Игорь Третьяков о пожаре в «Ассамблее»: Источник возгорания находился в соседнем строении

Оценить
Игорь Третьяков о пожаре в «Ассамблее»: Источник возгорания находился в соседнем строении
Генеральный директор «Саратовских авиалиний» рассказал подробности ЧП в таунхаусах у Шумейки.

Сегодня, 3 июня, на сайте ИА «Взгляд-инфо» появился материал под названием «Пожар на берегу Волги начался в таунхаусе гендиректора «Саравиа» Третьякова». В нем журналисты заявили, что им стали известны «подробности» пожара, произошедшего вчера на территории комплекса «Ассамблея» у села Шумейка.

Напомним, в результате происшествия огнем были уничтожены семь секций жилого комплекса. По данным МЧС, до сих пор на месте пожара работают специалисты, устанавливается его причина.

Несмотря на то, что даже предварительных официальных данных о причинах пожара еще нет, «Взгляд-инфо» написал опубликовал следующий текст: «Как сообщил нашему агентству один из очевидцев инцидента, пожар начался в таунхаусе генерального директора ОАО «Саратовские авиалинии» Игоря Третьякова. По предварительным данным, в жилом помещении проводились строительные работы с нарушением правил пожарной безопасности. После того, как огонь охватил соседние дома, Игорь Третьяков покинул место происшествия на автомобиле. Разгневанные соседи безуспешно пытались найти его для объяснений».

Корреспондент ИА «Свободные новости» попросил прокомментировать происшествие самого Игоря Третьякова.

Вот, текст беседы с руководителем компании

И.Т.: Я могу сказать только о том, чему был свидетелем. Я вчера приехал где-то в 18.30-19.00. Мы с женой находились вдвоем в своей квартире, смотрели телевизор. Я отвечал на ряд звонков. Наверное, в районе восьми-девяти вечера я услышал какой-то хлопок за стеной. У меня строение №4, а звук был в строении №5. Затем почувствовал неприятный запах горящей проводки, шедший с улицы. Потом к нам прибежал квартиросъемщик соседа. Он начал кричать, что у нас пожар. Я сразу побежал на третий этаж. На первом этаже у нас три квартиры (все свободные). На втором этаже одна из квартир – моя, две вторые – пустые. Третий этаж – мансарда. Между вторым и третьим этажом – деревянное покрытие.

Я увидел, что пожар начался с крыши дома №5. На третьем этаже никто не живет и никогда никого не было, нет никакой проводки. Огонь начал просачиваться, начал капать горящий расплавленный материал на кровлю и пол третьего этажа. Я пытался сначала размотать пожарный шланг. Вода долго не шла, в итоге попытался ведрами таскать. Пока набрал полведра, уже полыхал весь пол третьего этажа.

Потолок у меня противопожарный, поэтому квартира моя держалась дольше всех в подъезде. Мы с женой похватали, что смогли, выкинули на улицу. Прибежали соседи – отогнали машину. По кровле, учитывая, что ветер был, пожар перекинулся дальше на строения 3, 2 и 1. Потом ветер развернулся, и пожар пошел до седьмого, по-моему, строения. Там уже пожарные начали работать.

«С.Н.»: «Взгляд» писал, что ремонтные работы шли? У вас никаких ремонтных работ не было?

И.Т.: У меня никаких ремонтных работ не было.

«С.Н.»: А в строении №5?

И.Т.: Не знаю, я же не ходил туда. Сейчас там работают пожарные дознаватели, которые должны установить причину пожара. Я видел, как сначала выгорело строение №5, а потом уже моя квартира. Ко мне приехали работники с предприятия – они тоже все это видели. Сейчас кого-то обвинять в чем-то по крайней мере странно. Не я первый начал пожарных вызывать. Если бы это у меня загорелось, наверное, я бы первый и звонил. Говорить о том, что я куда-то сбежал... Я находился на пожаре, меня опрашивал дознаватель. Я дал показания – то же, что вам сейчас рассказал. После того, как сгорела моя квартира (а это единственное место жительства нашей семьи), мне надо было успокоить жену, и я уехал, когда понял, что там ничего уже не осталось».