Орехъ о самоликвидации «Открытой России»: Судам некого признавать экстремистами, агентами и лишать избирательных прав

Оценить

Обозреватель «Эха Москвы» Антон Орехъ считает, что «Открытая Россия» (признана на территории России нежелательной организацией) сыграла на опережение, поняв, что «люди важнее идеи». Об этом он сегодня, 27 мая, написал в своем блоге на сайте радиостанции.

Автор подчеркнул, что решением ликвидировать организацию, руководство лишило возможности суды признавать членов и руководство «Открытой» экстремистами и агентами, также как и лишать их избирательных прав задним числом.

«Собирать миллионами штрафы и сажать вплоть до уголовки – тоже некого. Хотя, не факт, конечно. Взгляды не спрячешь, мысли никуда не денешь. Активисты останутся на виду и власти будут искать поводы, чтобы таких людей ловить, вешать клеймо и наказывать. А являются они формально членами каких-то структур или нет – не важно. В конце концов, мы же помним главный лозунг эпохи: был бы человек, а статья для него найдется. И уж если начали придавать обратную силу законам, то, что помешает лишить прав людей, которые состояли, помогали или сочувствовали даже не существующей организации?» - пишет Орехъ.

Он считает, что для власти теперь все оппозиционеры превратились в «фашистов», за исключением «клоунов на зарплате вроде Зюганова или Миронова». Однако обществу от таких целей лучше не становится, несмотря на то, что на место ликвидированной организации придет другая.

«Мы живем хреново! Все последние годы – все бездарнее и беднее. Отстаем от остального мира во всём, в чем можно отстать, кроме избыточной смертности. Потому что жизнь организована глупо. Самая обычная жизнь – которая вроде бы без политики. Медицина, образование, бизнес – да что угодно! Всё это не может и не будет развиваться, если власть не услышит критики, если некому будет слово поперёк ей сказать, а все будут только как зайцы галочки ставить на праймериз и фигаймериз. Бесконтрольность не даст ничего, кроме воровства и коррупции. Когда общее достояние будет восприниматься как личное имущество, а граждане – как прислуга, которая мешается под ногами», - считает обозреватель.