Алексей Венедиктов: «Журналистика — профессия безответственных»

14.05.2013, 09:42
Комментарии: 0
Просмотры: 1432

Фото Ангелина Черток

Вчера в Саратовском государственном университете состоялась встреча студентов с главным редактором радиостанции «Эхо Москвы» Алексеем Венедиктовым. Журналист пообщался с начинающими коллегами по цеху  о проблемах массовизации культуры, о том, почему Сурков циничнее Володина, а также рассказал, почему «профессия журналиста — профессия безответственных».

О протожурналистике:

«Любой человек, который ведет аккаунт в социальных сетях, является прото- или недожурналистом. Что такое социальная сеть? Это некий персональный дневник, но публичный. Например, вы пошли в кино и написали о нем впечатление. Вы создали рецензию как недожурналист. Любой человек может прочитать вашу рецензию и с ее помощью сформировать свое отношение к фильму. Это значит, что профессиональная журналистика в этом смысле размывается. Никто не обязан ждать, когда профессиональный кинокритик напишет статью в «большой» газете. Это касается абсолютно любого события.  Источником информации является каждый, кто имеет аккаунт в социальной сети».

О профессии журналиста:

 «Журналист — профессия безответственных. Если мы сообщаем, что сегодня ожидается град, мы не знаем, как каждый из вас будет реагировать на эту новость: кто-то отменит свидание, кто-то не пойдет сдавать экзамен, а кто-то пойдет и, зная, что люди сидят дома, обворует сберкассу. Мы не должны думать о последствиях этой информации. Исключения — правило, по которому террористам дается эфирное время. И это правило подписано главными редакторами ведущих изданий.  Вот здесь мы думаем о последствиях».

Об отношении к Володину и Суркову:

«С Володиным мы познакомились в 1999 году, когда Вячеслав Викторович был начальником штаба движения «Отечество». И когда его «мочили» все и не пускали на радио, единственное место, куда он мог прийти, позвонив, — наше «Эхо Москвы». Для меня это было нормальным отношением к человеку, которого топчут. И когда Володин быстро пошел вверх, я не менял своего отношения к нему, и он, на мое удивление, ко мне тоже. Поэтому если сейчас, когда ему что-то не нравится, он говорит мне в глаза: «У тебя лажа».

С Сурковым я знаком с 1998. Он мог в глаза говорить одно, а за спиной немедленно делать другое. Владислав Юрьевич делал это и по отношению к «Эху Москвы».  Он был единственным человеком в администрации президента Путина, который на каждом совещании требовал закрытия «Эха Москвы». Если бы меня спросили, кто циничнее: Жириновский или Сурков, я бы ответил — Сурков. Я понимал, что он делал то, во что не верил. Но, как говорят в суде, это мое оценочное суждение».

Об «отуплении» молодежи:

«Я бы не стал бросаться такими словами (отупление). В постиндустриальном обществе мы имеем доступ к культурным ценностям, которого раньше не было.  Объясню на примере Советского Союза: раньше в вузы поступало 22 % выпускников. Сейчас — 88 %. Как вы думаете, качество образования может остаться прежним? Конечно же нет. Оно стало массовым и доступным. То же самое с культурой и телевидением. Это процесс урбанизации и информатизации общества, когда любой человек, который не готов и не научился еще плавать, невольно окунается в море информации. Этот процесс — не отупление, а массовизация».

Три ипостаси Венедиктова:

«Я здесь в трех лицах: журналист, главный редактор и лоббист.  Секрет «маститости» журналиста простой: надо готовиться. Даже к интервью с Геннадием Зюгановым, которое ты берешь в сто сорок пятый раз.

Второе — опыт. Я 15 лет работаю главным редактором и, надеюсь, еще 10 лет им буду. (Владимира Владимировича перебью по размеру).  Задача главного редактора — не бегать за каждым журналистом и исправлять его ошибки, а ставить горизонт 3-5 лет, ловить, что будет там и к этому двигаться.

И третье — лоббист. Я работаю в разных организациях, лоббирую интересы медиа в целом, «Эха Москвы» в отдельности и свои в частности. Работа в разных организациях дает мне общаться с разными людьми и понимать их. Я должен понимать ради чего работает «Эхо» и хорошо выполнять свою работу».

О журналистском образовании:

«Я считаю, что нужно коренным образом менять обучение журналистике. В первую очередь нужно обучать истории журналистики. Показать, как она развивалась, с чего начиналась и какие  у нее были зигзаги. Журналист также должен владеть языками, иметь определенный культурный багаж и уметь работать с техникой».

О цензуре:

«На «Эхе Москвы» ее не существует.  Давление есть. Не проходит недели, чтобы мне не звонил какой-нибудь высокий товарищ со словами «Да у тебя там…» У меня ответ один: «Если это не так, приди в эфир и скажи». Внешней цензуры не существует — эфир открыт для всех. Однако есть редакционная политика и есть люди, которые не приглашаются в эфир».

О страхах и лжи в журналистике:

«Я сталкивался со случаем «Это правда, но я не буду это говорить, потому что боюсь за свою жизнь». Журналистика — вторая по опасности профессия в России. Извините за пафос, но я хочу, чтобы бы услышали смысл, а не слова. Вы подрядились служить общественному благу. А теперь вы испугались. Что ж, это нормально. Тогда скажите людям: «Я боюсь. Я не могу больше вас обслуживать. И я имею на это право, потому что у меня дети».

Что касается «прокормить семью», сказав неправду, у меня на это одни слова: «Пошел вон». Пойди в боевики и этим прокорми семью. Почему ты должен кормить семью той профессией, которой ты подрядился служить как общественному благу. Оправдание не принимаю. Страх принимаю».

Реклама
Оцените новость
1
Новости партнеров
Loading...
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ