нездоровое внимание «мародёров» всех мастей. Последовало предложение, от которого нельзя отказаться – продать предприятие с неприемлемым дисконтом. Для сговорчивости похитили его 16-летнюю дочь, накачали наркотиками и изнасиловали. Не согласился, и тогда госбанки (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и другие) потребовали досрочного погашения кредита. Чтобы было понятно, банковское «досрочно» означает возврат в течение 48 часов. Так как деньги были вложены в реконструкцию, и она уже была завершена, отдавать было нечем. Далее – возбуждение уголовного дела. К счастью, успел улететь за границу (в Турцию)», - рассказал Черкасов предысторию дела.

После Турции семья Битковых переехала в Гватемалу, получив там гражданство под другими именами. Бизнесмен объяснял это тем, что боится за жизни своей семьи.

«В России за это время ВТБ, другие госбанки и те, кто за ними стоял, распродали своим людям бизнес Битковых за копейки (менее чем 100 тысяч долларов, это при самой консервативной оценке стоимости предприятия в 400 миллионов долларов), - тоже ничего удивительного. Но после того, как раздербанили работающие фабрики и уволили всех сотрудников, - в Неманске их было более 3000 человек, то есть более половины всего работающего населения города, – рейдерам потребовалось объясниться. Вот здесь вновь понадобились Битковы в роли злодеев. (…) Нашли их и в Гватемале, подали на них иск в суд, но пришлось ретироваться после того, как у судьи возникли сомнения в действительности представленных ВТБ документов. На этом бы история и закончилась, не найди ВТБ общий язык с Гватемальскими борцами с коррупцией – специальным органом, созданным для наблюдения за всеми силовыми структурами с малопонятной неосведомленному человеку аббревиатурой СИСИГ», - рассказал Черкасов.

Семью арестовали 15 января 2015 года «по фальшивому обвинению, инициированному близким к президенту Владимиру Путину российским банком ВТБ». Российский бизнесмен уверен, что банк ВТБ произвел рейдерский захват его предприятия, вынудив покинуть Россию.

«Мы провели в буквальном смысле в клетке в подземной парковке госучреждения - 9 дней! Нам не давали ни воды, ни еды. По требованию СИСИГ (CICIG (исп.), Международная комиссия по борьбе с коррупцией в Гватемале – прим. ред.) нашего трехлетнего сына, родившегося в Гватемале, отняли сначала у семьи, а потом и близких наших друзей (законных опекунов), заботившихся о нем с момента нашего задержания, поместили в приют, запретив предоставлять нам - родителям любую информацию о нем. Это продолжалось 40 дней, пока суд не отменил это варварское решение. Ребенка вернули истощенного, больного, со сломанным зубом и глубоким шрамом на лице. Он был так травмирован, что полгода не разговаривал ни с кем. И при этом, когда у нас отняли сына, российский посол [Николай Бабич, посол РФ в Гватемале – прим. ред.] шантажировал нас тем, что единственный способ спасти сына - это отправить его в Россию. Из российской прессы и публикаций в твиттере мы впоследствии узнали, что все это была скоординированная операция давления на нас со стороны СИСИГ и российских властей», - приводит слова Биткова партнер фонда Hermitage Capital.

Черкасов отмечает, что приговор семье российского бизнесмена был неоправданно суров. Сам Битков получил 19 лет тюремного заключения, его жена Юлия Биткова и дочь Анастасия Биткова – по 14 лет тюремного заключения. При этом, подчеркивает правозащитник, Гватемала является участников Палермской конвенции, которая освобождает мигрантов от ответственности за использование недействительных документов, которыми их снабдило государство, и максимум, что должно было грозить Битковым – штраф. Кроме того, ни один из сотрудников юридической фирмы или госструктур, при содействии которых были выданы семье Битковых документы, позднее признанные судом фальшивыми, не преследовался по закону и не был обвинен в каких-либо преступлениях.

«Немыслимый приговор семье Битковых наконец пробил «дно», и мировая общественность услышала о них. И на этом этапе всех уже мало интересовали споры о том, хорош Битков или нет, честный у него был бизнес или нечестный (тем более, что к этому времени его все равно у него уже украли), любил ли он своих работников или не любил. (…) После открытых дебатов в Конгрессе США, когда вскрылась все нелицеприятная подноготная дела Битковых, солнце правосудия взошло над Гватемалой, оно осветило, наконец, своими лучами ее непроглядную судебную систему, и Конституционный суд страны принял долгожданное решение о том, что в действиях Битковых нет никакого состава преступления, дело против них должно быть пересмотрено, а вот в отношении судей, которые вынесли это абсурдное и садистское решение, открыто производство и снятие неприкосновенности для дальнейшего уголовного наказания. Конечно, лучше позже, чем никогда, хотя кто вернет ребятам годы страданий и восстановит поломанную детскую психику? Дело, однако, и после этого не быстро двигалось. СИСИГ, опираясь на поддержку банка ВТБ, проявил упорство, достойное лучшего применения», - отметил правозащитник.

Как утверждает Черкасов, в настоящее время ВТБ добивается возбуждения второго уголовного дела в отношении российского бизнесмена – по обвинению в отмывании денег.