Фруктовое алкогольное. Чиновники думают, как приспособить к делу поправки к Закону о виноградарстве и виноделии

Оценить
Фруктовое алкогольное. Чиновники думают, как приспособить к делу поправки к Закону о виноградарстве и виноделии
Всегда у нас так: сначала принимают закон, потом некоторое время гордятся собой, потом начинают осознавать, что новый закон (поправки к старому) — сущая глупость. Тогда начинают думать, как выкрутиться из ситуации с наименьшим ущербом для себя.

Поправки в закон о виноградарстве и виноделии, принятые этим составом думы на последнем интеллектуальном издыхании, сначала вызвали у определенной части общества подобие восторга. Вот оно — настоящее импортозамещение! Так мы утерли нос французишкам и так далее. Напомним, речь идет о том, что шампанским, согласно этим поправкам, может называться только вино, произведенное вы России, а все остальные — это игристые вина.

К нашему удивлению, французские виноделы, производящие шампанское с начала восемнадцатого века, когда никакой Госдумы РФ не было и в помине, обиделись и пригрозили прекратить поставки своей продукции в Россию. Сначала российская сторона пыталась убедить французов, что они не так поняли закон, потом обозвали их действия шантажом. На самом деле обычным россиянам этот спор должен быть глубоко безразличен. Когда это на их столах красовались бутылки Вдовы Клико или Моэта  (это элитные сорта шампанского). Нас что-нибудь брянского розлива устроит.

Ирония судьбы в том, что элитные сорта шампанского запретили как раз те люди — чиновники и депутаты, которые и являются их главными потребителями. 

В итоге собрались в Минфине, долго думали и признали, что поправки в законодательство, которые запретили поставку в Россию игристых вин под брендом «шампанское», несут угрозу для рынка. По словам участников совещания, министр финансов Антон Силуанов лично занялся проблематикой импортных поставок вина. По итогам мероприятия пресс-служба Минфина сообщила, что ведомство «будет предпринимать усилия, которые позволят избежать перебоев с импортной винодельческой продукцией на территории России». Какие именно усилия будут предприниматься — неизвестно, но понятно, что речи об отмене пресловутой поправки не идет. Тем более что ее закон подписал сам Путин.

Оставив нерешенной шампанскую проблему, чиновники бросили свои силы на другой фланг алкогольного фронта. Там, как им видится, протестовать никто нее будет.  Министерство финансов по согласованию с Минсельхозом разъяснил ситуацию в связи с запретом наименования «фруктовое вино». Поправки в закон о виноградарстве и виноделии с 1 января 2022 года запрещают использовать слово «вино» и производные от него слова и словосочетания на этикетке и в наименовании алкогольных напитков, полученных брожением иного, чем виноград, плода.

Речь, в частности, идет о наименовании «фруктовое (плодовое) вино». Взамен него вводится наименование «плодовая алкогольная продукция».

Только это выстрел даже не в собственную ногу, как с шампанским, выстрел в пустоту.  Дело в том, что сегмент фруктовых алкогольных напитков крайне  узок. Да, есть сидр, в том числе и российский, но он проходит по разряду слабоалкогольных напитков. Собственно, фруктовых вин очень мало. Вот раньше — да их было — хоть залейся.

Прежде всего, было популярным яблочное вино — в просторечии шафран — по сорту яблок, из которых оно делалось. Было, как помнится, два сорта этого непритязательного напитка — сильно сладкий  —  более дорогой и с меньшим содержанием сахара, этот сорт был дешевле. Оба, естественно, крепленые. Кроме яблочных вин, продавался в магазинах еще один диковинный продукт, неизвестно из чего сделанный, именовавшийся официально плодово-ягодное вино, а неофициально — плодовоовощное или плодово-выгодное. Оно же за специфический фиолетовый цвет звалось чернилами. Вряд ли кого могли привлечь вкусовые качества этого напитка, но цена — меньше рубля  — была определенным преимуществом. 

Сейчас прошлого изобилия нет. Я проверил. В магазине самой популярной сети алкомаркетов  на полке с плодовыми винами стоять как бы испанская «Сангрия» и некое вино «Гранатовое». В популярном супермаркете в винном отделе вообще нет плодовых вин. Вот и получается — сначала депутаты, получающие немалую зарплату, принимают закон, непонятно на что направленный. Потом чиновники в исполнение этого закона проводят бессмысленные совещания, главным результатом которых становится изменение названия на этикетке винной бутылки.  Иначе как ИБД — имитация бурной деятельности, это назвать нельзя. И, заметим, за наш счет, за наши деньги.