«Порезал спину, грудь, руку, бил кулаками и душил». Полиция восемь месяцев не возбуждала уголовное дело о вооруженном нападении на пенсионерку

Оценить
«Порезал спину, грудь, руку, бил кулаками и душил». Полиция восемь месяцев не возбуждала уголовное дело о вооруженном нападении на пенсионерку
Расследование затянулось на год, суд откладывается. Потерпевшая считает, причина в том, что сын нападавшего служит в Россгвардии.

Два года назад пьяный сосед проник в дом жительницы села Широкополье Валентины Болдовой и напал на нее с ножом. Женщина, передвигавшаяся на костылях после тяжелой операции, чудом отбилась от нападающего. Полиция возбудила уголовное дело только спустя восемь месяцев. Расследование длилось больше года. Сейчас материалы находятся в суде, но заседания откладываются. Как полагает семья пострадавшей пенсионерки, дело затягивается из-за того, что сын нападавшего служит в Росгвардии.

Домик в деревне

«На Севере бьешься с огородом – и ничего. Здесь палку воткни – зацветет», – Валентина Борисовна, улыбаясь, оглядывает свои грядки. На земле сушится свекольная ботва – на корм курам. Между кустами роз белеет глиняный ангел с флейтой.

«Желтую черешню посадили. Айва дала первый урожай. Вишни, абрикосы, груши!» – хозяйка с гордостью перечисляет достопримечательности своего сада.

«А мне больше нравилось на Севере, – вздыхает муж Валентины Борисовны Владимир. -Там воздух кислородом насыщен. Морозов я не боюсь». 

Валентина Болдова. Фото Матвей Фляжников 

Владимир родом из Новоузенского района. «После армии по комсомольской путевке поехал за длинным рублем. 220 километров от полюса, температура  – минус 45! Я водителем был. Жили в вагончике, одни мужики. Приспособились стирать белье соляркой. Арктическая соляра не воняет», – мужчина вдохновенно травит северные байки.

Валентина и Владимир познакомились в городке Вельске Архангельской области, вместе работали на деревообрабатывающем комбинате. Валентина Борисовна, коренная северянка, тогда одна растила двух сыновей. «Старший уже был в училище, младший – в школе. Я ответственности не боюсь. Стал вкалывать, чтобы полностью обеспечить семью, и Валя смогла отдать всё внимание дому и детям», – вспоминает Владимир. 

Фото Матвей Фляжников 

В 2009 году семья переехала в Саратовскую область. Сначала снимали квартиры в Энгельсе. В 2013-м взяли ипотеку и купили половину дома в Широкополье Энгельсского района.

«Это я сама построила», – Валентина Борисовна показывает самодельную игровую площадку во дворе. Дощатый домик, песочница из тракторной шины, заборчик из пластиковых бутылок. 

Фото Матвей Фляжников 

Фотографии внуков стоят на полочках в кухне. На холодильнике – надписанный красным маркером график дней рождения «любимых внучков». Валентина Борисовна – трижды бабушка, ждет четвертого внука. В доме всё обустроено для малышей. В гостиной – машинки и банки с фломастерами, в спальне – большой плюшевый медведь в панамке.

В этой маленькой комнате со старой яблоней под окном Болдова чуть не погибла.

Кто включает тормоза

За стенкой, в другой половине дома живет пенсионер Владимир Юнг. Отношения между соседями не заладились. «Был конфликт из-за водопровода. То ему музыка наша мешает, то собаки, то внуки. Грозил топором разрубить наш музыкальный центр», – вспоминает Болдова. 

Фото Матвей Фляжников 

1 ноября 2019 года Владимир ставил забор между участками. «Пьяный сосед подошел к нему с ножом. Муж крикнул, чтобы я вызвала участкового. Я тогда ходила на костылях после операции – мне поставили протез тазобедренного сустава. Я подошла к окну, без очков долго искала в телефоне номер участкового. Услышала сзади шорох. Повернулась – за спиной стоит Юнг. Он перелез через забор на задах и прошел в дом. Я почувствовала, как что-то жжет в боку, даже не сразу поняла, отчего. Когда он замахнулся второй раз, увидела нож», – Валентина Борисовна закрывает лицо платком.

«Юнг нецензурно пригрозил, что убьет меня. Костыли упали. Я, стоя на одной ноге, стала кое-как отбиваться. Он порезал мне правую грудь, ладонь, бил кулаками по лицу, повалил на кровать и стал душить , – рассказывает женщина. – Со двора прибежал Володя. Связал его ремнем. Меня перенес на диван в зал». 

Фото Матвей Фляжников 

По словам Болдовых, сосед со связанными руками выпрыгнул в окно, разбил стекло, ударился головой о цементную опалубку и ушел на свою половину.

К соседям приехал сын Сергей, сотрудник Росгвардии. «Кричал Володе: я тебя посажу, с лица земли сотру, слова непристойные. Перехватил «Скорую», которая ехала ко мне, -показал удостоверение и развернул к своему отцу. Вторая «Скорая» забрала меня в больницу. Я написала отказ от госпитализации, потому что боялась оставлять мужа одного», – рассказывает Валентина Борисовна.

Стороны конфликта подали друг на друга заявления в полицию. 

Фото Матвей Фляжников 

Уголовное дело о нападении на Болдову завели только в июле 2020 года. Полицейские квалифицировали действия нападавшего по статье 115 УК «Причинение легкого вреда здоровью». Пострадавшие считают, что здесь идет речь еще и о незаконном проникновении в жилище (статья 139 УК), но следователи признаков преступления не видят.

«Простейшее дело: пьяный сосед пырнул ножом. Но материалы перекидывали от следователя к следователю. Написали четыре тома, как про серийное убийство. Расследование шло больше года. Я спросил одного из следователей: если я, обычный человек без крутых покровителей, зайду в чужой дом и кого-нибудь порежу, что будет? Да меня сразу посадят!» – разводит руками сын пострадавшей Антон Боев.

«Я думаю, затягивание идет с помощью сына соседа Сергея Юнга. Если у отца будет судимость, то и у сына карьера завершится. Вот он и включает тормоза», – полагает Валентина Болдова.

Болдовы обращались в Росгвардию с жалобой на «ненадлежащее поведение сотрудника во внеслужебное время». Ведомство нарушений не нашло.

По словам пострадавших, неизвестные закидывают забор их дома камнями, наносят нецензурные надписи. «Спасает то, что родители и Юнги живут через стенку. Думаю, только поэтому нас еще не сожгли», – говорит Антон. 

Антон Боев. Фото Матвей Фляжников 

Владимир, работавший вахтовым методом на нефтепроводе в Самарской области, был вынужден уволиться, так как боится оставлять жену одну.

В сентябре дело передали мировому судье. Заседания несколько раз откладывались. Статья 115 УК относится к преступлениям небольшой тяжести. Срок давности привлечения к уголовной ответственности составляет всего два года.