«Нам это село нужно. Мы хотим здесь жить». Жители Чернышевки добиваются восстановления водопровода и возвращения школы

Оценить
«Нам это село нужно. Мы хотим здесь жить». Жители Чернышевки добиваются восстановления водопровода и возвращения школы
Село Чернышевка Новобурасского района стоит на реке Чардым. Но воды в селе нет. Деревенский водопровод сломался еще при колхозе. Жители пользовались скважинами во дворах. Несколько лет назад скважины и колодцы по неизвестной причине обмелели.

Воду в Чернышевку привозят на «Газели» из соседней Тепловки два раза в неделю. Жители говорят, что эту вонючую жидкость невозможно использовать даже для технических нужд.

Курицу напоить нечем

На въезде в Чернышевку нам встречается желтая «Газель»-водовозка, возвращающаяся в Тепловку. «Сегодня даже половину бочки не разобрали. В этой бочке на дне – зеленая тина. Люди отказываются от такой воды, запах невыносимый!» – возмущаются женщины с пятилитровыми бутылками. Жительница села Юлия откручивает крышку. Вода воняет гнилью.

Воду в Чернышевку два раза в неделю привозят за счет Тепловского муниципального образования. «Рабочие говорят, что набирают воду в здании администрации. Но выглядит она так, как будто ее начерпали из пруда с дохлой рыбой», – говорят жительницы.

Фото Надежда Андреева

«Этим даже посуду нельзя мыть. Я три ведра взяла курицам, потому что больше поить нечем», – разводит руками Юлия.

При колхозе в селе работал водопровод, бравший воду из Чардыма. Уличные колонки стояли через каждые 200 метров. Очистных сооружений не было. Трубы забились песком и ракушками. В 1990-е вышел из строя насос.

Местные жители пробурили скважины. Несколько лет назад вода по неизвестным причинам ушла. В одних скважинах воды теперь совсем немного, так что не хватает полить огород, в других – не осталось совсем. Перед сгоревшим домиком сельского медпункта – пересохшая общественная скважина. Труба, по которой раньше выкачивали воду, прикрыта плоским камнем.

Питьевую воду жители привозят из других сел или из Саратова. «У меня пенсия – 13 тысяч. На такие деньги за водой не наездишься, – вздыхает Юлия. – Со мной живут два внука. Как с детьми без воды? Берем у соседей, чтобы кушать сварить. Но совесть-то не позволяет постоянно пользоваться чужой добротой».

«Я за 30 тысяч нанял местных бурильщиков. Пробурили скважину. Оказалось, внизу – плывун. Набирается полведра воды, остальное – песок. Вызвал бригаду из Саратова. Сделали скважину 50 метров глубиной. Без толку! Не смогли даже трубу поставить – сразу песком затягивает», – рассказывает Виталий Забуга.

Фото Надежда Андреева

У Виталия пятеро детей. Старшему сыну – шестнадцать лет, младшему – четыре года. Дом в Чернышевке семья купила на материнский капитал. «Мы хотели бы жить здесь постоянно, но нет никаких условий! Вот и снимаем квартиру в Саратове», – говорит мужчина.

В скважине, пробуренной во дворе Карины Ивасюк, вода есть. «Но вы посмотрите, какого она качества!» – Карина кладет шланг в эмалированную кастрюлю. На фоне белых стенок особенно заметно, что вода – коричневая. За минуту на дне образуется песчаный осадок.

Местные жители хотели бы, чтобы в село провели водопровод с соседнего родника или из Чардыма (для речной воды нужно установить многоступенчатые фильтры). Администрация Новобурасского района сообщила «Свободным», что строительство водопровода для Чернышевки обойдется в 16 миллионов рублей. Смету передали в областное министерство строительства. Правда, районные чиновники сделали это только после того, как жители села обратились к спикеру Госдумы Вячеславу Володину и губернатору Валерию Радаеву.

«Нам это село нужно. Мы хотим здесь жить, поэтому боремся за Чернышевку», – говорит Карина. 

Фото Надежда Андреева

«У нас украли школу»

Ворота сельской школы открыты настежь. Слева – заросший травой стадион. Двухэтажное кирпичное здание почти не видно за кустами сирени и боярышника.

«Школа была отличная! Двое моих старших детей ее закончили, сами поступили в колледж Гагарина и в медицинское училище», – рассказывает Касым Мамедов. Ученики сами выращивали для столовой овощи на огороде, ухаживали за цветниками, работали в столярной мастерской. В школе работали футбольная, волейбольная, лыжная секция, тир и т.д.

Зданию требовался ремонт. Крыльцо просело. Целый год дети ходили на уроки через черный ход. Судя по всему, чиновники нашли способ не тратиться на реконструкцию.

«20 августа к нам домой пришла директор, сказала: срочно забирайте документы, школу закрывают, детей будут возить в Тепловку. Ну и я забрал», – вспоминает Касым.

Фото Надежда Андреева

Сельские активисты полагают, что чиновники и школьная администрация хитростью заставили родителей забрать документы, а потом представили дело так, будто сельчане сами хотят каждое утро отправлять своих детей за 27 километров в Тепловку.

Сейчас в Тепловке учатся двое младших детей Мамедова. Школьный автобус забирает ребят из Чернышевки в 7.30. Остановочного павильона в деревне нет. И в дождь, и в снег малыши ждут автобуса на обочине под открытым небом. Касым рассказывает, что раза три за прошедшую зиму автобус не приехал – не успели почистить дорогу до села. Иногда детей привозят обратно в пятом часу вечера. Фонари в деревне есть, но из-за скачков напряжения лампочки часто перегорают. Тротуары развалились, ходить можно только по проезжей части.

«Как можно отпускать ребенка одного? Мы с женой оба работали. Я – на заправке в Саратове, она – на мебельной фабрике. У нее зарплата больше, поэтому уволился я. Утром провожаю детей, вечером – встречаю. Жена меня подкалывает, мол, живешь на мою зарплату», – смеется Касым.

Прошлой осенью сельчане приходили к закрытой школе с плакатами «У нас украли школу». «Стояли до 3.00 часов ночи! Боялись, что из школы всё вывезут и разорят. Районная прокуратура на наши жалобы не реагировала, но мы дозвонились в Генеральную! – вспоминает Карина Ивасюк. – На сходах граждан мы не раз говорили: хотим, чтобы наши дети учились в нашей школе. Чиновники говорят: пишите заявления, – а сами прыгают в машину и уезжают».

Звездный транспорт фельдшера

Единственная в селе детская площадка находится возле памятника погибшим в Великую Отечественную. Качели-карусели, выкрашенные в яркие цвета, установил местный фермер.

Деревенский медпункт работает в помещении детского сада (собственное здание ФАПа сгорело в 2005 году). Под крыльцом припаркован звездный транспорт – зеленый велосипед марки «Альтаир». На нем фельдшер Галина Ивановна объезжает пациентов. «Наше село имеет вытянутую форму, почти пять километров в длину. За селом живет семья с ребенком до года. Младенца нужно регулярно навещать», – рассказывает фельдшер. В медпункте она работает больше 35 лет.

Коридор ФАПа выглядит более, чем скромно. В кабинет хозяйка не приглашает, ссылаясь на то, что с прессой позволено беседовать только с разрешения главного врача. «Помещение у нас нормальное, удобно, тепло. Воды бы достаточное количество, – тихо говорит собеседница. – Сейчас воду привозят. Она бывает с осадком, нужно отстаивать и кипятить».

Еще одна мечта сельского фельдшера – чтобы в селе появилась аптека. Сейчас Галина Ивановна собирает с земляков заявки и по пятницам привозит лекарства из райцентра.

«Детей маловато, поэтому они поют сольно»

Здание сельского клуба покрыто позеленевшим от времени шифером. Капитальный ремонт обещали в 2023 году, теперь перенесли на 2024-й.

На киноафише, висящей на крыльце, две картины – мультфильм «Огонек-Огниво» и «Дорога на Берлин». Кинозал в Чернышевке работает ежедневно, кроме понедельника. В 16.00 – детский сеанс, в 18.00 – взрослый. «Фильмы те же, что и в городе, а цены доступные: 20 рублей – детский билет, 25 – взрослый», – улыбается киномеханик Светлана Максимова. В отличие от городских мультиплексов, местный кинозал не страдает от ухода голливудских студий: репертуар здесь всегда состоял из отечественных фильмов, присланных областным киновидеоцентром.

Фото Надежда Андреева

В клубном зале – аутентичный пол из длинных рыжих досок, вполне подошедший бы для музейной экспозиции об эпохе развитого социализма. На сцене – блестящий занавес кофейного оттенка, в партере – новые мягкие кресса. Кино здесь показывают на современном оборудовании. «Но и старая аппаратура в идеальном состоянии, – Светлана поглаживает металлический бок большого зеленого проектора. – Мой папа работал киномехаником 40 лет, я – уже 22 года».

Спрашиваю, много ли зрителей сюда приходит? «Раньше был полный зал. Ребята после уроков бежали в кино. Из-за закрытия школы многие уехали», – разводит руками женщина.

Киномеханик со своим экраном и проектором участвует во всех клубных праздниках. «В месяц у нас бывает 20-25 мероприятий», – Светлана листает новостную ленту на страничке клуба. В Чернышевке отмечают самые разные даты – от народного праздника Жаворонки до дня местного самоуправления.

Фото Надежда Андреева

В клубе работает библиотека, кружок декоративно-прикладного творчества и рисования, хор для пенсионеров. «Детей маловато, поэтому они поют сольно, – объясняет методист Светлана Скирдова (раньше она работала учителем начальных классов). – Из Тепловки дети приезжают поздно. Им хочется в клуб – общаться, заниматься чем-то интересным, но после учебного дня и дороги они уже никакие».

Светлана Николаевна приехала в Чернышевку в 1991 году. Учителям давали здесь квартиры. В школе училось больше 130 человек. Здание рассчитано на большее количество учеников. Педагоги были уверены, что со временем заполнятся все классы. «Село, я считаю, процветало. А сейчас работы нет, воды – нет, транспорта – нет. Молодые разъезжаются. Пенсионеры теперь – основа села», – вздыхает бывшая учительница.

Уехать нельзя остаться

«Переезжать в город – выход не для всех. У меня единственное жилье здесь. Два года осталось платить кредит за дом», – говорит Карина Ивасюк.

Рабочих мест в селе мало – детский сад, клуб, два КФХ. Муж Карины работает у фермера. Ей устроиться некуда. Из-за отсутствия официальной работы молодая мама не может оформить детские пособия.

Малоимущие семьи имеют право заключить соцконтракт с управлением соцзащиты и получить выплату для «преодоления трудной жизненной ситуации». В прошлом году на эту выплату Карина купила двух телок. «В этом году оформляю соцконтракт уже месяц. Сначала мне пытались отказать, теперь соцзащита никак не доедет посмотреть сарай», – отмахивается девушка.

Большая часть местных жителей работает на мясокомбинате, который присылает сюда служебный транспорт. «Автобус приходит в 6.00. Рабочий день – с 8.00 до 20.00. Дорога домой – еще полтора часа. График: два дня в день, два – в ночь, потом отсыпные. Зарплата – всего 15-20 тысяч рублей», – разводит руками Виталий Забуга.

Найти другие варианты работы в городе, оставаясь жить в селе, сложно, ведь в Чернышевку не ходит общественный транспорт. До трассы нужно идти пешком семь километров, дальше – на попутках. «Хотелось бы, чтобы автобус заезжал в Чернышевку утром и вечером хотя бы три раза в неделю, – говорит Виталий. – Мы разговаривали с министром транспорта Алексеем Петаевым. Ответ министра нас поразил, он сказал, мол, над вашей деревней и самолеты летают, но это не значит, что они будут здесь делать остановку».