«Что за правосудие?» Чем закончился скандал с пытками в саратовской тюремной больнице

Оценить
«Что за правосудие?» Чем закончился скандал с пытками в саратовской тюремной больнице
Саратовская пенитенциарная система неожиданно приобрела всемирную известность осенью прошлого года, когда правозащитный проект Gulagu.net опубликовал фото и видео пыток в ОТБ-1.

Об издевательствах в туберкулезной больнице саратовские правозащитники и адвокаты говорили много лет. Но на этот раз видеодоказательства были вывезены во Францию. Российские власти, в то время еще беспокоившиеся о международном реноме, отреагировали шумно. Потеряли кресла начальники региональной и федеральной службы исполнения наказаний. Руководитель ОТБ отправился в СИЗО. Президент Владимир Путин на заседании совета по правам человека заявил, что в этом «нужно разобраться», и потребовал «системных мер». 

Несмотря на внешнюю бурную деятельность, ФСИН постаралась замять скандал изнутри. Как рассказывает саратовская адвокат Снежана Мунтян, в колониях проводились массовые обыски, чтобы заключенные, прошедшие через пытки в ОТБ и других исправительных учреждениях, испугались и передумали жаловаться. По мнению защитника, осужденных с активной жизненной позицией провоцировали, чтобы обвинить в дезорганизации деятельности исправительного учреждения. 

Кто здесь в белом? 

Интерьеры Энгельсского районного суда выглядят очень бюджетно. Двери в зал заседаний выкрашены в грязно-розовый цвет. Внутри—желтые деревянные лавки, напоминающие школьную мебель конца прошлого века. Жужжат люминесцентные лампы на потолке, но светят не все. На полу—линолеум с заплатками. Узкие оконца под потолком открыты настежь, но на полную мощность работает кондиционер. В зале очень холодно. 

В клетке—бородатый мужчина в черной рубашке. Заур Дзуев отбывает не первый срок. Судим за разбой, кражи, торговлю наркотиками. Сейчас обвиняется по статье 321 УК «Дезорганизация деятельности исправительного учреждения». 

«Это человек с активной жизненной позицией. Если он видит нарушения, не смолчит», – рассказывает о подзащитном адвокат Снежана Мунтян. В конце октября 2021 года в ИК-2, где находился Дзуев, проводился обыск. 

«Собрали сотрудников со всех колоний. Они заводили заключенных по одному в молельную комнату, оборудованную при отряде. Дзуеву приказали полностью раздеться в присутствии всех сотрудников. В помещении собрались 10-15 человек с видеорегистраторами. Дзуев напомнил, что находится в молельной комнате, и попросил полотенце или простынь. Просил, чтобы большая часть сотрудников вышла, зачем показательные выступления?—говорит адвокат.—Он не отказывался категорически выполнять требования сотрудников, а пытался договориться. Его просьбы проигнорировали. К Дзуеву применили силу. В суде был представлен короткий фрагмент видео, снятый в удобном для стороны обвинения ракурсе. Но даже и по этому фрагменту понятно, что Дзуев всего лишь отвел руки сотрудников. В деле двое потерпевших—очень крепкие мужчины. Смешно было слушать, что от этого прикосновения они испытали острую физическую боль». 

На следствии интересы Дзуева представлял адвокат по назначению. Он вовремя не заявил о свидетелях защиты, которых нужно будет вызвать в суд. Дзуева даже не ознакомили с материалами дела. 

В зал входит судья—блондинка с распущенными волосами и маникюром морковного цвета. Перед собой судья кладет мобильник и, ведя процесс, косится на экран. 

Адвокат просит выключить кондиционер, так как только что вышла с больничного. «К сожалению, не могу, – отвечает судья.—У меня давление». 

Защитник ходатайствует о приглашении свидетелей. «25 октября при обыске около 30 осужденных в этом же отряде в знак протеста совершили акты членовредительства. Важно выяснить, что там происходило», – объясняет Мунтян. 

Гособвинитель—дочерна загорелый мужчина в синей прокурорской рубашке—поднимает глаза от стола и говорит, что ходатайство необоснованно. «Совещаясь на месте, суд отказывает», – тут же заявляет блондинка в мантии. 

С такой же скоростью суд отказывается истребовать полную видеозапись с места преступления. 

Защита просит отложить заседание, чтобы подсудимый мог подготовиться к даче показаний—сделать это раньше было невозможно, так как адвокат болела. «Я и следователю хотел дать показания, но в присутствии адвоката по соглашению. Следователь меня не услышал и подписал документы за меня», – заявляет Дзуев. Судья на эти слова не реагирует. 

Дзуеву, не без труда говорящему по-русски, дают на подготовку 15 минут. Он не успевает. Судья объявляет, что расценивает поведение подсудимого как отказ от дачи показаний. 

«Что за правосудие?» – громко спрашивает человек в клетке. Адвокат интересуется у прокурора, что он думает о происходящем? «Мне всё равно, у меня пять-шесть процессов в день», – отвечает тот, продолжая разглядывать пространство. «Вы спите спокойно?» – не отстает Снежана. «Нормально я сплю», – пожимает плечами обвинитель, выходя в коридор. Через стену слышно, как у себя в кабинете судья обсуждает прошедшее заседание по телефону. 

На лавке у входа в зал ждет худощавая женщина с детской косичкой и резкими морщинами на лице. Посетительница явно не первый день «после вчерашнего». «Пришла? Судить тебя будем!» – со смехом сообщает ей прокурор. 

«Никто не жаловался» 

Первые уголовные дела о пытках в ОТБ были возбуждены в начале 2021 года. В феврале началось следствие по делу о сексуальном насилии над Александром Веселовым. 38-летний мужчина, осужденный за кражу, отбывал наказание в красноармейской ИК-7. Летом 2020 года его привезли на лечение в туберкулезную больницу. Здесь активисты изнасиловали его шваброй, вымогая 10 тысяч рублей. 

В марте 2021-го возбудили дело по заявлению Андрея Шварца. Он также находился в ОТБ в 2020-м году. У него насильники требовали 50 тысяч рублей. Ранее молодой человек отбывал наказание за разбой и убийство в энгельсской ИК-2. Там его также избивали и вымогали деньги. 

В июне было возбуждено уголовное дело о насилии над 38-летним Павлом Шереметом. Отбывая наказание за разбой в балашовском ЛИУ-3, мужчина жаловался на некачественное питание. Весной 2021-го его этапировали в ОТБ, которая давно считалась среди заключенных местом «перевоспитания» для неудобных. Шеремет рассказал об издевательствах адвокату Снежане Мунтян. Защитник передала видеозапись в прокуратуру, Следственный комитет и местные СМИ. 

Как рассказывали родственники пострадавших, в течение нескольких месяцев расследование шло вяло. Дело велось в отношении «неизвестных лиц». Активисты, фамилии которых называли все три жертвы, имели статус свидетелей и свободно передвигались по территории ОТБ. 

Осенью фото и видео пыток, происходивших в больнице, опубликовал правозащитный проект Gulagu.net. Архив записей с видеорегистраторов, которые использовали насильники, вывез во Францию бывший заключенный Сергей Савельев. В ОТБ молодого человека, осужденного за перевозку наркотиков, использовали как бесплатного сисадмина. Он имел доступ ко всем служебным компьютерам. 

Саратовская ОТБ оказалась в топе новостей. Спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил, что информация о пытках в саратовской ОТБ стала для него «шокирующей». «Это стало возможным при безмолвии институтов гражданского общества и институтов уполномоченного по правам человека в регионе», – отметил Володин. 

Уполномоченный по правам человека в Саратовской области Надежда Сухова рассказала «Свободным новостям», что к ней не поступало жалоб на насилие в учреждениях ФСИН. 30 сентября, за несколько дней до начала скандала, омбудсмен побывала в ОТБ, «разговаривала с осужденными - никто не жаловался». 

Правоохранительные органы, судя по всему, оказались в некотором замешательстве. Октябрьский районный суд Саратова заочно арестовал Сергея Савельева по обвинению в неправомерном доступе к компьютерной информации. Молодого человека объявили в международный розыск.Через неделю областная прокуратура отменила постановление о возбуждении уголовного дела и обратилась в Первый кассационный суд с просьбой об отмене меры пресечения. Суд с такой же легкостью согласился. 

Руководитель регионального управления ФСИН Алексей Федотов отправился в отставку. Были уволены 18 сотрудников управления. Позже президент освободил от должности и директора федеральной службы исполнения наказаний Александра Калашникова. В СИЗО оказались бывший начальник ОТБ-1 Павел Гаценко и начальник отдела безопасности больницы Сергей Мальцев. «Он по жизни добрый, как телёнок», – говорил о своем подзащитном адвокат Гаценко Игорь Максимов в интервью Russia Today. 

«Максимально замять скандал» 

Адвокат Снежана Мунтян рассказывала журналистам, что осенью в ОТБ больше 30 заключенных написали заявления об изнасилованиях и избиениях. По сведениям Gulagu.net, через пыточную прошли больше 200 человек. По словам Мунтян, еще около 400 осужденных из ИК-13 были готовы рассказать о вымогательствах в этой колонии, где также действовал пыточный конвейер. 

Для расследования в Саратов направили первого замначальника Главного оперативного управления ФСИН Антона Ефаркина (ранее его фамилия упоминалась в связи с жалобами на избиения заключенных в Красноярском крае). Он стал временно исполняющим обязанности начальника регионального УФСИН. Три недели в саратовских колониях работала комиссия под руководством главного инспектора уголовно-исполнительной системы Александра Зубова. 

Как рассказывала журналистам саратовская адвокат Аза Алиева, перед приездом комиссии заключенных в колониях предупреждали, что никаких жалоб не должно быть. «Люди ожидали, что приехавшая из Москвы комиссия их услышит и поможет. Но Зубов, опрашивая осужденных, пообещал «превратить вашу колонию в голубую», – описывала Алиева события в ИК-7. По словам адвоката, в знак протеста осужденные ночью вышли из бараков. 

ФСИН утверждала, что заключенные этой колонии устроили бунт после обыска с изъятием запрещенных предметов (здесь нашли мобильники, самогонный аппарат, ножи, заточки). В штрафном изоляторе ИК осужденный ударил одного из проверяющих кулаком в грудь. Подобные обыски прошли в энгельсских ИК-2 и ИК-13. 

По словам Ксении Собчак, опубликовавшей в Telegram-канале «Кровавая барыня» докладную записку с итогами внеплановой инспекции работы саратовского УФСИН, проверяющие ничего не пишут о пытках. Комиссия отмечает умышленное искажение отчетности, недостаточную борьбу с лидерами группировок заключенных  и передачу осужденным части функций администрации. 

В декабре в туберкулезной больнице, СИЗО, ИК-10 и ИК-13 побывали члены совета по правам человека Андрей Бабушкин и Ева Меркачева. Меркачева рассказала «Эху Москвы», что администрация ОТБ пыталась скрыть следы пыток—в палатах, где насиловали людей, заменили даже полы. Бабушкин подчеркнул, что издевательства происходили «при попустительстве прокуратуры».Представители надзорного ведомства отказались разговаривать с членами СПЧ. 

Президент Владимир Путин на встрече с членами совета заявил, что в происходящем в пенитенциарных учреждениях «нужно внимательно разобраться, здесь нужны системные меры». 

Как сообщал Telegram-канал Baza, воры в законе также обсудили проблему и приняли решение, что жертвы изнасилований в ОТБ не будут понижены в тюремной иерархии. 

В январе саратовские адвокаты Снежана Мунтян и Аза Алиева рассказали журналистам, что их подзащитных, заявлявших о пытках, этапировали в другие регионы, – Омск, Пермь, Самару. «Система пытается максимально замять скандал. Жалобщиков отсылают подальше, чтобы они не могли общаться с адвокатами и родными, ужесточают условия содержания. Пока никто из них не отказывался от своих слов. Жесткие меры применяются, чтобы напугать других потерпевших, показать им: не смейте жаловаться, а то хуже будет», – полагает Снежана Мунтян. 

Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин заявил, что по делу о пытках в ОТБ признаны потерпевшими 13 человек.Обвинение в изнасилованиях предъявлено четырем осужденным. По мнению Бастрыкина, их целью было «устрашение и вымогательство». В действиях Гаценко и Мальцева, которых изначально подозревали в организации групповых изнасилований, следствие усматривает сейчас лишь превышение должностных полномочий. 

В феврале в ОТБ побывали члены общественно-наблюдательной комиссиии уполномоченная по правам человека Надежда Сухова.«Теперь осужденные не боятся туда ездить, а некоторые не хотят выезжать обратно», – сказала омбудсмен на заседании областной думы. 

В июне саратовское УФСИН получило нового начальника уже без приставки врио. Ведомство возглавил Александр Робота, переведенный из Чувашии.