Бывший заключенный рассказал федеральному изданию о «мясорубке» в саратовских колониях

Оценить
Бывший заключенный рассказал федеральному изданию о «мясорубке» в саратовских колониях
Фото со страницы Петра Курьянова в Facebook
Правозащитник Петр Курьянов осудил ОНК во главе которых стоят бывшие силовики.

Сотрудник «Фонда в защиту прав заключенных» Петр Курьянов, в прошлом отсидевший пять сроков в общей сложности около пяти лет, рассказал Lenta.ru о порядках в российской системе ФСИН на примере Саратовской области, уроженцем которой он является и в колониях которой отбывал свои сроки за подделку денег и хранение наркотиков.

Первый срок он получил после армии, в 90-е годы прошлого века. По словам Курьянова, в то время в Саратовской области директор Главного управления исполнения наказаний МВД России Юрий Калинин запустил экспериментальную программу по созданию в исправительных учреждениях секций дисциплины и правопорядка среди осужденных. Из числа активистов набирались помощники сотрудников администрации, которые следили за заключенными.

«Вот тогда в Саратовской области началась реальная мясорубка. Представьте барак на 100 человек, среди них вот эти активисты. А это же торпеды без ума, скажи «фас!», и он попер. Приходит этап, и «торпеды» начинают избивать новичков, угрожают изнасилованиями. Люди не выдерживают, были случаи, вскрывали себе животы лезвием, вываливали кишки наружу, чтоб прекратились избиения. И пишут сами на себя. Так выбивались явки с повинной за преступления, которые чувак не совершал, просто вешают висяки, кражи там разные, по 5-10 явок. Вот это делали активисты, эти красные козлы. И сразу рост раскрываемости преступлений. Это здорово, это показатели, это успехи!» - рассказал бывший заключенный.

Несколько лет назад от системы активистов, по словам Курьянова, официально отказались. Однако на практике и сегодня у тюремной администрации находятся подобные помощники среди заключенных, однако красных повязок они уже не носят.

Также правозащитник вспомнил, как администрация колонии «ломала» людей, которые сами уходили к «обиженным» (еще их называют «опущенные» или «неприкасаемые» - осуждены за преступления вроде изнасилований или педофилии).

«В Саратове одно время кормили только капустой с водой. Есть хотелось ужасно, еда снилась! То ли из оперативных соображений, то ли по другим причинам администрация выдавала «обиженным» - они сидели за отдельными столами - кашу или отруби. Некоторые просто не выдерживали и уходили к ним за стол, тоже превращаясь в «обиженных», - уточнил бывший заключенный.

По словам Петра Курьянова, пытки и избиения в колониях до сих пор распространены, но тюремщики придумали, как это прикрывать. В частности, написавшего заявление об избиении человека привлекают к уголовной ответственности за ложный донос, прибавляя к сроку еще полтора года.

Также правозащитник обратил внимание на то, что общественный контроль за тюремной системой носит формальный характер, так как ОНК состоят, в основном, из бывших силовиков и сотрудников ФСИН. В пример он привел Владимира Незнамова, в этом году переизбранного председателей Общественной наблюдательной комиссии Саратовской области.

«Вот в Саратове председатель ОНК - полковник ФСБ, его заместитель - бывший начальник саратовского УФСИН. Они на пенсии, но им дают задание сверху - идти в ОНК. Приходит в ОНК мама, чей сын сидит 10 лет, и рассказывает, что его там избивают. И к ней выходит бывший начальник УФСИН, к которому она несколько лет назад уже приходила, и он ее послал. И сейчас они идут с проверками по лагерю и не находят нарушений. Закрытость системы сохранена — да и проверка вроде как была», - рассказал собеседник «Ленты.ру».

Саратовская область стала известна на всю Россию благодаря громким делам Артема Сотникова и Сергея Хмелева.

В 2014 году сотрудники исправительной колонии №13 были признаны виновными в истязании осужденного Артема Сотникова. Сотрудника ФСИН Константина Серова приговорили к 11 годам и 6 месяцам заключения, Михаила Бобряшова и Дмитрия Павлова - к 9 годам, Алексея Данилова - к 10 годам и Николая Четвертных - к 12 годам и 6 месяцам лишения свободы. Затем Саратовский областной суд оставил в силе решение суда первой инстанции. Мать погибшего заключенного Лариса Сотникова через суд добилась от государства денежной компенсации.

В апреле 2015 года Сергей Хмелев, находясь в саратовском СИЗО-1, написал заявление о том, что в январе того же года был избит в ИК-17. Была проведена проверка, которая не нашла признаков совершения указанного преступления, и в результате в отношении Хмелева возбудили дело о ложном доносе. Кировский районный суд приговорил Сергея Хмелева к дополнительному году заключения в колонии за ложный донос на сотрудников ИК-17. Однако 19 февраля 2016 года судья Саратовского областного суда Ирина Мыльникова постановила решение отменить и направить дело на новое рассмотрение в новом составе суда. После второго судебного процесса приговором суда Хмелеву назначено наказание в виде лишения свободы на два с половиной года, а всего по совокупности приговоров – в виде четырех лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В этом году правозащитники и адвокаты неоднократно жаловались на условия содержания в ЛИУ-3 Балашовского района, где, по их данным, заключенные не раз вскрывали себе вены из-за произвола администрации учреждения.