Адвокат Сергея Курихина потребовал исследовать материалы интервью о «Парковских» и убийстве прокурора Григорьева

03.10.2016, 13:40
Комментарии: 11
Просмотры: 916
Адвокат Валерий Холоденко
Фото Павел Литвиненко

В четверг, 29 сентября, в ходе судебного заседания по делу о клевете, в котором потерпевшим выступает депутат Саратовской областной думы Сергей Курихин, а подсудимым - журналист «Общественного мнения» Сергей Вилков, стороной защиты были исследованы ряд доказательств из материалов дела.

Адвокат Валерий Холоденко потребовал исследовать файлы с упоминанием Сергея Курихина, найденные на компьютерах, изъятых в ходе обыска дома у Сергея Вилкова и в редакции «ОМ», сообщает «Общественное мнение». В частности, Холоденко зачитал выдержку из неопубликованного интервью некоего Вячеслава Александровича Борисова, файл с которым обнаружился на компьютере журналиста. Причем Холоденко попытался представить материалы дела частично, однако представитель подсудимого Андрей Еремин попросил у суда разрешение целиком зачитать фрагменты интервью, опущенные представителем Сергея Курихина.

«Вот он вырывает куски определенные, получается, невозможно понять вообще, о чем текст. Теряется смысловое содержание. Там, допустим, имеется информация… На вопрос некий Борисов отвечает, что Курихин действительно принадлежал к парковской группировке. Но почему-то представитель потерпевшего этот фрагмент пропускает. Может, полностью тогда исследуем документ, если он действительно имеет отношение к делу», - объяснил суду необходимость полноценного исследования доказательств Еремин.

В ответ Холоденко попытался обосновать свой стиль предоставления доказательств.

«Участвуя в исследованиях доказательств, Ваша честь, я увидел, что в этих ответах некий Вячеслав Александрович Борисов, ну как мы понимаем из названия папки, ни разу не сказал о том, чтобы в отношении лиц… не сказал о том, чтобы был вынесен когда-либо приговор, обвинительный приговор в отношении каких-либо лиц по обвинению в создании организованного преступного сообщества «парковские». Вячеслав Александрович или Борисов ни разу не сказал о том, чтобы Сергей Георгиевич Курихин привлекался или освобождался от уголовной ответственности. Вот поэтому я говорю: это оправдательное доказательство! Все остальное не имеет значения здесь», - приводит «ОМ» слова Холоденко.

Затем материалы дела зачитал защитник Андрей Еремин: «Ваша честь, в этом же документе на вопрос некий Борисов отвечает, что «группировка к тому времени распалась на отдельные бригады, каждая из которых называла себя «парковские». Вопрос: «Не могу не спросить про депутата областной думы Сергея Курихина, вокруг которого в последнее время происходило довольного много любопытных событий. Мне неоднократно говорили, что он выходец из парковской группировки, называлась его бандитское прозвище - Мелкий. Среди саратовских журналистов и истеблишмента его негласно именуют именно так. Но все-таки насколько уверенно можно говорить о его криминальном прошлом?». Ответ: «Если мы сейчас коснемся клички Мелкий, отдельно от фамилии Курихин, то у нас получается, что в 1994-1995 годах идет информация что в районе магазина «Магистраль» у горпарка появилась группа молодых парней, которых возглавляет некто по кличке Мелкий. Который имеет поддержку крупного уголовного авторитета по кличке Щетина, его фамилия Щетинин. Ему Мелкий в знак благодарности купил квартиру на Рахова, где рядом сам жил. Эти ребята начинают контролировать район «Магистрали». Ну понятно, какая у них деятельность. Щетину уважал Чикун, он был на всех крупных воровских сходках и имел очень большое влияние. В 1997-м году Мелкий с другими бандитами пытались перехватить автомобиль своего конкурента Юрия Максимова. Позже он был убит. Я об этом писал в своей статье «Сергей Курихин: друзья и враги». На нее интересно откликнулся глава ГУ МВД Сергей Аренин: «Здесь было сообщение, что он причастен к убийству. Мы подняли материалы, но оказалось, что он проходил по делу только свидетелем». Аренин даже не посмел назвать его фамилию. Однако было видно, о ком идет речь. Достаточно взять показания Курихина, которые он тогда давал, чтобы показать, в каком окружении он находился. В тот момент для меня Мелкий не был той фигурой, которая вызывала интерес, я занимался не теми, кто недавно откуда-то вылез, у меня на допросах были те же самый Булгаков, Зубан, Чикун».

Затем Еремин зачитал фрагмент интервью, касающийся бывшего директора завода «Серп и Молот» Алексея Максимова и убитого прокурора Саратовской области Евгения Григорьева: «Далее человек, который дает ответ, интервьюируемый отвечает: «Да. Потом история с заводом «Серп и молот» и убийством облпрокурора Григорьева. Курировал этот завод и был в друзьях у убиенного Алексея Максимова (бывшего директора завода) брат Аяцкова, Александр Федорович. И плюс там прокурорские были. Почему Максимов и жил очень хорошо. Но тут смена власти произошла. А тут еще 22 % акций завода скупил близкий к Курихину небезызвестный Андрей Кокорев из платоновской бригады, это опять «Парковские». Потом Курихин приходит к Максимову и требует ввести его людей в совет директоров. Максимов посылает его на три буквы. Кокорев и Хабеев хотели с Максимова десять миллионов, а Курихин захотел получить 25 миллионов. Максимов давал сначала пять, потом восемь. И вот здесь конкретно Курихину пригодилась газета «Саратовский взгляд». Она с первых номеров начинает мочить Максимова».

Касательно убитого Григорьева, защитник Вилкова огласил в ходе суда следующие материалы интервью: «Он фактически проработал почти два года. В 2008 году его убивают - в день рождения Курихина, 13 февраля. После чего Курихин пытается скрыть от следствия свою дату рождения. Чтобы никто не подумал, что убийство Григорьева - это подарок ему».

После этого Валерий Холоденко попросил судью остановить защитника Еремина, так как, по его мнению, «это не имеет отношения к делу», отмечают журналисты.

«В материалах уголовного дела сказано, что их приход даже не регистрировался, как и осведомителей облпрокурора. Этих людей установила московская следственная группа. Когда Курихина допрашивали, что он все время делал у Григорьева, тот объяснял, что он был там по работе как издатель, хотя первоначально он отрицал даже что ему «Саратовский взгляд» принадлежит. У «Саратовского взгляда» в редакции по стенам были развешаны передовицы газеты. И вот висела там одна, в которой сфотографирован Евгений Григорьев в мундире в том же самом коридоре, и написано «публикации «Взгляда» - хлеб для прокурора». И этим хлебушком он подавился. Сейчас же официально подается, что честный прокурор из-за своей служебной деятельности получил пулю. Но московская комиссия установила, что его действия противоречили служебному долгу. Потому что на заводе «Серп и молот» на который претендовал Курихин…», - продолжил зачитывать материалы дела Еремин, однако его снова прервал Холоденко, заявивший возражение.

«В данном случае защитник начинает поливать грязью покойного прокурора Саратовской области. Это не имеет никакого отношения к предъявленному обвинению. В предъявленном обвинении нигде не упоминается фамилия «Григорьев»... И вот этот словесный поток неудержимый председательствующий, на мой взгляд, должен был остановить. Начинает тут негативные сведения сообщать, которые характеризуют личность покойного прокурора Григорьева. Во-первых, это никакая не публикация! Это могло быть состряпано самими ОМовцами! Это будущее некое интервью. Просьба сообщать только те сведения, которые относятся к клевете в которой обвиняется подсудимый Вилков», - приводят журналисты слова адвоката Курихина.

«Я исследую то, что находится на дисках, которые представляет представитель потерпевшего. Мой доверитель обвиняется в клевете, в том числе вставал вопрос о связях Курихина с властными структурами, правоохранительными органами. Вот это как раз и есть. Самое непосредственное отношение», - ответил на возражение оппонента Еремин, завершив оглашать материалы дела.

На следующий день после заседания, в пятницу, 30 сентября, Сергей Вилков сообщил, что его адвокату Андрею Еремину позвонила женщина, представившаяся вдовой Евгения Григорьева. Об этом журналист написал на своей странице в Фейсбук.

«Только что моему адвокату звонила женщина, представившаяся вдовой геройски погибшего на посту прокурора Саратовской области Евгения Григорьева. Судя по тому, как строился разговор, она его писала на диктофон. Начала она с вопроса, кто нам заказал очернение ее покойного мужа. Доводы о том, что адвокат всего лишь зачитывал интервью другого человека, которое к тому же основано на материалах дела об убийстве облпрокурора, а озвучено оно было на заседании по инициативе наших оппонентов - стороны обвинения, похоже ее не вразумили. Диалог перешел на довольно угрожающие тона, так женщина, сославшись на то что работала в милиции, а там «бывших не бывает» дала понять моему защитнику, что ей известно о нем многое, в том числе место жительства. Вот такая любопытная история. В общем, хорошее интервью дал Вячеслав Борисов. Думаю, в ходе процесса к нему надо будет еще вернуться, чтобы оно прозвучало в большем объеме», - рассказал о телефонном звонке Вилков.

Реклама
Оцените новость
1
Новости партнеров
Loading...
6 (420)
от 21
февраля
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Под вой сирен-2
Есть такая грубоватая поговорка, всю ее мы приводить не будем, только вторую часть. Поговорка эта тем более к месту, что речь опять пойдет о медицине, вернее, о саратовской «Скорой помощи». Так вот, вторая часть нашей поговорки: «...так золотуха».
«Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы...»
Безопасно ли в Саратове переходить через железнодорожные пути?
1
«Пирог» для афганцев. Со скандалом
Санаторий для реабилитации инвалиды локальных войн теперь будут выбирать самостоятельно.
Хоть где-то мы в «лидерах»
Саратовская область вошла в первую треть регионов по социально-экономической напряженности в трудовой сфере.
Спорные фигуры
Депутаты Саратовской городской думы собрались на общее заседание в 13-й раз.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Победительница проекта «Большая опера» Ксения Нестеренко о хейтерах в интернете
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ