«Коммерсантъ» опубликовал видео с признанием Дадаева в убийстве Немцова

Оценить
«Коммерсантъ» опубликовал видео с признанием Дадаева в убийстве Немцова
Фото kommersant.ru
Обвиняемый рассказал следователям, как с Бесланом Шавановым и Анзором Губашевым готовили и совершали преступление.

Вчера, 18 апреля, в ходе продолжающегося судебного заседания по делу об убийстве оппозиционера Бориса Немцова один из обвиняемых, бывший боец чеченского батальона «Север» Заур Дадаев заявил, что не виновен в инкриминируемом преступлении и отказался от предыдущих показаний, объяснив первоначальные слова желанием взять вину на себя, чтоб «остальных не трогали».

В распоряжении газеты «Коммерсантъ» оказалось видео с первого допроса Дадаева в СКР, в ходе которого он признался в преступлении. Сокращенный вариант записи (12 минут из двух часов) издание опубликовало вместе со стенограммой.

По словам Дадаева, поводом для убийства Немцова стала его поддержка публикации французской газетой Charlie Hebdo карикатур на пророка Мухаммеда. В середине января 2015 года Дадаев, по его словам, приехал в Москву, где вместе с Бесланом Шавановым и Анзором Губашевым обсудил, как можно убить политика.

«Когда мы еще встречались, когда я приезжал. Встречались нашей компанией насчет «Шарли Эбдо» и всего этого с Борисом Немцовым. С нами в обсуждении был еще один человек. Фамилию я не знаю. Знаю, как его просто называют среди толпы. С ним я знаком не был. Русик. С этим Русиком разговаривали. Ну вот так и так, предложение как бы звучало от него. Не лично ко мне: да, ты это сделай, тебе это надо сделать, но типа, что Борис Немцов поддерживает «Шарли Эбдо» и хочет на территории РФ поддержать и опубликовать, и распространять газеты, карикатуры и все такое, - заявил обвиняемый. - Потом подумали, подумали, решили. Я посоветовался с Бесланом, с Анзором, посоветовались наедине. Я согласился. (…) Деньги, заказного убийства не было. Насчет денег как звучало: «Ради Аллаха». То, что ты сделаешь, если ты говоришь: «Да, я хочу это сделать ради Аллаха по поводу того, что оскорбляет пророка Мухаммеда». Я это так взял. И мне сказано, ради Аллаха, если все получится, как ты говоришь, если все так будет. Тебе (на чеченском языке). Ради Аллаха. Тебе ради Аллаха вот такие деньги будут. Пять миллионов рублей. Эти деньги я не получал, этих денег я не просил, и в этих деньгах я не нуждаюсь, так как эти деньги грязные. Я считаю эти деньги грязными».

С середины января, по словам Дадаева, он и сообщники стали следить за Борисом Немцовым в Москве вплоть до 27 февраля, когда было совершено преступление на Большом Москворецком мосту.

«Я его уже видел, когда было метров 20–30 расстояние между нами. Я его начал догонять быстрым шагом, пока он опять в толпу куда-нибудь не ушел. Я его начал догонять. Не в упор, метров пять когда осталось, до пяти, как раз по случайности проезжала мусороуборочная машина. Вот я как раз, когда она с нами сравнялась, тогда произвел выстрел. Шесть выстрелов в общем», - описал подробности убийства Заур Дадаев, затем рассказав, как скрылся с места преступления, встретился с сообщниками, которые избавились от автомобиля. На следующий день после преступления Губашев и Шаванов улетели из Москвы в Грозный, а 1 марта в столицу Чеченской Республики улетел и Дадаев.

Напомним, ранее в суде Анзор Губашев рассказал, что слежка за Немцовым началась еще в январе 2014 года, а также признал, что вместе с Зауром Дадаевым предложил совершить убийство политика Беслану Шаванову.