Начальник «колонии Дадина и Ходорковского» признался в пытках осужденных

Оценить
Начальник «колонии Дадина и Ходорковского» признался в пытках осужденных
Сергей Коссиев. Фото УФСИН России по Республике Карелия
По данным журналистского расследования, Сергей Коссиев использовал принуждение к труду в недопустимых условиях.

Бывший начальник ИК-7 в Сегеже Сергей Коссиев признался в пытках осужденных и вымогательстве у них денег, сообщает «Медуза». Речь идет о колонии, где отбывали сроки гражданский активист Ильдар Дадин и бизнесмен Михаил Ходорковский. Корреспонденты «7х7» и «Медузы» узнали у бывших осужденных, какие пытки применялись начальником.

Пытками в колонии зачастую становились тяжелые виды работ, к которым людей привлекали без соблюдения нормативов. Одним из методов была так называемая «прожарка» - так называли как все тяжелые виды работ в целом, так и один из самых жестоких методов воздействия на осужденного – чистку недавно затушенного котла. На этот вид отработки зэков посылали в резиновых костюмах, и им приходилось работать при температуре около 90 градусов в течение целого дня. После такой «работы» скончался  получивший пять лет за злоупотребление полномочиями бывший владелец и гендиректор компании «Рослесинвест» Владимир Аполлонов.

«Из котла он выпал, держась за сердце, с одышкой, с синюшными губами и рвотой. Вместо того чтобы оказать помощь, его избили, потому что начальнику колонии показалось, что заключенный «косит», — рассказывает источник.

Также пыточными условиями отличалась работа в свинарнике, проводившаяся без соблюдения санитарных норм, и на камнеобработке. Пытки в колонии применялись в числе прочего для того, чтобы склонять бизнесменов, приговоренных к наказанию, к финансовому сотрудничеству.

По материалам возбужденного в отношении Коссиева дела, один из заключенных по фамилии Гогуа отдал колонии около пяти миллионов рублей в качестве материальной помощи, «чтобы его не сгноили в ШИЗО и на специально придуманных Коссиевым невыносимых работах».

Пытки в колонии продолжались постоянно, прекращаясь на то время, когда в колонии появлялся осужденный, привлекающий внимание журналистов – такой, как Дадин или Ходорковский. Коссиев стремился избежать шумихи в прессе и специально прилагал для этого усилия. На время прибытия Ходорковского ему удалось создать настолько благоприятное впечатление о своем учреждении, что в программе «Вести-Карелия»на телеканале «Россия» ИК-7 назвали «зоной радости» и «одним из лучших мест лишения свободы в республике». В период отбывания наказания Дадиным послабления были не такими заметными, и оппозиционер сам сообщал о недопустимых поступках руководства колонии.

«Я вообще его [Коссиева] знаю с того периода, когда у него началась карьера: младший лейтенант, оперуполномоченный следственного изолятора № 2 города Сегежи. До этого был кинологом. Он не обращает никакого внимания на законы, для него никаких законов просто не существует. Он хитрый, лживый, никогда не держит слово. Например, мог заключить договор с осужденным по поводу мелкого нарушения: мол, ты сознаешься, а мы тебя простим, даю «слово офицера». Человек признавал что-то, и потом по всей строгости его наказывали. В общении с заключенными он сам неоднократно говорил: я тут, мол, и царь, и бог. <…> Я вас могу наказать, я вас могу опустить, могу вообще убить. Все что угодно могу», - приводит «Медуза» слова одного из источников.

По словам осужденных, после ухода начальника, обвиняемого в пытках, жестокости в ИК-7 прекратились, но некоторые осужденные, рассказывавшие о недопустимых методах руководства колонии, отбывают наказание за ложные доносы и «дезорганизацию» работы учреждения.