Штурм «Горбатой горы». Путин рассуждает о консерватизме, а чиновники примеряют, как еще завернуть гайки

Оценить
Штурм «Горбатой горы». Путин рассуждает о консерватизме, а чиновники примеряют, как еще завернуть гайки
«Ведомости» сообщают, что на заседании общественного совета при Роскомнадзоре обсуждались новые ограничения, касающиеся «демонстрации контента с «нетрадиционными сексуальными отношениями и сексуальными девиациями».
  • Идеал их в сфере внутренней политики очень прост: ничего чтобы не было. Но как ни дисциплинирована и ни опутана наша действительность — даже и она не может вместить подобного идеала. Нельзя, чтобы ничего не было. Поэтому-то и выходит, что, едва отдохнув от побед, они уже вновь седлают коней и летят в бой с новыми опасностями, а когда и эти опасности будут побеждены, то возникнут и еще новые опасности, и опять надо будет спешить в бой. И все ради того, чтобы ничего не было...
  • Салтыков-Щедрин «Письма к тетеньке»

К сексуальным девиациям относятся педофилия, эксгибиционизм, садизм и мазохизм. На совещании предлагали дополнить закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», внеся изменения в статьи 10.5 и 10.6 этого закона. Эти статьи регламентируют обязанности владельцев онлайн-видеосервисов и соцсетей

10 ноября в Общественной палате РФ прошел круглый стол на тему «Законодательное регулирование деятельности онлайн-кинотеатров». Организатором мероприятия стала Комиссия ОП РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций. 

Солировала член ОП, глава Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина (Мизулина-дочь), которая, похоже, становится главной по защите россиян от интернета. Она заявила, что граждан беспокоит распространение через аудиовизуальные сервисы опасного контента, который может быть доступен детям. Ох уже анонимные, но очень беспокойные граждане. Именно на них любят ссылаться ревнители всяческих запретов, мол, народ просит.

«Когда мы говорим об опасном контенте, необходимо говорить обо всех площадках, на которых дети могут найти опасные материалы. Мы видим, что началась дискуссия о регулировании этого момента, озвучен целый ряд предложений: вариант Роскомнадзора — все, что запрещено на телевидении и в СМИ, нужно распространить и на онлайн-кинотеатры и кабельные каналы. Вариант, о котором говорит минкульт, — прокатные удостоверения для онлайн-кинотеатров. Третий вариант — верификация возраста пользователя, например через госуслуги», — сказала она. Парочка выступивших следом чиновников и депутатов Мизулину, понятно, поддержали.

Но были и несогласные. Генеральный директор МТС Медиа Игорь Мишин уверен, что «взрослый человек должен иметь право выбрать аудиодорожку. Позиция о полном запрещении демонстрации сцен сексуальной девиации неуместна вообще. Взрослый человек имеет право смотреть художественные произведения, где это изображается, по собственному выбору».

В завершение мероприятия Екатерина Мизулина выразила надежду на то, что дискуссия продолжится не только в ОП РФ, но и на других площадках. Это на самом деле хорошо: чем больше будет разговоров, тем позже перейдут к запретам. 

Блогеры и ведущие telegram-каналов, встревоженные инициативой цензурного комитета (будем называть вещи своими именами), тут же стали составлять свои списки сериалов, которые могут попасть под запрет. Дмитрий Колезев – главный редактор  Repablic (издание внесено Минюстом РФ в список иностранных агентов) предполагает, что под запрет могут попасть такие популярные сериалы как “Игры престолов». Ясное дело: королева Серсея живет со своим братом, принцессу Дайнерис ласкает служанка, да и вообще там много чего нехорошего. В  этом же списке обязательно окажутся «Миллиарды», где отношения главное героя со своей женой носят  нетрадиционный характер, можно сказать, садомазохистский. В «Короне» есть персонажи с гомосексуальными наклонностями. В сериале о байкерах «Сыны анархии» насильнику малолетних отрезают гениталии.  А фильмы? К примеру «Сумерки», где девушка отдается вампиру, это девиация или еще нет? С «Горбатой горой», где один ковбой полюбил другого ковбоя, а тот ответил взаимностью, все ясно, но тут цензоры не успели. И с «Богемской рапсодией» - вы же знаете сексуальную ориентацию Фредди Меркьюри – тоже не успели. Зато из фильма об Элтоне Джоне вырезали все сцены, которые могли рассказать, что артист – гей.

Что называется, в кон всей этой вакханалии попал депутат Госдумы Михаил Романов, которого возмутил выпуск шоу «Игра» на канале ТНТ, где комик Денис Дорохов в платье невесты и парике поцеловался с Александром Панекиным в костюме жениха. «Все же начинается с малой пропаганды. Поэтому я считаю, что мы должны на корню рубить такие веяния. Сегодня это юмор, завтра это уже пропаганда», — заявил депутат и  подал заявление в полицию. Шоу остановили, а ТНТ грозит штраф в полтора миллиона рублей.

Смотрел ли Романов прекрасный советский фильм «Здравствуйте, я ваша тетя»? Наверное, в силу возраста нет – он из молодой поросли питерских единороссов.   Александр Калягин весь фильм ходит в женском платье и настойчиво отбивается от ухаживаний мужчин. Не написать ли депутату Романову заявление в Следственный комитет? Большинства актеров уже нет с нами - ни Валентина Гафта, ни Михаила Казакова, ни Армена Джигарханяна. Но можно допросить Калягина

Но вернемся к планам Роскомнадзора регулировать деятельность онлайн-кинотеатров, например, – Ivi, Кинопоиск, Okko, Netflix.

Возникают дилетантские вопросы. Если у меня установлен один из этих сервисов, значит, я за них заплатил и волен смотреть все, что они могут предоставить. Ревнители нравственности говорят, что они заботятся, прежде всего, о детях. Ссылаются на закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Хорошо, а если у меня нет детей или они выросли? Также я могу запретить детям смотреть онлайн-кинотетры или поставить пароль. Пусть смотрят мультфильмы какие-нибудь невинные, «Южный парк», например (нет, тоже нельзя). До какой степени Роскомнадзор готов вмешаться в мою личную жизнь?

Многие блогеры, писавшие на эту тему, успокаивают читателей, да и себя  тоже, что это не планы Роскомнадзора, а просто разговоры на общественном совете ведомства. Возможно, это так и есть. Есть ситуации, когда позиции членов общественного совета какого-либо ведомства отличаются от позиции самого ведомства. Например, и мы об этом писали, члены совета при минкульте решили взять на себя роль  театральных цензоров. Сначала член совета Михаил Лермонтов (не родственник поэта) и его напарник по совету шансонье Денис Майданов – сейчас депутат Госдумы после жалоб «Офицеров России» на спектакль «Первый хлеб» в театре «Современник»,  объявили о желании проверить весь репертуар на соответствие «Стратегии национальной безопасности». Затем некто Александр Швейбель – тоже член совета при министерстве, возжелал проверить «насколько соответствует аспекту национальной безопасности, который недавно был озвучен нашим президентом и министром обороны», репертуар театра имени Ермоловой.

Громкие заявления никаких последствий не имели, а министр культуры Ольга Любимова заявила: «Не стоит приписывать ведомству идеи и суждения отдельных членов общественного совета. С нами эти предложения не обсуждались». 

В этих историях все понятно. Странным образом оказавшиеся в совете при минкульте инженер по сварочному делу Лермонтов и страховщик Швейбель захотели немного погреться в лучах известности и славы, пусть и сомнительной. Право же, трудно поверить, что эти люди реально озаботились нравственностью тех или иных спектаклей. Нет, здесь другое. Как известно, мы - страна победившего самопиара. К тому же, надо думать, нахождение в общественном совете федерального министерства несет определенные опции, потому надо подтверждать свою нужность. Лучше всего это делать громкими заявлениями на патриотические и нравственные темы.

В истории с заседанием общественного совета при Роскомнадзоре ситуация другая. В совете там сплошь малоизвестные люди, за исключением разве что Вахтанга Кипшидзе - заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ. 

Главным спикером был сам глава ведомства Андрей Липов. В своем выступлении он ссылался на речь президента Владимира Путина на сессии дискуссионного клуба «Валдай» 21 октября. Эта та речь, в которой президент объявил, что мы придерживаемся идеологии умеренного консерватизма, не разъяснив подробно, что же это такое. На мой взгляд, из этого определения следует только одно: кто-то из спичрайтеров президента знаком с биографией Ярослава Гашека. Великий чешский писатель еще в молодости вместе с друзьями хотел создать партию умеренного прогресса в рамках законности. В шутку конечно. Там умеренный прогресс, здесь умеренный консерватизм. Только Владимир Путин ничего не сказал о рамках законности.

В целом речь не вызвала широкого резонанса, некоторые обозреватели посчитали ее не программным заявлением, а личными размышлениями президента. Однако глава Роскомнадзора решил поддержать гаранта и, поговорив об умеренном консерватизме, предложил меры в том направлении, которое ему лучше всего известно. Надо что-нибудь еще запретить.  

Начали мы со строк великого писателя, писателями – тоже замечательными мы и закончим. У Ильфа и Петрова есть рассказ

«Саванорыло» (Тут отсыл к флорентийскому монаху Джиро́ламо  Савонаро́ла. Символом деятельности Савонаролы стал «костёр тщеславия» — так историки окрестили сжигание картин, книг, игральных карт, одежды, косметики на одной из площадей Флоренции). Рассказ короткий, настоятельно советуем его прочитать потому что он о наших временах, хотя и написан в 1932 году.

Например, такая сцена: разговор редактора с художником – автором рекламного  плаката для столовой. Редактор убеждает художника убрать грудь у изображенной на плакате официантки.

«Редактор. Грудь надо организовать. Не забывайте, что плакат будут смотреть женщины и дети. Даже взрослые мужчины.

Художник. Как-то вы смешно говорите. Ведь моя официантка одета. И потом, грудь все-таки маленькая.

Редактор. Бросим дискуссию. Все ясно. Грудь — это неприлично». 

В рассказе еще несколько примеров советского ханжества раннего периода. А финал такой, что не могу привести его целиком. 

«Это делали и делают маленькие кустарные Савонаролы. Они корректируют великого мастера Мопассана, они выбрасывают оттуда художественные подробности, которые им кажутся безнравственными, они ужасаются, когда герой романа женится. Поцелуйный звук для них страшнее разрыва снаряда.

Ах, как они боятся, как им тяжело и страшно жить на свете! Савонарола? Или хотя бы Саванарыло?

Нет! Просто старая глупая гувернантка, та самая, которая никогда не выходила на улицу, потому что там можно встретить мужчин. А мужчины - это неприлично.

- Что ж тут неприличного? - говорили ей. - Ведь они ходят одетые.

- А под одеждой они все-таки голые! -  отвечала гувернантка. - Нет, вы меня не собьете»!

Возможно, это была прабабушка Екатерины Мизулиной.

Все эти члены общественных советов, защитники интернета, эксперты в области нравственности и есть  современные кустарные Саванорылы, только слов модных набрались - «контент», «девиации», «верификация». Суть нисколько от этого не изменилась.