Эксперты индекса восприятия коррупции поставили Россию на одну строку с Украиной

Оценить
Эксперты индекса восприятия коррупции поставили Россию на одну строку с Украиной
Фото transparency.org
В Transparency International отмечают, что ситуация в стране даже немного улучшилась, но её обошли новички исследования.

Международное движение по противодействию коррупции Transparency International опубликовало очередной ежегодный Индекс восприятия коррупции в странах мира.

Россия по итогам исследования заняла 131-е место из 176, тогда как в 2015 году располагалась на 119-м месте из 167. При этом количество набранных РФ баллов за год не изменилось, составив 29.

С Россией 131-е место разделили Иран, Казахстан, Непал и Украина. Сьерра-Леоне, по итогам 2015 года не опережавшая РФ, в прошлом году набрала 30 баллов и поднялась на 123-е место.

«В Европе и Центральной Азии кардинальных изменений индекса в 2016 году не произошло, кроме нескольких исключений, - отмечают авторы исследования. – Но это не значит, что регион невосприимчив к коррупции. Стагнация не означает, что борьба с коррупцией усилилась, а как раз наоборот».

В качестве примеров негативной тенденции TI приводит Данию, в прошлом году отметившуюся нежеланием ряда депутатов парламента декларировать зарубежные активы, а также скандалом в руководстве полиции, тратившем большие суммы на дорогие ужины, отели и вечеринки. Тем не менее Дания сохранила за собой первое место в индексе.

В комментарии «Эху Москвы» генеральный директор Трансперенси Интернешнл Россия Антон Поминов объяснил, почему индекс оценивает восприятие коррупции.

«Если бы мы могли померить саму коррупцию, то так и написали бы «индекс коррупции», - заметил он. - Уровень насильственных преступлений померить легко. А вот коррупция явление скрытое от наших глаз. Всех фактов коррупционного взаимодействия мы установить не можем. Ни мы, ни правоохранительные органы, никто не может. Поэтому все, что мы можем говорить, это то, насколько эксперты, которых опрашивают наши коллеги из других организаций, воспринимают страну коррупционной. Но надо понимать, что здесь не используются жесткие твёрдые данные. Используются ответы на вопросы, как эксперты воспринимают коррупционность той или иной страны».

Также собеседник отметил, что Россия опустилась на 131-место из-за увеличения числа участников индекса.

«Будет неправильным сказать, что мы ничего не добились. Во первых, мы получше выступили там, где GREKO (Группа Стран Против Коррупции) нас оценивали, это законодательство об избирательной системе и криминализации коррупции. Такое небольшое достижение у нас есть. Вообще у нас много маленьких достижений, и с точки зрения декларирования доходов и имущества, и с точки зрения международного сотрудничества, - уточнил он. - Расследования актикоррупционные сейчас появляются буквально каждый день, и этот процесс неостановим. Что касается каких-то серьёзных институциональных сдвигов, таких, чтобы можно было сказать, что мы что-то сделали для того, чтобы подняться в индексе восприятия коррупции, к сожалению, таких не произошло. То есть, мы просто толчем воду в ступе».

По его словам, некоторые улучшения в сфере антикоррупционного законодательства компенсируют недостатки в правоприменительной практике.

В свою очередь вице-президент международного Transparency International Елена Панфилова рассказала, что на положение России и других стран в индексе повлияло в том числе и «Панамское досье».

«Смысл влияния «Панамского досье» нелинейный. Он не про борьбу с коррупционерами, то есть уголовные дела. Он про сдвиг парадигмы, - считает она. - То есть, впервые власти были вынуждены делать не то, что они хотят в плане антикоррупции и реформ, а то, что их заставило фактически гражданское общество».

Российские власти, по мнению Панфиловой, на информацию по офшорам отреагировали парадоксально: внезапно было принято решение о вступлении РФ в международную систему автоматического обмена налоговой информации, от чего Россия отказывалась много лет.

«Это значит, что просто хотят узнавать быстрее, чем узнает гражданское общество. «Панамское досье» привело не столько к наказанию конкретных коррупционеров, хотя и это есть в некоторых странах, сколько все побежали. Олланд созвал саммит, Кэмерон созвал саммит, наши вот забегали, в штатах тоже, то есть буквально все. Стали искать, каким образом узнавать раньше, чем это всплывет. И все при этом отдают себе отчет, что панамское досье отнюдь не последнее досье, которое утечёт», - заметила она.