Дело о 30 миллионах. Фигуранты крупной аферы полностью признали свою вину

Оценить
Дело о 30 миллионах. Фигуранты крупной аферы полностью признали свою вину
В суде подсудимые подтвердили свои незаконные действия.

Сегодня, 24 марта, в Ленинском районном суде Саратова состоялся допрос фигурантов уголовного дела о незаконном получении в АКБ «Газнефтьбанк» кредита на сумму в 30 миллионов рублей, где обвиняемыми выступают мать и сын – Мария и Сулейман Читаевы (ранее мужчина являлся депутатом Воскресенского райсобрания от партии «Единая Россия»).

В начале заседания председательствующая судья Оксана Кулумбекова сообщила участникам процесса о том, что произошла замена государственного обвинителя с помощника прокурора Ленинского района Николая Прохорова на заместителя прокурора Дениса Тихонова.

Перед судом выступил подсудимый Сулейман Читаев. Отвечая на вопросы своего защитника Бориса Черноморца, мужчина заявил, что полностью признает свою вину по предъявленному обвинению.

«Да, я вину по обвинению в незаконном получении кредита признаю полностью. Я осознавал, когда получал кредит в банке, то, что иду на нарушение закона. Я скрыл сведения о своей кредиторской задолженности и о лизинге, утаил их от банка. Я рассчитывал вернуть полученный кредит и надеялся, что будет хороший урожай, хорошее масло и в итоге хорошая цена на подсолнечник. Ничего этого не сложилось и вернуть кредит не вышло физически», – отметил Читаев.

Также он признался, что лично поставил подписи во всех залоговых документах и договоре ипотеки вместо своей матери.

Тогда судья Кулумбекова поинтересовалась у обвиняемого, почему Мария Читаева не стала подписывать поручительские документы.

«Она испугалась того, что я не отдам деньги», – отметил Сулейман Читаев.

«Когда вы приехали в регистрационную палату она же знала, что именно ей необходимо подписывать договор ипотеки? То есть ей было известно о том, что вы подписались вместо нее?» – уточнила судья.

«Наверное, может быть она как-то догадалась», – в ответ сказал Читаев.

В свою очередь зампрокурора Тихонов задал ряд вопросов, касающихся обстоятельств подписания и сдачи документов в регистрационную палату. Уточнения касались того, кто именно сдавал бумаги операционисту и проверял ли сотрудник палаты документы, удостоверяющие личность у участников сделки. В ответ на это Сулейман Читаев сказал, что не помнит.

«Когда вы выходили из банка и из регистрационной палаты ваша мама у вас спрашивала, для чего вы вообще туда приходили?» – уточнил гособвинитель.

«Я не помню», – отметил подсудимый, а вместо ответа на дальнейшие уточняющие вопросы, он отказался от продолжения допроса, воспользовавшись 51-й статьей Конституции РФ, дающей право не свидетельствовать против себя в суде.

С показаниями выступила и вторая обвиняемая Мария Читаева. Она также признала свою вину и дала пояснения.

«Ко мне обратился мой сын с просьбой помочь ему в получении кредита. У него были долги, и я не хотела давать ему свое имущество под залог. Он меня убедил в том, что кредит отдаст. До этого мы уже брали кредит, с которым он расплатился. Я подумала, что может урожай будет, и с кредитом он расплатиться. Мы приехали в банк, и в тот момент я себя плохо чувствовала. Села там... Рядом с нами вообще никого не было. Я предполагаю, что Сулейман подписал что-то вместо меня, так как я ничего не подписывала. Он больше полугода платил кредит, а потом перестал. Я испугалась за свое имущество и подала в суд. Больше мне нечего сказать и я использую статью 51 Конституции РФ», – сказала Мария Читаева.

В связи с существенными противоречиями представители банка потребовали огласить показания подсудимой, которые она давала на стадии предварительного следствия. Причем в начале следствия, будучи в статусе подозреваемой она сказала, что в регпалате не была и документы по ипотеке не подписывала. При допросе же в качестве обвиняемой в конце следствия, будучи ознакомленный с почерковедческой экспертизой, признала, что была и в банке, и в регпалате, но документы подписывать начала, но не закончила. Аналогичное ходатайство заявил и прокурор.

«Ко мне подошел мой сын Читаев и пояснил, что ему необходимо получить кредит в «Газнефтьбанке». Как я поняла, я должна была выступать поручителем по указанному кредиту. Я сказала ему, чтобы он больше не брал такую большую сумму, при этом он попросил меня выступать в качестве поручителя в кредитном договоре с банком, и я согласилась. При этом я осознавала, что мне будет необходимо передать в залог банку движимое и недвижимое имущество собственником, которого я являюсь. Я это поняла поскольку ранее уже выступала поручителем при получении кредита в «Экономбанке», – рассказала Мария Читаева.

Также она рассказала, что во время сделки в «Газнефтьбанке» прочитала все документы, которые ей предоставили на подпись кредитные специалисты. По ее словам, когда она обратила внимание на сумму кредита в 30 миллионов рублей, не стала подписывать указанные документы.

«После банка мы поехали в регистрационную палату, так как я была с сыном на одной машине. Там мой сын обратился ко мне с просьбой, и даже в одном из экземпляров написала: «Читаева Мария Анатольевна», но потом решила, что он кредит не потянет и в категоричной форме ему отказала. Тогда он стал подписывать какие-то документы, при этом какие именно документы, я не знаю», – отметила подсудимая.

Зачитанные показания подсудимая подтвердила в полном объеме.