Венгерский художник-коммунист был расстрелян в предвоенном Саратове

Оценить
Венгерский художник-коммунист был расстрелян в предвоенном Саратове
Карикатура из газеты «Северный край»
ИА «Свободные новости» начинают цикл документальных публикаций о саратовцах, уничтоженных или пострадавших во время государственного террора.

Про венгерского художника-карикатуриста Франца Весели, оставшегося по убеждениям в Советской России после Первой мировой войны и расстрелянного в Саратове по обвинению в шпионаже, рассказывает журналист и краевед Алексей Голицын в своем новом цикле статей о репрессированных горожанах.

По словам Голицына, Весели для Саратова был «персонажем экзотическим». Как удалось выяснить, художник родился в 1891 году в Будапеште и учился в Венской академии художеств. В 1914 году Весели был призван в армию для участия в Первой мировой войне. Он попал в плен к русским и не стал возвращаться на родину, оставшись в Советской России, скорее всего, по политическим убеждениям.

Долгое время Весели работал карикатуристом в газете «Северный рабочий» в Ярославле. В 1933 году в городе прошла его персональная выставка графики, карикатур, плакатов и политической сатиры. Позднее, в после 1935 года, он переехал в Саратов и стал работать в газете «Коммунист». Устройству художника помогло его знакомство с тогдашним главным редактором газеты Владимиром Касперским, полагает Голицын.

Однако это знакомство обернулось для художника бедой после того, как Касперского арестовали по подозрению в шпионаже. Возможно оно же стало причиной того, что и самого Весели арестовали за шпионаж в феврале 1938 года и расстреляли вместе с другими жертвами политического террора 1 октября.

Алексей Голицын обращает внимание, что еще до ареста Касперского на Весели начались гонения и он даже обращался с заявлением в местком газеты «Коммунист» с просьбой о помощи в восстановлении честного имени, пытаясь «доказать свою лояльность советскому государству».

Автор статьи отмечает, что не связан никаким родством с репрессированными гражданами СССР, но считает своим долгом писать об этих трагичных этапах истории.

«Читаешь, допустим, Кафку или Оруэлла. Их трагедии - абстракция, ночной кошмар, после которого можно проснуться. Взять, скажем, Солженицына. Его ГУЛаг, Дальстрой, Колыма с горами трупов – где-то на краю географии и никак тебя не касаются. Или Шаламов - гений, автор невероятных по силе воздействия, но все же художественных произведений. А когда тебе в руки попадает пачка желтой бумаги со списками троцкистов, и ты видишь знакомые адреса и фамилии, и понимаешь, что все эти люди - твои бывшие соседи в буквальном смысле, работали на кафедрах СГУ и консерватории, заседали во Дворце труда на Вольской и читали лекции в Доме офицеров, а потом каждый из них просто так, ни за что получил пулю в затылок, а жен их сослали на десять лет валить тайгу, а детей распихали по детдомам, отобрав фамилии, - то от ужаса некуда деться. Разве что рассказать об этой мясорубке, заговорить этот морок, слабо надеясь, что больше он не сможет повториться», - рассказал о своих планах Алексей Голицын.

Подробнее о биографии художника и дальнейших планах автора по созданию цикла о репрессированных саратовцах можно прочитать в статье «Человек веселый Франц»