Эксперт по делу Хмелева о данных в своем заключении: «Да, переписал, и что?»

19.08.2016, 14:36
Комментарии: 2
Просмотры: 685

Фото Анастасия Лухминская

В эти минуты в Кировском районном суде Саратова продолжается заседание по делу о клевете заключенного пугачевской ИК-17 Сергея Хмелева на руководство колонии.

В зале заседания в качестве эксперта выступил врач областного бюро судебно-медицинской экспертизы Александр Журавлев. Он является заслуженным врачом России со стажем работы в 44 года.

«Перед тем, как вы начали проводить экспертизы, были ли вам известны обстоятельства уголовного дела?» – спросила эксперта адвокат обвиняемого Маргарита Ростошинская. Тот, заметно волнуясь, заявил, что ознакомился с шестью томами уголовного дела, читал показания Хмелева и врачей, а обстоятельства дела ему были известны из определения суда. Ростошинская отметила, что заключение Журавлева «немного противоречит материалам дела», поэтому она и задает эти вопросы.

«Начальник бюро поручил проведение экспертизы. Дело поступает в бюро, его распределяет замначальника по экспертной работе», – сообщил свидетель на вопрос адвоката, каким образом дело для экспертизы попало к нему.

Ростошинская заявила, что в материалах уголовного дела есть данные о переломах ребер её подзащитного, и описала картину событий, имеющих отношение к делу: Хмелев заявил, что его избили 22 января 2015 года. Осужденному делали флюорограммы в сентябре 2014 года и весной 2015 года. В первом случае исследование не выявило костных патологий (код 25), во втором случае было заявлено наличие сросшегося перелома (код 21). Позднее, в августе 2015 года, фельдшер-лаборант СИЗО сделала рентгенограмму грудной клетки осужденного и заявила о наличиии перелома давностью 12 месяцев и более, и эксперт Журавлев не заявил о подложности этой справки, хотя за 11 месяцев до нее исследование не выявило патологий ребер Хмелева. Эксперт не смог объяснить этот факт в суде, повторяя, что он доверяет медицинскому документу.

«Я исследую меддокументы, медицинскую карту стационарного больного. У меня оснований не доверять данным карты не было», – заявил Журавлев.

Ростошинская обратила его внимание на то, что именно с той стороны, где обнаружена патология ребер – сросшиеся переломы – возник пневмоторакс, который врачи назвали спонтанным. Журавлев в своем экспертном заключении не поставил тот диагноз под сомнение.

«Как вы сделали вывод о том, что пневмоторакс у Хмелева спонтанный?» – спросила адвокат.

«Так там врачи написали заключение», – ответил свидетель.

«Правильно я понимаю, что вы не проводили исследования, а переписали данные из карт?» – уточнила Ростошинская.

«Да, переписал, и что?» - ответил на это Журавлев.

Реклама
Оцените новость
0
Новости партнеров
Loading...
6 (420)
от 21
февраля
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Под вой сирен-2
Есть такая грубоватая поговорка, всю ее мы приводить не будем, только вторую часть. Поговорка эта тем более к месту, что речь опять пойдет о медицине, вернее, о саратовской «Скорой помощи». Так вот, вторая часть нашей поговорки: «...так золотуха».
«Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы...»
Безопасно ли в Саратове переходить через железнодорожные пути?
1
«Пирог» для афганцев. Со скандалом
Санаторий для реабилитации инвалиды локальных войн теперь будут выбирать самостоятельно.
Хоть где-то мы в «лидерах»
Саратовская область вошла в первую треть регионов по социально-экономической напряженности в трудовой сфере.
Спорные фигуры
Депутаты Саратовской городской думы собрались на общее заседание в 13-й раз.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Победительница проекта «Большая опера» Ксения Нестеренко о хейтерах в интернете
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ