«К нам приехала не вся Россия, а образованные люди, «мозги страны». Что Армения думает о массовой эмиграции россиян

Оценить
«К нам приехала не вся Россия, а образованные люди, «мозги страны». Что Армения думает о массовой эмиграции россиян
В 2022 году в России произошли две самые большие волны эмиграции с момента распада СССР. Корреспондент «Свободных» поговорил с коренными жителями Армении об экономической обстановке в родной стране, отношении к приезжим и массовому бегству россиян.

Большое количество людей  уехали из России с момента начала СВО. Так Росстат заявлял о 96 тысячах в первой половине года, а источники, многие из которых в РФ уже заблокированы, называли цифры от 150 до 800 тысяч человек к концу лета.

Статистики о покинувших Россию после второй волны эмиграции нет. Есть сообщения о сотнях тысячах уехавших мужчин после объявления частичной мобилизации.

Подавляющее большинство россиян уехали в страны ближнего зарубежья – в Армению, Казахстан, Грузию и другие. 

 

«Русские должны считать себя виноватыми, когда что-то в вашей стране не так»

Ашот Авдалян, бизнесмен,  Ереван-Гюмри

Я всю жизнь работал в России. Теперь у меня есть бизнес в Гюмри – маленький гостевой домик. Мои дети состоялись, они айтишники. Ругают меня, отправляют на пенсию, но я пока не готов. Сейчас живу на два города: Гюмри и Ереван.

В 90-х годах, когда в Армении было тяжело жить, очень много армян приехали в Россию, и нас там тепло встретили. В Армении шла война, не было света, газа, даже белого хлеба не было. Армяне эмигрировали в Россию, и многие состоялись. Некоторые из них сейчас даже долларовые миллионеры.

Еще Армения очень гостеприимна – особенности менталитета. Для Армении гость – это святое. Он должен сидеть во главе стола – у нас это самое почетное место. Ко всем нормальным и порядочным людям Армения относится хорошо. Не имеет значения – африканец он, русский или еще кто-то. Русские почему-то зацикливаются только на себе, но это не так. Мы рады всем.

Что касается новоприбывших гостей. Давайте будем честными: и в первой, и во второй волне приехало много молодых, умных, амбициозных ребят. Релоцировалось огромное количество айтишников. Я был бы рад, если хотя бы 30 процентов из них обрели в Армении вторую родину и остались. Но, к сожалению, большинство уедет, хотя я в глубине души хочу, чтобы они уехали: все-таки дом, родина – это не правительство. Дом и родина – это святое. 

Ереван. Фото автора 

Если человек адекватный, нам без разницы, на один день он приехал, на полгода или на всю жизнь. Живите, радуйтесь. В Армении много чего не хватает – создавайте. Умные же, амбициозные ребята.

Я постоянно предлагаю свою помощь эмигрантам. Говорю ребятам, что живу на два города. И если что надо передать, привезти – говорите, бесплатно помогу. Почему не помочь? Это наши гости, некоторые вообще все бросили и уехали, даже про Армению ничего не слышали. Огромному числу людей я подсказал, как найти работу. Сайты армянские присылал, они выслали туда резюме и устроились. Сейчас они довольные, иногда переписываемся.

Это ерунда, когда говорят что в Армении мало или нет работы. Хороший специалист всегда в цене в Армении. В Ереване для всех есть работа. Жилье, конечно, дорогое. Но рядом есть города, откуда местные каждый день приезжают в Ереван работать. Никакой конкуренции здесь нет.

Русские уже здесь освоились. Есть даже те, кто покупают квартиры. Я списывался с одним таким парнем в Telegram. Он не мог определиться, в каком районе Еревана купить квартиру. Я ему советовал: где лучше, чтобы русская школа была рядом и развитая инфраструктура.

У нас преподаватель русского языка была украинка. Она жила в Армении всю жизнь. Еще очень много ребят-армян, которые женились в России и привезли своих русских жен сюда. Девушки теперь по-армянски разговаривают, детей воспитывают в армянских традициях. У нас очень много русских живут и отлично себя чувствуют. 

Ереван. Фото автора 

Цены, естественно, на все повысились за последний год. Когда приезжает много народу, то всегда чего-то не хватает. Но эти деньги из Армении не ушли, они остались тут. Поэтому наша страна в выигрыше.

Меня только вопрос аренды беспокоит. Стоимость поднялась в разы. Но тут уже виноваты в первую очередь русские из первой волны. Приехали айтишники и, не изучив рынок, сами предлагали свою цену для съема. Писали: снимем за 1000+ долларов. Хозяин, условно, хотел сдать за 500-600 долларов, а ему говорят, что хотят снять за 1000 – ни один человек не сдаст за меньшую сумму, если знает, что выручит больше денег. Так работает рынок.

Вообще, русские правильно делают, что уезжают из России. Но эмиграция – тоже не выход из положения. Я лично себя виноватым считаю, когда в Армении что-то не так. Так же и русские должны считать себя виноватыми, когда что-то в вашей стране не так. Потому что вы не досмотрели, не доглядели, что-то не остановили.

Как говорил покойный Задорнов: мы имеем то правительство, которое потом имеет нас. Мы все виноваты. Надо было пораньше встать и что-то сделать, чтобы не довести страну до этого. К сожалению, мы все молчим, пока, как говорится в русской поговорке, «жареный петух не клюнет», и только потом активизируемся.

Россия – прекрасная и богатая страна. И эта страна не должна так жить. Сейчас СВО закончится – и опять все забудется. Это неправильно. Вам жить в России. Что вы ответите своему ребенку, когда он спросит у вас: мама/папа, что вы сделали с моей родиной?

 

«Русский фактор» хорошо повлиял на армянскую экономику: к нам мигрируют «чужие» деньги и рабочая сила»

Ваграм, студент медицинского института, Ереван

В феномене того, почему Армения стала такой популярной, есть доля загадки. Полного ответа у меня нет. Но частичное объяснение: Армения представляет собой  небольшой закрытый уголок от всего мира. Все выстрелы международной жизни сюда доходят очень поздно. Есть наша локальная проблема с Азербайджаном, но больше ничего не происходит. В этом есть свой шарм. Армения – маленькая, закрытая, но красивая страна.

Людей не очень много, но все они дружелюбные. У нас такой национальный характер, потому что все соседи, которые окружают Армению, им либо безразлична наша судьба, либо они нас откровенно ненавидят. Поэтому, когда приезжает эмигрант или турист, мы искренне рады: наконец-то к нам приехал человек, который не хочет нас завоевать или поработить.

Еще считаю, что очень сильное влияние на привлекательность повлиял 2018 год. До 2018 года Армения была постсоветской рядовой клептократией. Революция в Армении 2018 года для либерального общества России послужила примером и надеждой. Ну и, конечно, у нас с Россией безвизовый режим – это очень удобно. 

Монумент Мать Армения. Фото автора 

Большинство ребят, в особенности с первой волны эмиграции, приехавшие к нам из России – это образованные люди, так называемые «мозги страны». Ведь приехала не вся Россия, а конкретно [эти] люди. За 10 месяцев я ни разу не слышал, ни одного плохого слова про приезжих русских. Никакого ксенофобского сегмента у нас нет.

Сейчас русские вливаются в армянское общество, и у них это получается. Языковая интеграция носит поверхностные корни. У меня есть друзья, которые учат на армянском только основные слова (здравствуйте, спасибо, до свидания), и делают это из уважения к армянам. Это такая эмигрантская наивность. Армения мультилингвистична – молодое поколение потребляет огромное количество контента на английском и русском языках, поэтому каких-либо проблем не возникает.

Люди сюда приезжают, устраиваются на работу, открывают свои бизнесы, покупают недвижимость. Возможности для интеграции безграничны. Из личного примера: мои знакомые-релоканты открыли в Ереване свои бары: «Дружба», «Mama Jan», «Релокантъ», «TUF». Русские знакомые из концертного бизнеса приложили руку к тому, что в феврале Oxxxymiron (признан в РФ иностранным агентом) начинает свой тур в Армении.

Армения достаточно низко популяционная страна. Армян в Армении живет меньше, чем в диаспоре по всему миру. Страна рассчитана на большое количество жителей. Это произошло из-за развала Советского Союза –  случился огромный отток людей из страны. У нас есть проблема с нехваткой рабочих рук. Поэтому, я никогда не слышал, чтобы армяне говорили о том, что «понаехали» русские и забрали рабочие места. Есть стартапы, корпорации, которые ищут работников, но не находят. «Русский фактор» повлиял очень хорошо на армянскую экономику: к нам мигрируют, так называемые, «чужие» деньги и рабочая сила – нам это только в плюс.

Я сочувствую [уехавшим из России]: они оказались в очень незавидном положении. Встать и в один день осознать, что весь твой мир перевернулся на 180 градусов. И теперь тебе надо экстренно уезжать в другую страну. Нужно начинать жизнь с нуля.

Сейчас в России возродилось сталинское общество – каждый третий смотрит на своего соседа и подозревает его в чем-то. Лучше уехать и пытаться дистанционно влиять на события, чем сидеть у себя дома и ждать, когда за тобой придут.

Есть часть людей, например, музыканты, которые уехали из-за своих политических убеждений. Есть люди, которые уехали из-за мобилизации. Я думаю, среди армян вообще не стоит такой вопрос: осуждаешь выбор русских или нет. Возможно, есть группа армян, которая с 2014 года смотрят «Первый канал», программу «90 минут», Соловьева, Скабееву и всю эту русскую пропаганду. Эти армяне могут назвать тех русских, которые приехали сюда – дезертирами. Хотя это не так. Но они никогда не говорят это на публике, я никогда такого не слышал, потому что обычно эти люди сидят дома, а если и выйдут на улицу, то никогда не выскажут свою позицию.

 

«Армения очень привязана к России»

Ованес Франгулян, гид, Гюмри

Туризм в Армении – это всегда большое количество русскоязычных: из России, Белоруссии, Украины. Город Гюмри с 2018 года начал стремительно развиваться: полноценно открылся аэропорт и рейсы из России. Это создало хорошие предпосылки для бурного развития туризма.

В этом году классических туристов (людей, которые приехали в Армению просто отдохнуть) мало. Сказывается ситуация, настроение, состояние экономики. Но, несмотря на это, я был загружен весь год. С конца февраля релоканты, переехавшие в Армению жить, – сформировали новый вид туристов. Одно дело, устраивать отдых классическим туристам, которые приехали в Армению посмотреть страну, другое дело людям (не армянам), которые долгое время живут в Армении. Они многое знают, многое понимают, многое хотят – у них другие представления и запросы. Это сказалось и на финансовой составляющей: цены понизились из-за большого притока людей. Хотя я и так не пользовался моментом, что вот, приехали московские айтишники, и нужно спешно поднимать цены. 

Гюмри. Фото автора 

После волн русской эмиграции цены на продукты и услуги повысились, но не критично (не считая аренды). Повышались медленно, не так скачкообразно, как на недвижимость, потому что жилье нужно здесь и сейчас. Если год назад килограмм говядины стоил 2500-3000 драм, то сейчас стоит 3000-3500. С одной стороны, это инфляция внутри страны, но так же сказывается и большой приток денег, которые привезли релоканты.

Армения на правительственном и народном уровне очень привязана к России. Есть Грузия, которая может обосновать свои претензии к России, и отношение к русским там натянутое.

Еще здесь, в Гюмри, есть русская военная база. Глубинный армянский народ очень хорошо понимает, что если бы этой военной базы не было, то не было бы и Армении в целом. Я очень хорошо помню 1992 год, когда распался Советский Союз. Армения втянулась в войну в Нагорном Карабахе, мы начали побеждать, мы начали освобождать земли, а Турция стянула к этой границе несколько дивизий. Это означало, что Армения могла бы исчезнуть, если бы не русские миротворцы. 

Ованес. Фото из личного архива 

Сейчас Россия в Украине выступает за то же, за что Армения борется в Нагорном Карабахе: спасти своих людей, которым угрожает уничтожение. Армянский народ понимает – это наши идеалы и идеалы России. Исходя их всех этих факторов, можно сделать заключение: к русским армяне очень хорошо относятся и тепло их встречают.

Интеграция не подразумевает просто снять жилье, здесь нужно какое-то участие в общественной жизни. Хотя русские привели сюда новые культуры, которых не было: субботники, экодвижения, защита животных. Пока это локальные комьюнити, и к ним мало кто присоединяется. Им нужен пиар, нужна пропаганда, реклама, чтобы все это расширилось и захватило местных людей. Армяне же к этому относятся по-разному: кто-то доволен и рад такому пинку, другие возмущаются: зачем вы сюда пришли, это наш мусор, это наша земля, нам тут не нужны чужие порядки.

В итоге, я уверен, хорошее дело всегда победит. И когда ты строишь приют для собак и занимаешься этим вопросом – замолкают те, кто говорят про «понаехавших, которые трогают наших собак». Через некоторое время то, что начали русские эмигранты, начнет разрастаться, заходить в армянское общество и менять мышление.

Большинство русских приехали с работой на удаленке, либо которых перевезла сюда их компания, поэтому я бы не сказал, что русские тут ищут работу. А те, кто ищут – они делают это не на местном рынке. Еще есть такой формат: семья приехала, муж на фрилансе и чтобы не сидеть дома, жена ищет какую-нибудь работу. Русские, с одной стороны, не захватили наши рабочие места, с другой стороны это рынок, а рынок - это конкурентная среда. И если ты можешь работать условно поваром, вместо местного армянина, то это нормально.

Трудно сейчас ответить на вопрос: случилась ли какая-то гуманитарная катастрофа после двух волн мигрантов. Нужно смотреть на последствия, а они пока не пришли. Пока что все хорошо: местные зарабатывают.

Огромное количество валюты потекло в Армению, и пока страна выигрывает. Мне очень нравится, что наши власти поддерживают и делают все, чтобы релоканты чувствовали себя хорошо. Релоканты вкладывают деньги в Армению, а не выкачивают их.

Пока они работают на своих работах и обеспечены зарплатой – они тратят эти деньги тут, но от общества ничего не получают, кроме услуг, которые оплачивают. Но во что вся эта ситуация разовьется – никто не знает. Сейчас самый важный вопрос в нас: сможет ли армянское общество воспользоваться опытом релокантов, их возможностями и знаниями.

Лично я, к этому массовому бегству и потоку эмигрантов отношусь с пониманием. Я не осуждаю, хотя я армянин, который не сбегал во время войн в своей стране. Никто не хочет погибать – это норма. Я уверен, что мобилизация в России коснется всех, а люди хотят жить. «Миру – мир» не бывает никогда, всегда на планете идут конфликты. Это человечество, это в нашей крови. Следовательно, без этого никак, и те, кто имеет возможность – сбегает. Лично я остался бы, но кто я такой, чтобы кого-то судить.

 

«Во всех подобных ситуациях виноваты лидеры стран, которые провоцируют, начинают и продолжают конфликт»

Микаэль Вардпаронян, художник-реставратор фресок, основатель арт-студии «Варем-Марем», Гюмри

Быть реставратором означает быть всегда в командировке. Фреску нельзя взять к себе в мастерскую, отреставрировать и вернуть обратно. Я работал 3-4 года реставратором: в Грузии два года, потом в Ереване. Но по стечению обстоятельств и из любви к своему родному городу бросил свою любимую профессию и вернулся в Гюмри. В Гюмри мало фресок, и реставривароть их никто не хочет. Поэтому решил организовать арт-студию.

Мастерскую мы основали год назад вместе с друзьями и семьей. Начали бизнес с нуля. Без вложений, без поддержки. Арендовали маленький гараж и превратили в студию, которую можно посещать. У нас тут разные творческие кружки по лепке, рисованию. Проводим мастер-классы, как для детей, так и для взрослых. Производим рукодельные сувениры, проводим культурные мероприятия. 

Микаэль. Фото из личного архива 

В кружках у нас есть русские, как дети, так и взрослые. Еще с основания Александрополя (первое название города Гюмри) русские были частью населения. Русские основали 102-ю военную базу, до этого она называлась Александроповская крепость. Гюмрийцы всегда жили бок о бок с русскими.

Сейчас, конечно, русские изменились. Потому что одно дело приезжать в качестве туристов и совсем другое  – вынужденно эмигрировать, покидать свои родные дома, оставлять свою работу и свой город, не зная, как тебя встретят в новой стране. Психологически это очень тяжело. Переезды - это всегда большой стресс. *** (слово запрещено Роскомнадзором) - это всегда трагическое событие для каждого народа. И не поменяться в связи с последними событиями русские не могли. Обязательно это влияет на настроение, на взгляды, влияет на все.

Из-за большого притока эмигрантов возникают проблемы. Очень плохой пример я видел, когда армяне выселяют армян, чтобы сдать квартиру русским и получить больше денег. Для меня это недопустимо.

Есть некоторые изменения в ценах на продукты и услуги. Они поднялись, как для армян, так и для всех остальных. В первую очередь из-за санкций, которые вводятся против РФ – на Армению они тоже влияют. Много товаров привозится из России, и это напрямую влияет на нас. Я это заметил даже в своей мастерской. До санкций цены на материалы были ниже, а сейчас они поднялись и иногда даже случается дефицит. Мы ищем альтернативные варианты в других странах. 

Проект «Forever in Gyumry». Фото автора 

Но, в основном, все хорошо. Армяне оказывают русским поддержку и по-другому быть не может. Этому нет альтернативы. Исторически армяне всегда были дружелюбным и гостеприимным народом. Все это начинается на генетическом уровне.

У нас при входе в мастерскую есть проект «Forever in Gyumry»: посетители из букв выкладывают свои имена на стене. Эта акция, которую мы начали полгода назад, смысл стены заключается в том, что каждый посетитель нашей мастерской собирают свое имя на этой стене. Стена – это древо жизни, где каждый человек продолжает другого человека. И в данный момент проект уже символизирует единство. Очень много национальностей собрали свои имена на этой стене. Русские продолжают украинцев, армян, американцев. Это символ мира, где вне зависимости от взглядов, все собрались в одном месте и оставили свой отпечаток.

Что касается массовой эмиграции русских – каждый решает для себя. Если верить в свою правоту, то бегство оправдать никак нельзя. А если ты не можешь оправдать свою цель, то бегство – это правильное решение, и это даже не считается бегством.

 
 

 

Во всех подобных ситуациях виноваты лидеры стран, которые провоцируют, начинают и продолжают конфликт. По сути, виноваты все, кроме простого народа – он никогда не виноват. Однако он, а не чиновники, погибает в первую очередь.