С восьми утра до часа ночи. Саратовские учителя рассказали, что из-за дистанта они работают намного больше за те же деньги

Оценить
С восьми утра до часа ночи. Саратовские учителя рассказали, что из-за дистанта они работают намного больше за те же деньги
Корреспондент ИА «Свободные новости» на условиях анонимности поговорил с несколькими педагогами об их работе в условиях пандемии. Они признались, что гораздо реже испытывают удовлетворение от своей работы

Гораздо больше работы за те же деньги – вот так вкратце можно описать «формулу дистанта» для саратовских педагогов. Корреспондент ИА «Свободные новости» на условиях анонимности поговорил с несколькими педагогами об их работе в условиях пандемии. Все собеседники корреспондента – а они работают в разных школах и вузах Саратова и Энгельса - рассказали, что заработная плата у них осталась прежней, но почти все отметили, что работать они стали в среднем на 50% больше. А есть еще и моральное удовлетворение - ощущение, что твоя работа выполнена хорошо. Это чувство учителя испытывают все реже.

 

«Мы работаем с восьми и прерываемся только на «поесть-поспать»

Самый большой удар, судя по всему, пришелся на учителей по основным предметам, по которым сдают обязательные тесты Единого госэкзамена. Учительница русского языка и литературы Мария подробно рассказала, как устроен ее рабочий процесс на дистанте и почему из-за высоких технологий работа колоссально усложнилась.

- Естественно, трудозатраты несравнимо выше, - признается она. - У нас есть норма по выставлении семи оценок за урок. Соответственно, независимо от того, проводится урок онлайн или нет, мы должны оценить семь человек из класса. Если раньше мы могли проверять детей во время урока и ставить оценки, теперь это превращается в письменные отчеты. На онлайн-уроке удается спросить от силы одного-двух. Как правило, все время уходит на объяснение и на методические вопросы – кто зашел, кто вылетел, кто присутствовал, кто не присутствовал. У меня как у учителя шесть уроков в день. Семь учеников на каждом уроке я должна спросить – итого 42 работы в день. Это помимо домашней. Почта забита работами от учеников. 40 работ в день я обычно проверяю, но если есть еще, они копятся. Есть сочинения, которые никто не отменял. Ученики, как правило, присылают фотографии работ. Фотографии не все качественные, не все четкие. Приближаем, читаем – это нагрузка на глаза и дополнительное время. Чтобы исправить ошибку, нужно как-то выделить ее в графическом редакторе, что тоже требует гораздо больше времени, чем исправление ручкой в тетради.

В результате

- Мы работаем с восьми и прерываемся только на «поесть-поспать» и какие-то домашние дела. С восьми до двенадцати ночи, до часу иногда бывает, сижу, проверяю. До двух, до трех. Объем работы колоссальный, мы не справляемся, - приходит к выводу Мария.

 

«Есть ощущение бессмысленности»

Оскар, учитель географии сообщил, что на зарплате переход на дистант не отразился, но количество часов на работу увеличилось:

- На очной форме нужно отвести свои часов 6-7, плюс-минус, да и все. А на дистанционной форме - отвести свои часы и еще часа 2-3 домашние работы проверять.

Но он обратил внимание на другие минусы дистанта.

- Учителям старшего поколения поначалу сложно было привыкнуть к дистанционному обучению, так как знаний в компьютерах и компьютерных программах у них практически нет. Да и на зрение нагрузка большая, - рассказывает учитель. - За себя скажу, что мне оно проблем не доставляет. Возможно, это еще и потому, что по моему предмету нет такого объема домашних работ, как по русскому или математике. Но хуже всего, что есть ощущение бессмысленности данного процесса. У трети детей нет возможности выйти в зум, у половины нет камер или не работают микрофоны (скорее всего, просто делают вид). Делать опросы тоже практически бесполезно из-за отсутствия камер у большинства. То есть, действительно работает на уроке процентов 10-15 от всего класса.

С такими же проблемами столкнулась вузовская преподавательница О.

- Работы стало больше, потому что даже работы студентов я проверяю с помощью компьютера и трачу больше времени. Готовлю очень много сопровождения для каждого занятия. А раньше - мел в руки и пошла к доске. И всё могу. Вести занятия в зуме приемлемо, но обратную связь организовать сложнее. И нет реальных лекций, на которых я со студентами организовывала диалог. Дистанционные лекции они, возможно, даже и не слушают. В общем, всё то, что делало работу преподавателя классной, теперь изменилось, - сообщила она.

Тратить на работу теперь приходится не меньше одиннадцати часов в сутки.

- Был рабочий день семь часов, теперь часа на четыре он точно увеличился, иногда и больше выходит... Но у нас и раньше продолжительность рабочего дня всегда считалась штукой довольно условной. В сторону расширения.

Намного труднее вести дистанционные занятия, если речь идет об изучении иностранных языков. Педагог центра дополнительного образования Анастасия преподает английский язык, и иногда она просто не может оценить, поняли ученики материал или нет. 

- Контакт с ребёнком меньше, и обратная связь очень большая проблема. В смысле, я не всегда понимаю, усвоен ли материал, не могу проверить, написали или нет. Можно попросить листок к камере поднести, но это долго, а печатают дети все дико медленно, - отмечает педагог. 

 

«Зато утром можно на час дольше поспать»

Какие-то плюсы в новой системе нашла другая собеседница издания из числа университетских преподавателей, Мария. В начале года переход на удаленку породил хаос, но затем появились единые стандарты работы, и процесс нормализовался.

- Когда в марте нас спешно разогнали на дистант, единой системы какой-то еще не было, поэтому остаток того семестра каждый выкручивался как мог, и тогда работы реально было больше. Вообще границы рабочего-нерабочего времени размазались. Связь по зуму и гуглмиту не все сразу освоили. Лично мне на тот момент напряжно было этим заниматься из-за техники, как раз в это время начал постепенно умирать стационарный комп. Ответы студентов слушала каждого индивидуально по почте, контакту и всем мессенджерам, кто во что горазд. С заочниками, когда их на прерванную сессию вернули, работала в нашей университетской системе Ипсилон. В общем, проверка всего присланного сжирала все время. А как этот учебный год начался, сказано было однозначно: дистанционная работа только онлайн, только в гуглмите, точно по расписанию. Деваться было уже некуда, пришлось освоить, так что теперь очное расписание имитируется полностью, занятия голосом ведутся, стало практически все так же, как обычно было. Так что утром можно на час дольше поспать. Но сидение и смотрение в монитор, понятное дело, для здоровья тоже не полезно, - говорит Мария.

120818806_3187160058078111_6606070878802702467_n
Аркадий Бирбраер
заместитель директора ЧОУ ЛИЕН по проектно-исследовательской работе и инновациям:

- Первое, что нужно сказать – давайте не поддаваться паническим настроениям, что кто-то хочет отменить в стране бесплатное школьное образование, заменив его дистанционным, что это навсегда и т.д. Ситуация с эпидемией неординарная, а меры вынужденные, поэтому остается принять их как данность и постараться понять, как обратить этот опыт в пользу.

Одна из острых проблем, с которыми мы сталкиваемся в вынужденном дистанте, заключается в том, что на уроках в школе учащиеся находятся примерно в одинаковых условиях, а при работе онлайн возникает масса сложностей из-за оборудования или качества связи. Возможно, имеет смысл говорить о том, что условный планшет (или ноутбук) должен стать таким же неотъемлемым инструментом учебного процесса, как учебник и тетрадь – и в таком случае на государственном уровне озаботиться доступностью оборудования для всех детей. Можно, например, выдавать целевые субсидии на приобретение оборудования семьям, находящимся в сложном материальном положении.

По поводу перегрузок учителей. Если учитель ведет 6-7 уроков в день, то это получается 30-35 часов в неделю только аудиторной нагрузки (1 день в неделю должен выделяться как методический, 1 день выходной). При этом существует норматив, согласно которому общая продолжительность рабочего времени для педагогов должна составлять не более 36 часов в неделю, из них непосредственно урочная нагрузка составляет 18 часов на одну ставку - остальное время (до суммарных 36 часов), по идее, выделяется на «другую педагогическую работу» (подготовка к урокам, проверка и оценка письменных работы, изучение методических материалов и т.д.). Если считать, что на остальные задачи требуется примерно такое же количество времени, как на проведение уроков, то при аудиторной нагрузке 1,5-2 ставки получается существенная переработка - а в дистанте все вышеописанное накладывается на его специфические особенности, которые требуют от учителя дополнительных усилий. Решение проблемы дефицита кадров это стратегическая задача, решить ее быстро невозможно, следовательно, надо искать какие-то тактические решения – ограничивать непрофильную нагрузку педагогов, сокращать продолжительность уроков (этого требует и СанПиН), уменьшать количество проверочных работ, снижать требования к объему изучаемого материала.

Выполнение требований и норм образовательной бюрократии является отдельной заботой для учителей. Например, озвученная информация про 7 оценок за урок – откуда она вообще берется? Это есть в нормативных документах, или это кто-то когда-то придумал, что так правильно, и оно передается из поколения в поколение? В соответствии с законом «Об образовании в РФ», образовательные организации самостоятельны в вопросах ведения деятельности, и могут, в частности, принимать решения о системе оценивания и порядке промежуточной аттестации – значит, можно на уровне школы отрегулировать этот вопрос.

В целом нужно понимать, что дистант, разумеется, не заменит собой очное школьное образование, но в данных условиях он помогает не терять связь со школой и дает возможность детям оставаться в процессе обучения. И здесь мы сталкиваемся уже не с организационными вопросами, а с ценностными, если хотите. Есть такое хорошее выражение – образование невозможно дать, но его можно получить. Если относиться к учебе с потребительской точки зрения – мол, давайте, передавайте мне ваши знания, а я тут посижу в телефоне, позанимаюсь своими делами – то такое отношение не приведет к результату и в обычном очном формате. Образование – это в первую очередь процесс деятельности ученика, который прикладывает усилия для решения поставленных перед ним учебных задач. Школа и учителя всего лишь создают некие рамки и условия, в которых такой процесс становится более эффективным.

P.S Пока готовилась статья, председатель правительства области Роман Бусаргин принял решение, что с 9 декабря саратовские школьники снова учатся очно и оффлайн. Мы не знаем, долго ли продержится очная форма в этот раз, но надеемся, что в случае возвращения дистанта в министерстве образования учтут жалобы педагогов.