Саратовец признался в подготовке убийства Сталина

Оценить
Саратовец признался в подготовке убийства Сталина
Глава обкома Республики Немцев Поволжья и убежденный борец с троцкистами Евгений Фрешер признал себя виновным в подготовке теракта против первых лиц государства.

В 1937 году глава обкома Республики Немцев Поволжья и убежденный борец с троцкистами Евгений Фрешер признал себя виновным в подготовке теракта против первых лиц государства. На допросах в НКВД партработник признавался в главных антисоветских преступлениях, в том числе в подготовке теракта против наркома внутренних дел Ежова и самого Сталина.

Как рассказал автор исследований о репрессиях саратовцев в годы Большого террора Алексей Голицын, всего в сталинских списках 1936-1938 годов значатся 666 фамилий саратовцев, которые по личной санкции главы государства были осуждены и в подавляющем большинстве - расстреляны.

Дело Фрешера примечательно тем, что до 1930-х годов он строил удачную партийную карьеру, а во время своей работы «не уставал бороться с контрреволюционерами».

«А в июле 1937 года на пленуме обкома Немреспублики Фрешер и сам был обвинен в троцкизме и снят с должности. Через месяц его арестовали. Как записал следователь НКВД, Фрешер входил в «руководящее ядро» правотроцкистской антисоветской организации, стоявшей на позициях террористической борьбы с руководством ВКП(б) и советского правительства», - рассказал о результатах своих изысканий Голицын.

Материалы допроса составляют 39 страниц машинописного текста, при этом исследователь полагает невероятным, что человек, находившийся в заключении в тюремной камере, изъяснялся фразами, которые по стилистике соответствуют скорее обвинительному заключению, утвержденному судом.

«Особенно странным кажется, что Фрешер с невероятной скоростью «сдает» всех: и начальство, и коллег, и чекистов, многие из которых к моменту допроса еще не были арестованы. И совершенно неуместной кажется постоянная присказка «в том числе и я – Фрешер». Одно это вызывает сомнение в авторстве текста. Что же нужно было сделать с человеком, который, напомню, успешно воевал и с немцами, и с турками, и с бандитами?» – задается вопросом Голицын.

Также краевед отмечает, что допрашивающий Фрешера помощник начальника УНКВД Саратовской области Александр Славатинский, работал в органах с 1922 года. Он провел допрос обвиняемого 31 июля 1937 года, а за три недели до этого Славатинского включили в состав печально знаменитых троек, выносивших решение без суда и следствия.

«Что, впрочем, не помешало позже «изъять» и самого Славатинского. Казнен он был 26 февраля 1939 году в Москве», - уточняет автор исследования.

Подробнее о судьбах высокопоставленных партийных функционеров Саратовской области и их преследователей из НКВД читайте в статье Алексея Голицына «История репрессий: Охота на Ежова в заповеднике НКВД».