После капитального ремонта за 21 миллион рублей жилой дом может стать аварийным

Оценить
После капитального ремонта за 21 миллион рублей жилой дом может стать аварийным
С карниза дома №4 по улице Вишневой свисают клочки полиэтилена. Пленку над пятиэтажкой натянули на время дождей. Крышу здания разобрали в феврале, когда здесь начался капитальный ремонт.

На реконструкцию фасада и замену кровли областной фонд капремонта выделил 21 миллион рублей. До начала работ жильцы не жаловались на состояние здания. Но теперь дом, промоченный дождями до третьего этажа, рискует стать аварийным. 

«Это удар! Руки опускаются»

На дом, в реконструкцию которого только что вложили два десятка миллионов, общежитие на Вишневой не похоже. Под окнами, на месте скверика и автостоянки,–черная грязь, кучи красного керамзита, ржавые железки, пустые контейнеры для строительного мусора. Половина здания – в лесах. Под свежей штукатуркой темнеют пятна сырости. На второй, неоштукатуренной, половине дома хорошо заметно, что потеки тянутся от крыши до третьего этажа. 

Фото Матвей Фляжников

Ни одного рабочего не видно. «Раз в две недели появляются какие-то мужички. Иногда делают что-то, иногда пиво пьют», – рассказывают жильцы.

«С четверга, когда начались дожди, я сплю сидя», –рассказывает Мария, живущая на четвертом этаже. В комнате не осталось сухого места, чтобы разложить диван, по стенам струится вода. «Я специально считала: за час набирается пять-шесть ведер. Звонила в Ленинскую администрацию. Пришли двое мужчин, пофотографировали. Я их спрашиваю: по прогнозу обещают дождь за дождем, как нам быть?! Они молчат».

На двери комнаты Марии–узорчатая наклейка с надписью «Царские хоромы». Женщина купила жилье на материнский капитал и сбережения. Еще 60 тысяч рублей ушло на мебель–кухонный гарнитур, шкаф, детский диван. Мария работает в управлении соцзащиты, одна растит двоих детей. Дочка учится в колледже, сын ходит в детский сад. 

Фото Матвей Фляжников

«Я целый год во всем себе отказывала, чтобы обеспечить детям уют, пусть даже в коммуналке. А теперь – просто всё,–Мария рубит ладонью воздух. – Перегородка между комнатой и кухней сделана из ДВП, ее придется выбросить. Деревянные полы–менять, штукатурку со стен – снимать. Это очень дорого, а ведь мне еще придется брать отпуск за свой счет – намокла проводка, я боюсь оставлять жилье без присмотра. Это удар! Руки опускаются».

«С нами так поступают, потому что мы живем в коммуналке? Разве в общежитиях живут не люди?» – спрашивают соседки. В доме на Вишневой живут, в основном, семьи с детьми (которые теперь по Конституции «являются важнейшим приоритетом государственной политики»). «У нас нет алкоголиков и наркоманов. В здании тепло, чисто, мы сами убираемся в коридорах и подъездах», – рассказывают женщины. 

Фото Матвей Фляжников

В доме год не было управляющей компании. В 2020-м здание взяла УК «Сириус». Теперь объект снова остался ничейным. Жильцы привыкли сами справляться с коммунальными проблемами. В прошлом году скинулись и за 17,5 тысячи рублей поставили домофон (правда, теперь он не работает: строители, присланные делать капремонт, постоянно оставляли дверь открытой, и неизвестные украли доводчик). Нынешним летом жители планировали покрасить в подъезде стены.

Теперь в подъездах не до эстетики. С последнего дождя прошло два дня, но на ступеньках до сих пор мокро, сильно пахнет сыростью. «Мы уже лужи не вытираем. Нет смысла. Когда дождь на улице, в доме тоже дождь», – вздыхают женщины. 

«Дальше будет хуже»

Собеседницы говорят, что серьезных проблем с крышей раньше не было. «Года три назад появились пятна на потолке в общей кухне. Мы скинулись, купили рубероид, мужья сами залезли на крышу и настелили. Больше протечек не было», – рассказывает жительница пятого этажа Мария.

В феврале неожиданно для жильцов в общежитии начался капремонт фасада. Строители разобрали часть крыши. «Во время демонтажа не было ограждений у подъездов. На углу в машине сидел их дежурный. Увидев пешехода, он бибикал, и ребята на крыше прекращали кидать вниз обломки», – вспоминает жительница дома Анна. 

Фото Матвей Фляжников

«Когда на крышу засыпали керамзит, целую кучу вывалили мне на балкон. Помяли сушилку, испачкали белье. Меня чудом не задело», – рассказывает Мария.

По словам жильцов, кирпичи в верхней части стен клали в сильный мороз, а железобетонные плиты балконов ремонтировали во время снегопада.

В марте, когда начал таять снег, с потолка потекло. «Представитель районной администрации сказал: да, сыровато у вас. И предупредил, что дальше будет хуже: крышу разберут полностью», – говорит Мария.

И хуже, действительно, стало. «В прошлое воскресенье часа в четыре утра вся штукатурка рухнула с потолочного перекрытия в натяжной потолок. Вся семья перепугалась, звук был страшный, как выстрел, – рассказывает Мария с пятого этажа. –  Муж сделал дырочку в потолке, мы час сливали воду». 

Фото Матвей Фляжников

Обои в комнате отделяются от стен, входная дверь разбухла. «Я работаю продавцом, я сама покупала эту комнату, государство мне ничем не помогало. Прожили здесь пять лет. У меня был неплохой ремонт. А теперь я живу в сарае. Еще и тараканы откуда-то появились! Никогда их здесь не было, а сейчас шкаф страшно открыть–кишат!» – говорит собеседница.

Светлана, живущая на четвертом этаже, постелила на пол ковер, чтобы он впитывал воду, льющуюся с потолка. Ковер промок насквозь. Над дверью и над окном в комнате появились черные пятна плесени.

«Утром я одеваюсь на работу, беру из шкафа куртку – а она мокрая!» – рассказывает Анна с четвертого этажа. Анна работает в детском саду. Комнату в общежитии они с мужем купили семь лет назад. «Поставили дверь за 11 тысяч, окно за 10 000, выровняли потолок и стены. Думали, поживем здесь временно, соберемся с силами на квартиру. Но потом взяли авто в кредит и задержались», – смеется она.

За 17-метровую комнату хозяева платят в самые холодные месяцы по 5 тысяч рублей. В здании нет индивидуальных счетчиков, общее потребление делят на всех. Жильцы подозревают, что платят еще и за соседний магазин. 

Фото Матвей Фляжников

 

«Приносим извинения за неудобства»

На двери подъезда висит желтое объявление с крупным шрифтом: «Уведомляем вас, что в вашем доме в настоящий момент производится капитальный ремонт крыши!!! Приносим извинения за неудобства». Рядом смело указан телефон ответственного за объект–главного инженера ООО «Барко Строй» Владислава Коннова.

«Погодные условия всегда мешают строителям»,–говорит Владислав Николаевич. Рассказывает, что работы задержались из-за неточностей в проекте. Но теперь уже оплачен бетон, и после дождей, ожидающихся в ближайшие дни, фирма сделает на крыше стяжку. «Потом пройдем по квартирам и будем урегулировать с жильцами. Кому-то компенсируем ущерб, кому-то отремонтируем», – обещает главный инженер. О том, что делать жильцам во время предстоящих дождей, Коннов не говорит. 

Фото Матвей Фляжников

Как указано на сайте госзакупок, на ремонт общежития заключено два контракта. В январе администрация Ленинского района подписала договор с ООО «Каркас» об усилении конструкций и капитальном ремонте фасада здания. Работы должны были завершиться 31 марта. Оплатить их обязался областной фонд капитального ремонта. Укрепление конструкций оценили в 12,7 миллиона рублей, ремонт фасада – в 4,4 миллиона.

Заместитель генерального директора фонда Юлия Вихляева пояснила «Свободным», что в феврале часть крыши разобрал именно «Каркас», чтобы переложить карниз. «Тогда были протечки, но, поскольку заказчиком выступала районная администрация, мы не знаем, как решился этот вопрос», – отмечает Юлия Анатольевна.

Полностью крышу сняли в мае силами ООО «Барко». Судя по сайту госзакупок, контракт на замену мягкой кровли подписали еще в июне 2020 года, закончить работы должны были в декабре. Фонд обязался заплатить 4 миллиона рублей. 

Фото Матвей Фляжников

Примечательно, что в 2020 году «Барко» получило вдвое больше госконтрактов, чем в 2019-м (34 договора против 15), и они оказались гораздо дороже (на 115,6 миллиона рублей против 19,6 миллиона). Основным заказчиком выступил фонд капремонта. Как указано на сайте госзакупок, в прошлом году было исполнено всего девять договоров. В 2021 году, судя по размещенной на портале информации, фирма новых тендеров не выигрывала.

Напомним, что фонд капремонта задолжал подрядчикам за уже выполненные работы 586 миллионов рублей. Как заявляла на депутатских слушаниях в облдуме генеральный директор фонда Вера Прохорова, «на котловом счете денежных средств не имеется». Весной фонд несколько раз пытался взять кредит на покрытие кассового разрыва, но ни один банк денег не дал.

 

Фото Матвей Фляжников

 

Заместитель гендиректора фонда Юлия Вихляева сказала «Свободным», что подрядчик «Барко» «будет стараться закончить работы на Вишневой в ближайшее время». «Подрядчики разные. Кто-то закупает специальные тенты для защиты объекта от неблагоприятных погодных условий. В нашей конкурсной документации такие затраты не предусмотрены», – пояснила Юлия Анатольевна.

По договору именно подрядчик должен «за свой счет и в разумные сроки» возместить ущерб объекту и имуществу жильцов. «Подрядная организация и жители сами договорятся о суммах в досудебном порядке. Если же сумма кого-то не устроит, собственники имеют право обращаться в суд, – сказала Вихляева. – Фонд в таком случае может быть привлечен к рассмотрению дела в качестве заинтересованного лица».