Адвокат Сергея Курихина потребовал исследовать материалы интервью о «Парковских» и убийстве прокурора Григорьева

03.10.2016, 13:40
Комментарии: 11
Просмотры: 1018
Адвокат Валерий Холоденко
Фото Павел Литвиненко

В четверг, 29 сентября, в ходе судебного заседания по делу о клевете, в котором потерпевшим выступает депутат Саратовской областной думы Сергей Курихин, а подсудимым - журналист «Общественного мнения» Сергей Вилков, стороной защиты были исследованы ряд доказательств из материалов дела.

Адвокат Валерий Холоденко потребовал исследовать файлы с упоминанием Сергея Курихина, найденные на компьютерах, изъятых в ходе обыска дома у Сергея Вилкова и в редакции «ОМ», сообщает «Общественное мнение». В частности, Холоденко зачитал выдержку из неопубликованного интервью некоего Вячеслава Александровича Борисова, файл с которым обнаружился на компьютере журналиста. Причем Холоденко попытался представить материалы дела частично, однако представитель подсудимого Андрей Еремин попросил у суда разрешение целиком зачитать фрагменты интервью, опущенные представителем Сергея Курихина.

«Вот он вырывает куски определенные, получается, невозможно понять вообще, о чем текст. Теряется смысловое содержание. Там, допустим, имеется информация… На вопрос некий Борисов отвечает, что Курихин действительно принадлежал к парковской группировке. Но почему-то представитель потерпевшего этот фрагмент пропускает. Может, полностью тогда исследуем документ, если он действительно имеет отношение к делу», - объяснил суду необходимость полноценного исследования доказательств Еремин.

В ответ Холоденко попытался обосновать свой стиль предоставления доказательств.

«Участвуя в исследованиях доказательств, Ваша честь, я увидел, что в этих ответах некий Вячеслав Александрович Борисов, ну как мы понимаем из названия папки, ни разу не сказал о том, чтобы в отношении лиц… не сказал о том, чтобы был вынесен когда-либо приговор, обвинительный приговор в отношении каких-либо лиц по обвинению в создании организованного преступного сообщества «парковские». Вячеслав Александрович или Борисов ни разу не сказал о том, чтобы Сергей Георгиевич Курихин привлекался или освобождался от уголовной ответственности. Вот поэтому я говорю: это оправдательное доказательство! Все остальное не имеет значения здесь», - приводит «ОМ» слова Холоденко.

Затем материалы дела зачитал защитник Андрей Еремин: «Ваша честь, в этом же документе на вопрос некий Борисов отвечает, что «группировка к тому времени распалась на отдельные бригады, каждая из которых называла себя «парковские». Вопрос: «Не могу не спросить про депутата областной думы Сергея Курихина, вокруг которого в последнее время происходило довольного много любопытных событий. Мне неоднократно говорили, что он выходец из парковской группировки, называлась его бандитское прозвище - Мелкий. Среди саратовских журналистов и истеблишмента его негласно именуют именно так. Но все-таки насколько уверенно можно говорить о его криминальном прошлом?». Ответ: «Если мы сейчас коснемся клички Мелкий, отдельно от фамилии Курихин, то у нас получается, что в 1994-1995 годах идет информация что в районе магазина «Магистраль» у горпарка появилась группа молодых парней, которых возглавляет некто по кличке Мелкий. Который имеет поддержку крупного уголовного авторитета по кличке Щетина, его фамилия Щетинин. Ему Мелкий в знак благодарности купил квартиру на Рахова, где рядом сам жил. Эти ребята начинают контролировать район «Магистрали». Ну понятно, какая у них деятельность. Щетину уважал Чикун, он был на всех крупных воровских сходках и имел очень большое влияние. В 1997-м году Мелкий с другими бандитами пытались перехватить автомобиль своего конкурента Юрия Максимова. Позже он был убит. Я об этом писал в своей статье «Сергей Курихин: друзья и враги». На нее интересно откликнулся глава ГУ МВД Сергей Аренин: «Здесь было сообщение, что он причастен к убийству. Мы подняли материалы, но оказалось, что он проходил по делу только свидетелем». Аренин даже не посмел назвать его фамилию. Однако было видно, о ком идет речь. Достаточно взять показания Курихина, которые он тогда давал, чтобы показать, в каком окружении он находился. В тот момент для меня Мелкий не был той фигурой, которая вызывала интерес, я занимался не теми, кто недавно откуда-то вылез, у меня на допросах были те же самый Булгаков, Зубан, Чикун».

Затем Еремин зачитал фрагмент интервью, касающийся бывшего директора завода «Серп и Молот» Алексея Максимова и убитого прокурора Саратовской области Евгения Григорьева: «Далее человек, который дает ответ, интервьюируемый отвечает: «Да. Потом история с заводом «Серп и молот» и убийством облпрокурора Григорьева. Курировал этот завод и был в друзьях у убиенного Алексея Максимова (бывшего директора завода) брат Аяцкова, Александр Федорович. И плюс там прокурорские были. Почему Максимов и жил очень хорошо. Но тут смена власти произошла. А тут еще 22 % акций завода скупил близкий к Курихину небезызвестный Андрей Кокорев из платоновской бригады, это опять «Парковские». Потом Курихин приходит к Максимову и требует ввести его людей в совет директоров. Максимов посылает его на три буквы. Кокорев и Хабеев хотели с Максимова десять миллионов, а Курихин захотел получить 25 миллионов. Максимов давал сначала пять, потом восемь. И вот здесь конкретно Курихину пригодилась газета «Саратовский взгляд». Она с первых номеров начинает мочить Максимова».

Касательно убитого Григорьева, защитник Вилкова огласил в ходе суда следующие материалы интервью: «Он фактически проработал почти два года. В 2008 году его убивают - в день рождения Курихина, 13 февраля. После чего Курихин пытается скрыть от следствия свою дату рождения. Чтобы никто не подумал, что убийство Григорьева - это подарок ему».

После этого Валерий Холоденко попросил судью остановить защитника Еремина, так как, по его мнению, «это не имеет отношения к делу», отмечают журналисты.

«В материалах уголовного дела сказано, что их приход даже не регистрировался, как и осведомителей облпрокурора. Этих людей установила московская следственная группа. Когда Курихина допрашивали, что он все время делал у Григорьева, тот объяснял, что он был там по работе как издатель, хотя первоначально он отрицал даже что ему «Саратовский взгляд» принадлежит. У «Саратовского взгляда» в редакции по стенам были развешаны передовицы газеты. И вот висела там одна, в которой сфотографирован Евгений Григорьев в мундире в том же самом коридоре, и написано «публикации «Взгляда» - хлеб для прокурора». И этим хлебушком он подавился. Сейчас же официально подается, что честный прокурор из-за своей служебной деятельности получил пулю. Но московская комиссия установила, что его действия противоречили служебному долгу. Потому что на заводе «Серп и молот» на который претендовал Курихин…», - продолжил зачитывать материалы дела Еремин, однако его снова прервал Холоденко, заявивший возражение.

«В данном случае защитник начинает поливать грязью покойного прокурора Саратовской области. Это не имеет никакого отношения к предъявленному обвинению. В предъявленном обвинении нигде не упоминается фамилия «Григорьев»... И вот этот словесный поток неудержимый председательствующий, на мой взгляд, должен был остановить. Начинает тут негативные сведения сообщать, которые характеризуют личность покойного прокурора Григорьева. Во-первых, это никакая не публикация! Это могло быть состряпано самими ОМовцами! Это будущее некое интервью. Просьба сообщать только те сведения, которые относятся к клевете в которой обвиняется подсудимый Вилков», - приводят журналисты слова адвоката Курихина.

«Я исследую то, что находится на дисках, которые представляет представитель потерпевшего. Мой доверитель обвиняется в клевете, в том числе вставал вопрос о связях Курихина с властными структурами, правоохранительными органами. Вот это как раз и есть. Самое непосредственное отношение», - ответил на возражение оппонента Еремин, завершив оглашать материалы дела.

На следующий день после заседания, в пятницу, 30 сентября, Сергей Вилков сообщил, что его адвокату Андрею Еремину позвонила женщина, представившаяся вдовой Евгения Григорьева. Об этом журналист написал на своей странице в Фейсбук.

«Только что моему адвокату звонила женщина, представившаяся вдовой геройски погибшего на посту прокурора Саратовской области Евгения Григорьева. Судя по тому, как строился разговор, она его писала на диктофон. Начала она с вопроса, кто нам заказал очернение ее покойного мужа. Доводы о том, что адвокат всего лишь зачитывал интервью другого человека, которое к тому же основано на материалах дела об убийстве облпрокурора, а озвучено оно было на заседании по инициативе наших оппонентов - стороны обвинения, похоже ее не вразумили. Диалог перешел на довольно угрожающие тона, так женщина, сославшись на то что работала в милиции, а там «бывших не бывает» дала понять моему защитнику, что ей известно о нем многое, в том числе место жительства. Вот такая любопытная история. В общем, хорошее интервью дал Вячеслав Борисов. Думаю, в ходе процесса к нему надо будет еще вернуться, чтобы оно прозвучало в большем объеме», - рассказал о телефонном звонке Вилков.

Реклама
Оцените новость
1
Новости партнеров
Loading...
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ