Что оставил саратовцам после себя Олег Грищенко

Оценить
Что оставил саратовцам после себя Олег Грищенко
Связанные с экс-мэром скандальные истории не теряют актуальности даже спустя четыре года после его смерти

Политик ушел из жизни в ночь с 16 на 17 июня 2017 года после продолжительной болезни. Ему было 50. На тот момент он являлся депутатом Госдумы. Кресло саратовского градоначальника Грищенко занимал в 2005-2016 годах – без малого десяток лет.

Большинству саратовцев Олег Грищенко запомнился не своими управленческими успехами на благо Саратова, а как очень богатый человек, даже неприлично богатый для его положения. Будучи руководителем города с хроническим дефицитом бюджета (и регулярно жалуясь на этот дефицит, когда речь заходила о нерешенных проблемах) он, по сообщениям СМИ, успел обзавестись несколькими шикарными особняками и даже вертолетом.

Официально главным кормильцем в семье градоначальника была его супруга – Елена Грищенко. По итогам 2016 года она задекларировала доход в 182 миллиона рублей, что оказалось в 70 раз больше заработка мужа, благодаря чему заняла пятое место в рейтинге самых состоятельных жен российских чиновников и депутатов по версии Forbes.

Грищенко обвиняли в поддержке финансовых промышленных групп и поддержании законов, направленных  на ухудшении жизни горожан.  «Достаточно вспомнить повышение тарифов на проезд в городском электротранспорте, проведение тендера на городские автобусные маршруты в пользу перевозчиков, аффилированных с близкими спикеру финансово-промышленными группами», - говорил тогда еще замглавы политсовета «Единой России» Николай Панков».  И отмечал, что при поддержке спикера были совершены «сомнительные сделки с землей».

Одним из главных активов неформальной «бизнес-империи», связываемой журналистами с Олегом Грищенко, считается «Саратовское предприятие городских электрических сетей». СМИ не один год писали о том, что энергетики, зарабатывая миллиарды, за «копейки» арендуют объекты электросетевой инфраструктуры, находящиеся в муниципальной собственности, и которые могли бы приносить бюджету областного центра гораздо более существенный доход.

Появление Грищенко в кресло градоначальника в 2005 году ознаменовалось снижением установленной для «СПГЭС» арендной платы в четыре раза – со 103 до 24 миллионов рублей в год, после чего она повышалась чисто символически.

После смерти Олега Грищенко можно было ожидать, что сложившаяся ситуация вскоре изменится. Однако этого не произошло: в 2017 году арендная плата «СПГЭС» выросла с 34 до 36,5 миллиона рублей, после чего оставалась неизменной вплоть до прошлого года.

Для понимания масштабов: выручка предприятия в 2018 году достигала 3,7 миллиарда рублей, то есть платежи за арендуемую у города инфраструктуру составили менее процента от её размера. В 2020 году выручка компании снизилась до 3,4 миллиарда рублей, чистая прибыль составила 14 миллионов рублей. Кстати, максимальная прибыль за последние десять лет у ЗАО «СПГЭС» была в 2014 году – 203 миллиона рублей, в то время как выручка находилась на далеком от рекордов уровне в 2,8 миллиарда рублей.

При этом следует иметь в виду, что ЗАО «СПГЭС» является лишь посредником, закупая по оптовым ценам электроэнергию у МРСК Волги (и не оплачивая её вовремя). Сбытом электричества занимается другое «СПГЭС» - только уже на ЗАО, а ООО, и именно ООО «СПГЭС» снимает «сливки», перепродавая энергию конечным потребителям значительно дороже.

И только в конце октября прошлого года стало известно, что мэрия планирует поменять принцип расчета арендной платы с целью её увеличения.

«Мы предлагаем при установлении депутатами [городской думы] размера арендной платы применять специальную методику, максимально приближенную к рыночной оценке и исключающую какой-либо субъективный подход», - заявила тогда председатель городского комитета по управлению имуществом Светлана Чеконова.

Этому предшествовало известие о возбуждении уголовного дела о мошенничестве «неустановленных лиц» из числа руководства ЗАО «СПГЭС». Неизвестные злоумышленники, по версии регионального УФСБ, сфальсифицировали документы и ввели в заблуждение чиновников администрации Саратова, в результате чего стороны заключили договор купли-продажи, в соответствии с которым предприятие получило в собственность объекты недвижимости площадью более двух тысяч квадратных метров.

Кроме того, прокуратура обнаружила у ЗАО «СПГЭС» бенефициара в офшоре на Британских Виргинских Островах (Drenfield Holding LTD), куда могла выводиться часть прибыли компании – вместо того, чтобы пойти на погашение долгов перед поставщиком электроэнергии. В связи с этим было возбуждено уголовное дело по статье о причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения.

Вскоре после анонса предстоящего исключения «какого-либо субъективного подхода», арендные платежи «СПГЭС» выросли в два раза – на текущий год они установлены в размере 57,4 миллиона рублей (с учетом НДС – 68,8 миллиона).

«Я считаю, что к «СПГЭС» должна быть применена та же ставка аренды муниципального имущества, что и к остальным арендаторам — на уровне 2,5 тысячи рублей за один квадратный метр муниципальной собственности. Если умножить на площадь [арендуемых] подстанций, получится 117 миллионов рублей. Как мне кажется, эта сумма вполне посильна для ЗАО, делающего ежегодно многомиллиардную выручку», - говорил депутат городской думы Олег Комаров.

В этом случае, звучали опасения, энергетики переложат бремя возросшей аренды на простых саратовцев через повышение тарифов. Они, впрочем, уверенно растут и так: за 2017-2020 годы, когда аренда не индексировалась даже на уровень инфляции, стоимость 1 кВт*ч для жителей квартир с газовыми плитами увеличилась на 15% (с 3 рублей 19 копеек до 3 рублей 68 копеек). В нынешнем году стоимость киловатта выросла еще на 4%, до 3 рублей 83 копеек.

У городской администрации до сих пор нет полного представления о том, что же именно она сдает «СПГЭС» в аренду.  Как пишет издание «Бизнес-вектор», в нарушение требований законодательства в Сводном реестре муниципальной казны и в Реестре муниципальной собственности МО «Город Саратов» не оказалось данных об имуществе, переданном городским КУИ в аренду ЗАО «СПГЭС» еще в марте 2002 года. Речь идет в общей сложности более чем о 14,6 тысячи объектов, среди которых 1,3 тысячи объектов недвижимости.

Прокуратура областного центра в середине марта текущего года направила в адрес нынешнего главы Саратова Михаила Исаева представление о необходимости проведения инвентаризации. Если точнее, оценка переданного «СПГЭС» имущества началась задолго до упомянутого выше прокурорского представления, однако по состоянию на октябрь 2020 года процесс был завершен только на 60%. На инвентаризацию оставшихся 40% объектов, говорила тогда Светлана Чеконова, было необходимо 30 миллионов рублей. «Правда, и этот процент, и эта сумма фигурируют в отчетах мэрии не первый год», - отмечают журналисты.

Пресс-секретарь Михаила Исаева Татьяна Плющева сообщила нашему изданию, что инвентаризация будет завершена до конца года, соответствующий контракт заключен на срок до 29 декабря.

Между тем, полагают в прокуратуре, «СПГЭС» не имело право использовать не прошедшее инвентаризацию имущество для целей тарифного регулирования. Возможно, что уже почти 20 лет для саратовцев устанавливаются незаконные тарифы на электроэнергию?

Еще одна громкая история, связанная с экс-мэром громкая, актуальна до сих пор – аренда за счет бюджета здания, которое занимала городская клиническая больница №12, недавно объединенная с областным кардиологическим диспансером.

Здание больницы в советские годы являлось поликлиникой шарикоподшипникового завода, с которого, как известно, и начался взлет Олега Грищенко. В 90-е годы оно было приватизировано, как и другое имущество предприятия, хотя законодательством это не предусматривалось (поликлиника должна была быть передана городу).

Здание медучреждения оказалось в руках ООО «Парацельс», одним из учредителей которого значилась супруга тогдашнего градоначальника, и которому возглавляемый им город (тогда больница еще была муниципальным, а не государственным учреждением здравоохранения) ежегодно платил десятки миллионов рублей.

Когда сложившаяся ситуация стала достоянием общественности, ООО «Парацельс» распалось на пять новых юридических лиц, однако суть схемы осталась неизменной. В 2014 году, писало ИА «ЖКХ-64», с тремя из этих свежеобразованных фирм больница заключила договоры аренды на общую сумму более 55 миллионов рублей.

Фирмы-преемницы «Парацельса» получили десятки миллионов рублей в качестве арендных платежей за больницу и в прошлом году, выяснил «Бизнес-вектор». Разве что раскошеливаться теперь приходится не городской, а областной казне.