Александр Ландо возмутился наличием голодных школьников в Саратове

Оценить
Александр Ландо возмутился наличием голодных школьников в Саратове
Питание саратовских школьников стоит около 140 рублей в день, но ребятам из малоимущих семей компенсируют лишь 22 рубля от его стоимости.

В эти минуты проходит заседание комиссии Общественной палаты Саратовской области по развитию образования, науки и инновациям. Первым вопросом для обсуждения стала ситуация с организацией питания в средних школах.

По словам исполняющего обязанности главы комитета по образованию областного центра Ларисы Ревуцкой, питание организовано в соответствии с федеральным законодательством – двухразовое горячее питание (завтрак и обед), а для посещающих группы продленного дня – трехразовое (плюс полдник). На настоящее время питание школьников организовано в ста процентах школ.

Со школами, сказала руководитель горобраза, сотрудничают 24 поставщика, работающих в учебных заведениях в соответствии с договорами арендной платы (в месяц она составляет от 3 до 23 тысяч рублей). За исключением льготных категорий детей услуга оплачивается родителями школьников. В 51 образовательном учреждении действует система безналичного расчета за питание «Электронная столовая».

Отвечая на вопросы общественников, чиновник признала, что льготникам питание оплачивается не полностью, а сумма компенсации из средств бюджета составляет в зависимости от категории от 22 до 37 рублей (в среднем услуга стоит 140 рублей).

«И на 150 рублей ребенка накормить сложно», - заметил член ОП, отец Дионисий Абрамов и поинтересовался, как школы выходят из ситуации в случае отказа родителей от питания в образовательном учреждении.

«Я был в школах и видел этих детей, которые остаются в классе», - надавил на жалость председатель ОП Александр Ландо, выразив озабоченность тем, что питание льготникам компенсируется не полностью. – Что можно взять на 22 рубля?».

«На 22 рубля можно взять кашу», - ответила Ревуцкая.

«А рядом сидит другой школьник и ест первое, второе и компот», - парировал Ландо, отметив, что дети из малоимущих семей получают психологическую травму из-за неравенства возможностей.