«Маленькая Аткара погибнет». Половину Аткарска затопило канализацией

Оценить
«Маленькая Аткара погибнет». Половину Аткарска затопило канализацией
Год назад правительство РФ утвердило план по оздоровлению Дона и его притоков. До 2030 года на программу потратят почти 100 миллиардов рублей из федерального бюджета. Около 40 миллиардов пойдет на строительство и ремонт очистных сооружений.

Саратовской области выделено 60 миллионов рублей на расчистку русла Хопра. Врио губернатора Роман Бусаргин заявил на прямой линии, что, на самом деле, «нужны сотни миллионов рублей».

В феврале областное министерство природных ресурсов объявило конкурс на разработку проекта расчистки русла Аткары, которая является притоком Медведицы, впадающей в Дон. На Аткаре предполагается вычерпать ил и углубить русло в черте Аткарска на участке длиной 4,3 километра.

Сейчас из–за поломки очистных сооружений в реку сливают канализационные стоки райцентра. Жидкие отходы затопили улицы и огороды. 

Фото Матвей Фляжников 

Огороды квакают

«Паводка в этом году практически не было. Затопило тем, чем не ожидали», – говорит жительница Аткарска Наталья Давиденко, руководитель общественного объединения «Бабушкин патруль».

Из–под крышки канализационного люка льется мутный поток. Посередине улицы (большинство дорог в старой части города  –  грунтовые) стоки уже прорыли настоящее русло. Жители прозвали вонючку «молочной рекой». Местные уверены, что характерный цвет жидкости придает белая глина с маслоэкстракционного завода. Представители аткарского водоканала уверяют, что фонтанирующий участок канализационной сети  –  бесхозный. 

Наталья Давиденко. Фото Матвей Фляжников 

По улице стоки сливаются в дренажную канаву, которая идет через городской лесок. Здесь аткарчане летом гуляли, зимой  –  катались на лыжах. На опушке разбивали огороды. «От моего дома до огорода  –  ровно 12 минут. Я всегда ходила через лес и наслаждалась, – рассказывает Наталья Давиденко.  –  Теперь здесь нечем дышать!».

«Я  –  астматик. От этой вони просто задыхаюсь», – рассказывает местная жительница Светлана, дом которой стоит в нескольких метрах от ливневки. «Здесь должна течь дождевая вода, а не канализация. По выходным и праздничным дням что–то сбрасывают. Канава переполняется через край!».

Улица Аткарская выглядит очень ухоженной. Резные наличники на домах. Палисадники с нежными розовыми цветами. Забавно раскрашенные пенёчки–грибочки. «Раньше мы на этих грибочках целыми вечерами сидели. Теперь  –  два раза вдохнем и по домам. В такую жару даже форточку не откроешь  –  запах канализации повсюду», – рассказывают местные жительницы.

«Это не просто канализация, а химия какая–то. В горле саднит, мы все кашляем!» – говорит жительница улицы Елена Денисова. Елена Ивановна вспоминает, что еще недавно на Булыгином озере в 100 метрах отсюда жили цапли и даже лебеди. Старожилы рассказывали, что ловили там щук. «Сейчас и лягушек нет», – отмахивается женщина. 

Светлана. Фото Матвей Фляжников 

Озера не видно за трехметровыми камышами. В камыши выведена канализационная труба, присыпанная землей. Жители рассказывают, что трубу здесь положили весной, когда вышел из строя насос, который должен перекачивать стоки на городские очистные сооружения. Горожане уверены, что неочищенный сброс в озеро организовали с ведома аткарского подразделения ГУП «Облводоресурс».

Если государственная организация позволяет себе такое, почему частники должны относиться к природе более бережно? Пенсионерки с Аткарской рассказывают, что каждый день видят, как предприниматели сливают содержимое ассенизаторских машин в лес на берегу озера. 

Фото Матвей Фляжников 

У Ольги Чурляевой канализационные стоки затопили огород. За картофельными грядками  –  настоящая трясина. Тропинку к смородине Ольга Петровна застелила старым ковром и закидала досками. Наступаю на самодельную гать  –  теплая жижа под ногами чавкает и дрожит, как студень. «Фасоль моя скоро заквакает. Кабачок, бедняга, нашел местечко посуше  –  вырос на компостной куче. Помидоры я эвакуировала в сад. Впервые останусь без огурцов», – описывает Ольга Петровна свои злоключения. 

Ольга Чурляева. Фото Матвей Фляжников 

Несколько лет назад Чурляева купила для огорода четыре «Камаза» чернозема. Сама перевозила землю на тележке. Собеседница раньше работала на аткарском филиале саратовского оборонного завода. Получает пенсию  –  16 тысяч рублей. Покупать овощи в магазине по нынешним ценам накладно.

Жители улицы Аткарской писали коллективные обращения в Росприроднадзор, областное правительство, президенту. Все письма вернулись в районную администрацию, у которой не хватает денег даже на новый мотор для канализационного насоса.

Река цвета мазута

На сетчатом заборе  –  большая синяя табличка с надписью «Станция биологической очистки бытовых сточных вод». На запущенной клумбе у сторожки дремлют две худые дворняги. Рабочих на территории не видно. Не слышно шума работающего оборудования. Нечто очень похожее мы уже видели в саратовском ЖК Изумрудный, где находится «муляж» канализационно–насосной станции В Вольске, где очистные сооружения строили с 2002 года, тоже случился конфуз: при опрессовке новенькой станции выяснилось, что к ней не подведены трубы.

Заметив журналистов, откуда–то появляется мужчина в грязной футболке и запирает ворота изнутри. «Вам не сюда надо ездить, а в администрацию и там разбираться», – советует сторож, защелкивая висячий замок. 

Фото Матвей Фляжников 

Житель Аткарска Антон, судя по всему, нашел причину странной тишины на очистной станции  –  стоки туда попросту не доходят. Антон ведет нас по тропинке, сворачивающей от ворот станции направо. В лесу, заросшем крапивой, из колодца метрового диаметра под напором бьет настоящий фонтан жидких отходов. Омерзительный поток уходит в заросли. С квадрокоптера видно, что он пересекает лес и сливается в то же Булыгино озеро.

Из озера загрязненные воды по дренажной канаве, больше похожей на средних размеров речку, медленно текут через город к Аткаре. Анастасия живет в доме, окна которого выходят прямо на берег вонючки. Девушка, не стесняясь в выражениях, описывает беды соседей, у которых сточные воды просочились в погреба и дворовые колодцы. «Всё это течет в Аткару! У меня ребенок искупался  –  и три дня с горшка не слезал, температура под 40!» – негодует жительница. 

Фото Матвей Фляжников 

Поток из канавы без какой–либо очистки впадает в реку в черте города. Берег здесь крутой. Над «водопадом» стоит желтоватая пена полуметровой толщины.

Труба, по которой обработанные стоки должны течь со станции очистки в Аткару, находится еще выше по течению. «Нам обещали, что воду после очистных можно будет пить. Сброс начался в 2006 году. В первый же день всплыла рыба  –  я даже не знал, что у нас такая водилась», – вспоминает Антон.

Николай, живущий на берегу Аткары с 1987 года, рассказывает, что порой вода в реке окрашивается в черный цвет, «как мазут». «Когда приезжают проверяющие, они идут не на место сброса, а на мой мостик выше по течению, где я качаю чистую воду для огорода. Я им говорю: разве пробы нужно брать не у трубы? Они огрызаются: ты, мол, еще учить нас будешь», – говорит Николай. 

Фото Матвей Фляжников 

Санкции ударили по сортирам

Очистные сооружения в Аткарске строили с 2006 года. Последнюю очередь запустили в 2013–м. Всего объект стоил 512 миллионов рублей. «Вопрос по водоотведению Аткарска решен полностью. Мощности очистных сооружений хватит на то, чтобы подключить не только жилые дома, но и промышленные предприятия», – говорил тогдашний губернатор Валерий Радаев.

Как отмечала пресс–служба губернатора, при строительстве применена «современная модульная технология, которая ранее использовалась исключительно в крупных городах России, таких как Москва и Санкт–Петербург».

Как писала позже «Аткарская газета», оборудование шведского и прибалтийского производства оказалось плохо приспособлено к работе зимой. 

Фото Матвей Фляжников 

Еще в 2019 году общественное объединение «Бабушкин патруль» рассказывало о том, что вместо чистой воды в Аткару сливается «зловонная жидкость черного цвета».

Осенью 2020 года Росприроднадзор выяснил, что «очистка сточных вод на канализационных очистных сооружениях филиала ГУП СО «Облводоресурс» – «Аткарский» не соответствует действующему законодательству». По подсчетам ведомства, Аткаре был нанесен вред на сумму 8 миллионов рублей. Работников предприятия оштрафовали. Сумма штрафа не оглашалась.

«Несколько месяцев назад очистные сооружения полностью остановились. Вышло из строя дорогое импортное оборудование. Из–за происходящих в стране событий его невозможно заменить», – говорит Наталья Давиденко.

«Бабушкин патруль» работает в Аткарске уже три года. Это 25 пенсионерок, которые научили 25–тысячный городок по–новому относиться к своей реке. Пожилые женщины, в том числе, 80–летние бабушки своими руками собирали мусор на берегах Аткары. И довольно скоро заметили, что новые свалки перестали появляться. «Мы сами не ожидали, что люди окажутся настолько отзывчивыми. На субботники приходит по 200 человек. Каждая семья чистит берег у своего дома. Что же теперь получается: жители следят, чтобы на берегу не было ни одного фантика, а в реку льется неочищенная канализация?» – говорит Наталья.

 

Фото Матвей Фляжников

 

Росприроднадзор, отобрав пробы, убедился, что в речной воде превышена предельно–допустимая концентрация фосфат–иона  –  в 1,4 раза (эти вещества содержатся в бытовой химии, попадая в водоем, они нарушают биологическое равновесие и вызывают рост сине–зеленых водорослей), сульфат–иона  –  в 2,2 раза (это соли серной кислоты, которая используется, в частности, при производстве майонеза и соусов), железа  –  в 6,1 раза (его источником могут быть старые трубы; купание в воде с высоким содержанием железа приводит к дерматитам), аммоний–иона  –  в 6,4 раза (источником загрязнения могут быть промышленные отстойники, животноводческие фермы, склады удобрений; употребление такой воды приводит к гипертонии, болезням суставов, нервным и дыхательным нарушениям).

Управление Росприроднадзора готово провести внеплановую выездную проверку. Но в этом году по постановлению правительства РФ любые проверки хозяйствующих организаций могут проводиться только по согласованию с прокуратурой. Эта мера должна была защитить бизнес, пострадавший из–за санкций, но в реальности может привести к экологической катастрофе. Наталья Давиденко опасается, что, пока ведомства будут проводить согласования, «маленькая Аткара  –  ее длина всего 50 километров, – погибнет».

 

Фото Матвей Фляжников

 

Причиной подтопления канализационными стоками послужило засорение канализационных коллекторов, проложенных по улицам Аткарска. По информации ГУП СО «Облводоресурс», для ликвидации засоров на коллекторах на протяжении трех последних недель в Аткарске при помощи каналопромывочной машины проводятся работы по прочистке канализационных коллекторов. Работы планируется завершить до 17 июля 2022 года.