За политиками и журналистами уже пришли, театрам – приготовиться. Кто следующий?

Оценить
За политиками и журналистами уже пришли, театрам – приготовиться. Кто следующий?
Член общественного совета при министерстве культуры Михаил Лермонтов
Политика, СМИ и театры — как угроза национальной безопасности. Журналист Дмитрий Козенко — о коллективном Победоносцеве.

Дмитрий КозенкоО России, по многим параметрам напоминающей сегодняшнюю нашу страну, Александр Блок.

В те годы дальние, глухие,
В сердцах царили сон и мгла:
Победоносцев над Россией
Простер совиные крыла.

Почти забытый ныне Константин Петрович Победоносцев был одним из самых реакционных политических деятелей той России, идеолог контрреформ, обер-прокурор Святейшего синода.

Из нынешних никто масштабов Победоносцева не достиг. Патрушев все время в тени, Мединский – мелковат и суетлив, Володин... А что Володин? Он больше по международной повестке.

Зато появляется и крепнет коллективный Победоносцев из множества больших и малых чином охранителей, добровольцев-доносчиков, цензоров на общественных началах. Об одном таком субъекте и расскажем. Член общественного совета при министерстве культуры Михаил Лермонтов заявил о намерении проверять репертуары театров на соответствие «Стратегии национальной безопасности России».

Об этом Лермонтове известно, что он не родственник великому поэту, но происходит из того же дворянского рода – по его словам. Надо полагать, что нынешний Лермонтов должен стыдиться своего полного тезки. Хотя бы за строки:

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Ну и за стихотворение «На смерть поэта» тоже должен стыдиться.

Интересное дело, у нынешней власти есть свой Толстой – Петр, доказывающий тезис, что на потомках гениев природа отдыхает. Теперь вот всплыл Лермонтов. Кто-то написал, что осталось еще найти Александра Пушкина и поручить ему искоренять крамолу в книгах. Поэтом может он не быть, ведь тот же Лермонтов-второй по профессии инженер по сварочному оборудованию.

Понятно, что нездоровая активность Лермонтова и напарника его по совету шансонье Дениса Майданова пробудилась после жалобы «Офицеров России» на спектакль «Первый хлеб» в театре «Современник». Вряд ли «офицеры были в театре, но это не помешало им услышать мат в одном из монологов, почувствовать неуважение к ветеранам и, конечно же, гей-пропаганду тоже углядели.

Тут же глава Следкома Александр Бастрыкин объявил, что следователи будут проверять спектакль. В самом деле, не с преступностью же им бороться.

Учуяв сигнал, Лермонтов объявил о желании проверить весь репертуар по лекалам «Стратегии национальной безопасности». Известный журналист Дмитрий Колезев так писал об этом документе: «Тут надо знать текст «Стратегии...», принятой в этом году. Там такое ощущение, что ее писал отставной майор, ныне преподающий ОБЖ в районной школе. В какой-то момент ты понимаешь, что не удивишься, если встретишь в тексте жидомасонов, мировое правительство, вышки 5G и Билла Гейтса.

В «Стратегии...», например, особо отмечена УГРОЗА ВЕСТЕРНИЗАЦИИ. Ребята, вы опоздали чуток. Это при Петре надо было бороться с этой угрозой. При Екатерине Второй. Михайло Ломоносова в Архангельск депортировать.

В России наука, этика, право, искусство, культура, даже экономика и политика (пусть с большими оговорками) уже более 300 лет – европейские. Даже Конституция, даже в нынешнем виде. Если кто-то в 2021 году решил бороться с вестернизацией, ему срочно нужно протрезветь и пойти учиться в школу».

Поясним, что вестернизация не имеет никакого отношения к вестернам – фильмам о бандитах, ковбоях и индейцах. Под этим словом – бери шире – понимается тлетворное влияние запада. Ну и начинать, конечно же, нужно с самых корешков. Возьмем, к примеру, Уильяма Шекспира. Мало найдется театров без пьес этого автора в репертуаре. Во-первых, Шекспир англичанин, что уже не очень хорошо. Во-вторых, о чем он пишет. Например, «Ромео и Джульетта». Секс несовершеннолетних – раз, добровольный уход их из жизни с описанием способа – два. Куда только Роскомнадзор смотрит.

Или пресловутый «Гамлет». Чего там только не намешано. Массовое применение отравляющих веществ – отцу Гамлета в ухо накапали настоя белены, сам Гамлет, а следом за ним король Клавдий гибнут от ударов отравленного клинка. «Отравленная сталь, лети по назначенью». Королева Гертруда умирает, выпив бокал вина с ядом. Гребенщиков даже песню по этому поводу написал, «Не пей вина, Гертруда», называется.

А как звали отца Офелии, помните? Полоний его звали – это что за намеки? И самое ужасное: сначала происходит свержение конституционного строя незаконным путем, ведь Клавдий был признан королем. Следом – иностранное вмешательство. Принц Фортинбрас, который всем распоряжается в финале – норвежский принц. Устанавливает в Датском королевстве свои норвежские порядки. Норвегия между тем – член НАТО.

Понятно, можно возразить, что всё это деянья старины глубокой. Но не все так считают. В саратовском театре драмы режиссер Марина Глуховская поставила «Гамлет» в очень даже современной манере. Все ходят в военной форме. Кроме Гамлета – тот в свитерке и джинсах – сущий хипстер. Но ведь от хипстеров – вся опасность.

Пока до «Гамлета» Лермонтов и компания не добрались. Больше того, казалось, что им дали укорот. Министр культуры Ольга Любимова рассказала, что общественный совет при Минкульте не обсуждал этот вопрос с ведомством.

«Не стоит приписывать ведомству идеи и суждения отдельных членов общественного совета. С нами эти предложения не обсуждались», – отметила Любимова.

Она подчеркнула, что по закону Министерство культуры не имеет права вмешиваться в творческую деятельность учреждений культуры. «Хочу напомнить, что цензура в нашей стране недопустима в соответствии с Конституцией».

Понятно, стало быть, анонсированный визит следователей в театр «Современник» – это никакая не цензура.

Но и Лермонтов-второй после слов министра не успокоился. Он рассказал, нет, не сайту «Сорок сороков» и не «Царьграду», а Би-Би-Си о своих планах. Перефразируя старинную поговорку: «Есть обычай на Руси – всё рассказать на Би-Би-Си».

«Мы задолго до (главы СКР) Бастрыкина – еще пять лет назад – начинали это и проводили процедуру в отношении фильма «Смерть Сталина» – общественный совет тогда изучил и направил в прокуратуру предостережение, что если министерство подпишет разрешение на показ фильма, то нарушит закон. И министерство не подписало.

Благодаря стратегии национальной безопасности у нас в руках появился инструментарий, а именно рекомендации, с помощью которых мы предполагаем предупреждать, что те или иные спектакли наносят угрозу национальной безопасности России. Вот и все.

У нас в общественном совете при Минкультуры очень серьезная компания, ведь это представители общества. Они как раз, и в первую очередь Денис Майданов, поднимал вопрос: когда мы, наконец, займемся вычищением информационного пространства на сценах, на публичных выступлениях. И вот мы этим уже занимаемся. Вчера с Денисом обменивались мнением, что это та задача, которая должна быть поставлена на уровень исполнения».

Культурного человека издалека видать, это же как музыка звучит – «задача, которая должна быть поставлена на уровень исполнения». Все-таки для страны было бы лучше, если бы Михаил Юрьевич не бросил сварочное дело. Еще один соратник Лермонтова-второго – эпатажный писатель Михаил Шахназаров (режиссеру Карену Шахназарову не родственник) написал в соцсетях: «Не зря работаю. «Общественный совет при Министерстве культуры РФ проведет слушания по репертуару театров на предмет национальной безопасности. Такое решение принято по следам резонансного спектакля «Первый хлеб» в Современнике с Лией Ахеджаковой».

За политиками и журналистами уже пришли. Театрам – приготовиться. Кто следующий? Писатели, скульпторы, художники, историки?