Цена разбитой коленки – 10 тысяч рублей. Как выиграть суд у администрации Саратова

Оценить
Цена разбитой коленки – 10 тысяч рублей. Как выиграть суд у администрации Саратова
21 апреля судья Кировского районного суда Екатерина Гурылёва, наконец, вынесла решение по моему иску к администрации района и города. Мои требования было решено удовлетворить частично.

Краткое содержание предыдущих серий:

25 ноября прошлого года моя старшая дочь поскользнулась на льду по дороге в школу и расшибла себе колено. Удар был таким сильным, что на колене лопнула кожа. Когда в школьном медпункте ей пытались остановить кровь, это заняло довольно много времени. А мне в мессенджер Танька прислала фотографию окровавленной ноги – страшное зрелище. 

В то утро был первый мороз и никаких осадков. Даже в теории найти лёд в городе было проблематично. Все вопросы отпали, когда такси, на котором я ехала за дочерью в школу, начало штурмовать потоки воды, непонятно откуда текущей по улице Соколовой. Брызги из-под колёс автомобилей образовали на тротуаре тонкую плёнку льда. На углу Соколовой и Университетской, перепрыгивая этот поток, дочь поскользнулась и приземлилась коленом на лёд. Ну, а дальше вы знаете. 

Взбесило, что из-за криворукости коммунальных служб – в этом месте течёт регулярно, но никого это, как будто, не волнует – пострадал мой ребёнок, а я убила кучу сил, нервов и денег, а ещё полноценный рабочий день, чтобы привести коленку дочери в порядок. Думаю, многие из вас бывали в травмпунктах. Очереди там – отдельное удовольствие. Как и штурм кабинета хирурга в районной поликлинике. 

Эта злость и вылилась в итоге в иск. Мне кажется, это правильный канал выброса агрессии. Можно ведь орать на пострадавшую сторону – глаза разуй, нахрена ты там попёрлась, и вот это всё. А можно предъявить претензии реальному виновнику происшествия – администрации, задача которой делать город удобным и безопасным для жизни. И если в первом случае мы точно никак не повлияем на окружающую обстановку, а в пострадавшей стороне прочно укрепим чувство, что она вообще никому не нужна, то во втором дадим понять пострадавшему, что мы на его стороне. И, может быть, заставим реального виновника исправить ситуацию. 

Справка из травмпункта  

Процесс 

Каюсь, одноименный роман Франца Кафки я не читала. Но сюрреализмом происходящего в судебном процессе насладилась полностью. 

Например. Мы с представителем попросили сделать соответчиком Концессии водоснабжения. И вот почему. 

В комментариях под моим злобным постом в социальных сетях в тот злополучный день отметилась администрация Кировского района Саратова: 

«Добрый день! Наледь по ул. Соколовая образовалась в результате порыва на сетях ООО «КВС» по адресу: просп. им. 50 лет Октября, 34/56. 25 ноября проведены ремонтные работы, коммунальными службами территория очищена от наледи».  

Путь, который должна была проделать вода по версии администрации Кировского района 

В суде мы выяснили, что у автора комментария проблемы с историей и географией. Во-первых, вода должна быть крайне целеустремлённой, чтобы с этого адреса попасть на Соколовую: через дворы, жд-пути и автомагистраль. Во-вторых, авария была 11 ноября. А последствия её Водоканал ликвидировал 12-го.

Представитель районной администрации в суде сказала примерно следующее: ну у нас там какая-то девочка сидит на соцсетях. Она взяла последнюю имеющуюся информацию и её дала. 

Окей. А если у нас в органах управления все работают, как та девочка – «Нате, и отвалите!»?

Потом долго рядили, кто же несёт ответственность за благоустройство конкретного участка улицы? Районная администрация тут же ушла в кусты: у нас договор с комитетом дорожного хозяйства, благоустройства и транспорта города, и с «Дорстроем». Спрашивайте у них. Представитель комитета дорожного хозяйства на следующее заседание принёс классную бумажку, которая доказывала, что именно 25 ноября благоустройство этого участка тротуара было ответственностью администрации района.  

Фото Анна Мухина 

В день, когда на заседании суда присутствовала моя дочь, снова представители администраций показали уровень компетенций в уходе от ответственности. 

– Девочка, - спросили они, - а в момент падения у тебя обе ноги были на тротуаре?

– Нет, одна.

– А где была в этот момент твоя ВТОРАЯ нога?

– В воздухе! – ответила Таня и посмотрела на юристов как на идиотов. 

Хотя ничего идиотского в их вопросе не было – если вторая нога была на дороге, то это точно не ответственность района. Дороги – это целиком и полностью город. Пусть и расхлёбывается. 

- Раз вы у нас все отказываетесь от ответственности, я заказываю экспертизу! – решила судья. 

Эксперты Саратовского департамента судебных экспертиз вместе с нами и представителем от КВС выехали на место событий 17 марта. От автобусной остановки мы добирались по козьей тропе среди сугробов. Мимо развалин старинного дома и промзоны. Зимой по утрам на этом участке ещё и абсолютная темнота. А в школу здесь идёт не только моя дочь. Лицей гуманитарных наук – престижное место учёбы. Сюда съезжаются ученики со всего города. И далеко не всех родители на машинах возят.

Злополучный тротуар, который в свое время был покрыт льдом, в середине марта был завален снегом. Было ощущение, что ковш снегоочистителя не касался этого тротуара никогда. Представители администрации – районной, да и городской, кстати, на место проведения экспертизы явиться не удосужились. А им было бы полезно.  

 

Экспертиза стоила 39 тысяч рублей. Изначально стоимость ложится на плечи истца. Но мой представитель посоветовал сперва дождаться решения. Обычно судебные издержки ложатся на тех, кто проигрывает спор. При этом экспертная организация не имеет права эту работу не сделать. 

Экспертиза подтвердила: травма колена характерна для такого рода падения. А наледь в тот день действительно образовалась из-за текущей откуда-то воды. 

В суде нам так и не удалось выяснить, кто виновник той аварии, а также вечной течи по этому участку улицы Соколовой. КВС со схемами и планами в руках доказывает – «наших труб там нет. Только промышленные предприятия и частный сектор». А обе администрации вообще не в курсе, чьи там трубы, что текло и звонил ли кто-нибудь в единую диспетчерскую службу в этот день. 

На последнем судебном заседании все ответчики снова ушли в отказ. Никто не счёл себя надлежащим. Но никто, кроме Водоканала, и не предоставил доказательств, что в то утро пытался справиться с последствиями потопа. Представитель прокуратуры наши требования поддержала в полном объеме. 

В конце концов, судья, исследовав материалы дела, дала сторонам высказаться. И, заслушав всех, удалилась принимать решение. 

Ответственность за происшествие она возложила на администрацию города. После вступления в силу решения суда, город обязан выплатить мне и дочери компенсацию морального вреда в размере 10 тысяч рублей. 

В этом решении меня, конечно, удивила не сумма. Меня удивил «надлежащий ответчик». 

- Суд внимательно слушает всех и всё, - заметил мой представитель, намекая на мою насквозь пропитанную политикой речь в прениях. Я сказала, что не гонюсь за деньгами, мне важна справедливость. И мне важно, чтобы ответственный за происходящее в городе нашёлся уже наконец. 

Немного политики в гражданском процессе 

Я считаю, что у нас, горожан, в отсутствие права свободно собираться и выражать свое мнение, остался чуть ли не единственный способ воздействовать на городское управление. И это суд. Острыми палками исков стоит тыкать в городских чиновников даже не для того, чтобы вам компенсировали лечение и моральный вред (хотя и это тоже), а чтобы хоть что-то в городе поменялось. В лучшую уже сторону. 

Я, как и мои коллеги, работаю с информационной повесткой. У нас перед глазами каждый день строится мозаика городских происшествий. Порывов, прорывов, падений льда, падений на лёд, падений в люки, падение стен. 

Город, который я люблю, каждую зиму делается непроходимым, каждую весну напоминает оттаивающую какашку, таит в себе угрозы, большая часть из которых устранимы при грамотном управлении. 

Никто не отменяет форс-мажоры. Но если у вас из года в год в одном и том же месте течёт труба, то это не форм-мажор. Это пофигизм. Не из-за наледи, а из-за пофигизма ребёнок разбивает коленку, бабушка ломает позвоночник, человек становится жертвой падения стены сносимого дома. 

Но всё, что мы с вами каждый день видим в действиях городских властей – это размывание ответственности. Там каждый день никто ни в чем не виноват, и я не я, и лошадь не моя. И стена не моя, и не у меня текло, а тут вообще рыбу заворачивали. И тоже не я. Как будто город Саратов существует в вакууме, отдельно от городской администрации, которая тоже непонятно чем управляет. 

Благоустройство – это не только про цветы в клумбах и отсутствие мусора. Благоустройство – это про безопасность. Два с половиной года назад на территории Кировского района убили девятилетнюю Лизу К. Она, как и многие её однокашники, ходила в школу через гаражный кооператив. Итог мы знаем. Девочки нет, а дорога в школу по-прежнему опасна. 

После этой громкой истории общественное движение «Жить здесь!» предложило свою волонтёрскую программу «Дорога в школу» - горожане сами отмечали на интерактивной карте города подходы к школам города, которые кажутся им небезопасными. Но карта есть, а действий городских управленцев по созданию безопасных подходов – нет. 

Текущая труба – это тоже про безопасность. На том перекрёстке по льду можно было бы легко улететь под колеса автомобиля. И Таньке просто повезло, что она отделалась шрамом. 

Я люблю этот город. Я в нем взрослела и живу всю сознательную жизнь. Мне неприятно читать отклики гостей Саратова о том, что тут невозможно находиться. Неприятно видеть, как проваливается асфальт после вскрышных работ, как тот же асфальт смывает вместе со снегом. Как лужи на перекрёстках вынуждают пешеходов обходить их прямо по дорогам с интенсивным движением. Мне страшно и обидно, когда старинные дома теряют куски стен. И хорошо, если эти куски стен падают не на голову прохожим. 

Я считаю, что администрация должна учиться брать на себя ответственность за собственную некомпетентность: «Да, я отвечаю за то, что происходит на вверенном мне участке. А значит, договариваюсь с жителями, предприятиями, коммунальными службами. Значит, развиваю навыки коммуникации и ищу компетентных специалистов, которые хотя бы, для начала не путают 12 ноября с 25-м. А Соколовую с проспектом 50 лет октября».

Учитесь уже договариваться с горожанами, с бизнесом, с ресурсниками. Давайте как-то вместе сделаем город приятным и безопасным для жизни. 

Вместо послесловия 

Хочу выразить огромную благодарность Андрею Ларину и Геннадию Филю, юристу, который представлял меня в суде. Без вашей поддержки и помощи я бы не справилась.